Осип МандельштамЗвезда с звездой — могучий стык (Грифельная ода)

Осип Мандельштам [mandelshtam]

Звезда с звездой — могучий стык,
Кремнистый путь из старой песни,
Кремня и воздуха язык,
4 Кремень с водой, с подковой перстень.
На мягком сланце облаков
Молочный грифельный рисунок —
Не ученичество миров,
8 А бред овечьих полусонок.

Мы стоя спим в густой ночи
Под теплой шапкою овечьей.
Обратно в крепь родник журчит
12 Цепочкой, пеночкой и речью.
Здесь пишет страх, здесь пишет сдвиг
Свинцовой палочкой молочной,
Здесь созревает черновик
16 Учеников воды проточной.

Крутые козьи города,
Кремней могучее слоенье;
И все-таки еще гряда —
20 Овечьи церкви и селенья!
Им проповедует отвес,
Вода их учит, точит время,
И воздуха прозрачный лес
24 Уже давно пресыщен всеми.

Как мертвый шершень возле сот,
День пестрый выметен с позором.
И ночь-коршунница несет
28 Горящий мел и грифель кормит.
С иконоборческой доски
Стереть дневные впечатленья
И, как птенца, стряхнуть с руки
32 Уже прозрачные виденья!

Плод нарывал. Зрел виноград.
День бушевал, как день бушует.
И в бабки нежная игра,
36 И в полдень злых овчарок шубы.
Как мусор с ледяных высот —
Изнанка образов зеленых —
Вода голодная течет,
40 Крутясь, играя, как звереныш.

И как паук ползет ко мне —
Где каждый стык луной обрызган,
На изумленной крутизне
44 Я слышу грифельные визги.
Ломаю ночь, горящий мел,
Для твердой записи мгновенной.
Меняю шум на пенье стрел,
48 Меняю строй на стрепет гневный.

Кто я? Не каменщик прямой,
Не кровельщик, не корабельщик, —
Двурушник я, с двойной душой,
52 Я ночи друг, я дня застрельщик.
Блажен, кто называл кремень
Учеником воды проточной.
Блажен, кто завязал ремень
56 Подошве гор на твердой почве.

И я теперь учу дневник
Царапин грифельного лета,
Кремня и воздуха язык,
60 С прослойкой тьмы, с прослойкой света;
И я хочу вложить персты
В кремнистый путь из старой песни,
Как в язву, заключая в стык —
64 Кремень с водой, с подковой перстень.

Другие анализы стихотворений Осипа Мандельштама

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

воздух ночь деть вода блаженный бушевать кремень грифельный овечий стык

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

1 794

Количество символов без пробелов

1 500

Количество слов

279

Количество уникальных слов

181

Количество значимых слов

116

Количество стоп-слов

81

Количество строк

64

Количество строф

8

Водность

58,4 %

Классическая тошнота

2,45

Академическая тошнота

7,1 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

кремень

6

2,15 %

вода

4

1,43 %

воздух

3

1,08 %

грифельный

3

1,08 %

деть

3

1,08 %

ночь

3

1,08 %

овечий

3

1,08 %

стык

3

1,08 %

блаженный

2

0,72 %

бушевать

2

0,72 %

воды

2

0,72 %

гореть

2

0,72 %

звезда

2

0,72 %

иза

2

0,72 %

кремнистый

2

0,72 %

менять

2

0,72 %

мести

2

0,72 %

могучий

2

0,72 %

перстень

2

0,72 %

песня

2

0,72 %

писать

2

0,72 %

подкова

2

0,72 %

прозрачный

2

0,72 %

прослойка

2

0,72 %

проточный

2

0,72 %

путь

2

0,72 %

старый

2

0,72 %

твердый

2

0,72 %

ученик

2

0,72 %

учить

2

0,72 %

язык

2

0,72 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Zvezda s zvezdoy — moguchy styk

Osip Mandelshtam

Grifelnaya oda

Zvezda s zvezdoy — moguchy styk,
Kremnisty put iz staroy pesni,
Kremnya i vozdukha yazyk,
Kremen s vodoy, s podkovoy persten.
Na myagkom slantse oblakov
Molochny grifelny risunok —
Ne uchenichestvo mirov,
A bred ovechyikh polusonok.

My stoya spim v gustoy nochi
Pod teploy shapkoyu ovechyey.
Obratno v krep rodnik zhurchit
Tsepochkoy, penochkoy i rechyu.
Zdes pishet strakh, zdes pishet sdvig
Svintsovoy palochkoy molochnoy,
Zdes sozrevayet chernovik
Uchenikov vody protochnoy.

Krutye kozyi goroda,
Kremney mogucheye sloyenye;
I vse-taki yeshche gryada —
Ovechyi tserkvi i selenya!
Im propoveduyet otves,
Voda ikh uchit, tochit vremya,
I vozdukha prozrachny les
Uzhe davno presyshchen vsemi.

Kak mertvy shershen vozle sot,
Den pestry vymeten s pozorom.
I noch-korshunnitsa neset
Goryashchy mel i grifel kormit.
S ikonoborcheskoy doski
Steret dnevnye vpechatlenya
I, kak ptentsa, stryakhnut s ruki
Uzhe prozrachnye videnya!

Plod naryval. Zrel vinograd.
Den busheval, kak den bushuyet.
I v babki nezhnaya igra,
I v polden zlykh ovcharok shuby.
Kak musor s ledyanykh vysot —
Iznanka obrazov zelenykh —
Voda golodnaya techet,
Krutyas, igraya, kak zverenysh.

I kak pauk polzet ko mne —
Gde kazhdy styk lunoy obryzgan,
Na izumlennoy krutizne
Ya slyshu grifelnye vizgi.
Lomayu noch, goryashchy mel,
Dlya tverdoy zapisi mgnovennoy.
Menyayu shum na penye strel,
Menyayu stroy na strepet gnevny.

Kto ya? Ne kamenshchik pryamoy,
Ne krovelshchik, ne korabelshchik, —
Dvurushnik ya, s dvoynoy dushoy,
Ya nochi drug, ya dnya zastrelshchik.
Blazhen, kto nazyval kremen
Uchenikom vody protochnoy.
Blazhen, kto zavyazal remen
Podoshve gor na tverdoy pochve.

I ya teper uchu dnevnik
Tsarapin grifelnogo leta,
Kremnya i vozdukha yazyk,
S prosloykoy tmy, s prosloykoy sveta;
I ya khochu vlozhit persty
V kremnisty put iz staroy pesni,
Kak v yazvu, zaklyuchaya v styk —
Kremen s vodoy, s podkovoy persten.

Pdtplf c pdtpljq — vjuexbq cnsr

Jcbg Vfyltkminfv

Uhbatkmyfz jlf

Pdtplf c pdtpljq — vjuexbq cnsr,
Rhtvybcnsq genm bp cnfhjq gtcyb,
Rhtvyz b djple[f zpsr,
Rhtvtym c djljq, c gjlrjdjq gthcntym/
Yf vzurjv ckfywt j,kfrjd
Vjkjxysq uhbatkmysq hbceyjr —
Yt extybxtcndj vbhjd,
F ,htl jdtxmb[ gjkecjyjr/

Vs cnjz cgbv d uecnjq yjxb
Gjl ntgkjq ifgrj/ jdtxmtq/
J,hfnyj d rhtgm hjlybr ;ehxbn
Wtgjxrjq, gtyjxrjq b htxm//
Pltcm gbitn cnhf[, pltcm gbitn cldbu
Cdbywjdjq gfkjxrjq vjkjxyjq,
Pltcm cjphtdftn xthyjdbr
Extybrjd djls ghjnjxyjq/

Rhenst rjpmb ujhjlf,
Rhtvytq vjuextt ckjtymt;
B dct-nfrb tot uhzlf —
Jdtxmb wthrdb b ctktymz!
Bv ghjgjdtletn jndtc,
Djlf b[ exbn, njxbn dhtvz,
B djple[f ghjphfxysq ktc
E;t lfdyj ghtcsoty dctvb/

Rfr vthndsq ithitym djpkt cjn,
Ltym gtcnhsq dsvtnty c gjpjhjv/
B yjxm-rjhieyybwf ytctn
Ujhzobq vtk b uhbatkm rjhvbn/
C brjyj,jhxtcrjq ljcrb
Cnthtnm lytdyst dgtxfnktymz
B, rfr gntywf, cnhz[yenm c herb
E;t ghjphfxyst dbltymz!

Gkjl yfhsdfk/ Phtk dbyjuhfl/
Ltym ,eitdfk, rfr ltym ,eietn/
B d ,f,rb yt;yfz buhf,
B d gjkltym pks[ jdxfhjr ie,s/
Rfr vecjh c ktlzys[ dscjn —
Bpyfyrf j,hfpjd ptktys[ —
Djlf ujkjlyfz ntxtn,
Rhenzcm, buhfz, rfr pdthtysi/

B rfr gfer gjkptn rj vyt —
Ult rf;lsq cnsr keyjq j,hspufy,
Yf bpevktyyjq rhenbpyt
Z cksie uhbatkmyst dbpub/
Kjvf/ yjxm, ujhzobq vtk,
Lkz ndthljq pfgbcb vuyjdtyyjq/
Vtyz/ iev yf gtymt cnhtk,
Vtyz/ cnhjq yf cnhtgtn uytdysq/

Rnj z? Yt rfvtyobr ghzvjq,
Yt rhjdtkmobr, yt rjhf,tkmobr, —
Ldeheiybr z, c ldjqyjq leijq,
Z yjxb lheu, z lyz pfcnhtkmobr/
,kf;ty, rnj yfpsdfk rhtvtym
Extybrjv djls ghjnjxyjq/
,kf;ty, rnj pfdzpfk htvtym
Gjljidt ujh yf ndthljq gjxdt/

B z ntgthm exe lytdybr
Wfhfgby uhbatkmyjuj ktnf,
Rhtvyz b djple[f zpsr,
C ghjckjqrjq nmvs, c ghjckjqrjq cdtnf;
B z [jxe dkj;bnm gthcns
D rhtvybcnsq genm bp cnfhjq gtcyb,
Rfr d zpde, pfrk/xfz d cnsr —
Rhtvtym c djljq, c gjlrjdjq gthcntym/