Иннокентий АнненскийЖелтый пар петербургской зимы (Петербург)

Иннокентий Анненский [annensky]

Желтый пар петербургской зимы,
Желтый снег, облипающий плиты...
Я не знаю, где вы и где мы,
4 Только знаю, что крепко мы слиты.

Сочинил ли нас царский указ?
Потопить ли нас шведы забыли?
Вместо сказки в прошедшем у нас
8 Только камни да страшные были.

Только камни нам дал чародей,
Да Неву буро-желтого цвета,
Да пустыни немых площадей,
12 Где казнили людей до рассвета.

А что было у нас на земле,
Чем вознесся орел наш двуглавый,
В темных лаврах гигант на скале, —
16 Завтра станет ребячьей забавой.

Уж на что был он грозен и смел,
Да скакун его бешеный выдал,
Царь змеи раздавить не сумел,
20 И прижатая стала наш идол.

Ни кремлей, ни чудес, ни святынь,
Ни миражей, ни слез, ни улыбки...
Только камни из мерзлых пустынь
24 Да сознанье проклятой ошибки.

Даже в мае, когда разлиты
Белой ночи над волнами тени,
Там не чары весенней мечты,
28 Там отрава бесплодных хотений.

Другие анализы стихотворений Иннокентия Анненского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

знать камень желтый пустыня

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Заказать анализ за 100 рублей

Количество символов

859

Количество символов без пробелов

706

Количество слов

146

Количество уникальных слов

104

Количество значимых слов

44

Количество стоп-слов

62

Количество строк

28

Количество строф

7

Водность

69,9 %

Классическая тошнота

1,73

Академическая тошнота

5,5 %

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

камень

3

2,05 %

желтый

2

1,37 %

знать

2

1,37 %

пустыня

2

1,37 %

Заказать анализ за 100 рублей

Комментарии

Zhelty par peterburgskoy zimy

Innokenty Annensky

Peterburg

Zhelty par peterburgskoy zimy,
Zhelty sneg, oblipayushchy plity...
Ya ne znayu, gde vy i gde my,
Tolko znayu, chto krepko my slity.

Sochinil li nas tsarsky ukaz?
Potopit li nas shvedy zabyli?
Vmesto skazki v proshedshem u nas
Tolko kamni da strashnye byli.

Tolko kamni nam dal charodey,
Da Nevu buro-zheltogo tsveta,
Da pustyni nemykh ploshchadey,
Gde kaznili lyudey do rassveta.

A chto bylo u nas na zemle,
Chem voznessya orel nash dvuglavy,
V temnykh lavrakh gigant na skale, —
Zavtra stanet rebyachyey zabavoy.

Uzh na chto byl on grozen i smel,
Da skakun yego besheny vydal,
Tsar zmei razdavit ne sumel,
I prizhataya stala nash idol.

Ni kremley, ni chudes, ni svyatyn,
Ni mirazhey, ni slez, ni ulybki...
Tolko kamni iz merzlykh pustyn
Da soznanye proklyatoy oshibki.

Dazhe v maye, kogda razlity
Beloy nochi nad volnami teni,
Tam ne chary vesenney mechty,
Tam otrava besplodnykh khoteny.

;tknsq gfh gtnth,ehucrjq pbvs

Byyjrtynbq Fyytycrbq

Gtnth,ehu

;tknsq gfh gtnth,ehucrjq pbvs,
;tknsq cytu, j,kbgf/obq gkbns///
Z yt pyf/, ult ds b ult vs,
Njkmrj pyf/, xnj rhtgrj vs ckbns/

Cjxbybk kb yfc wfhcrbq erfp?
Gjnjgbnm kb yfc idtls pf,skb?
Dvtcnj crfprb d ghjitlitv e yfc
Njkmrj rfvyb lf cnhfiyst ,skb/

Njkmrj rfvyb yfv lfk xfhjltq,
Lf Ytde ,ehj-;tknjuj wdtnf,
Lf gecnsyb ytvs[ gkjofltq,
Ult rfpybkb k/ltq lj hfccdtnf/

F xnj ,skj e yfc yf ptvkt,
Xtv djpytccz jhtk yfi ldeukfdsq,
D ntvys[ kfdhf[ ubufyn yf crfkt, —
Pfdnhf cnfytn ht,zxmtq pf,fdjq/

E; yf xnj ,sk jy uhjpty b cvtk,
Lf crfrey tuj ,titysq dslfk,
Wfhm pvtb hfplfdbnm yt cevtk,
B ghb;fnfz cnfkf yfi bljk/

Yb rhtvktq, yb xeltc, yb cdznsym,
Yb vbhf;tq, yb cktp, yb eks,rb///
Njkmrj rfvyb bp vthpks[ gecnsym
Lf cjpyfymt ghjrkznjq jib,rb/

Lf;t d vft, rjulf hfpkbns
,tkjq yjxb yfl djkyfvb ntyb,
Nfv yt xfhs dtctyytq vtxns,
Nfv jnhfdf ,tcgkjlys[ [jntybq/