Гавриил ДержавинВ тяжелой колеснице грома (Гром)

Гавриил Державин [derzhavin]

В тяжелой колеснице грома
Гроза, на тьме воздушных крыл,
Как страшная гора несома,
4 Жмет воздух под собой, — и пыль
И понт кипят, летят волнами,
Древа вверьх вержутся корнями,
Ревут брега и воет лес.
8 Средь тучных туч, раздранных с треском,
В тьме молнии, багряным блеском
Чертят гремящих след колес.

И се, как ночь осення, темна,
12 Нахмурясь надо мной челом,
Хлябь пламенем расселась черна,
Сверкнул, взревел, ударил гром;
И своды потряслися звездны:
16 Стократно отгласились бездны,
Гул восшумел, и дождь и град,
Простерся синий дым полетом,
Дуб вспыхнул, холм стал водометом
20 И капли радугой блестят.

Утихло дуновенье бурно,
Чуть слышан шум и серный смрад;
Пространство воздуха лазурно
24 И чела в злате гор горят. —
Природе уж не страшны грозы,
Дыхают ароматом розы,
Пернатых раздается хор;
28 Зефиры легки, насекомы,
Целуют злаков зыбки холмы,
И путник осклабляет взор.

Кто сей, который тучи гонит
32 По небу, как стада овнов,
И перстом быстры реки водит
Между гористых берегов?
Кто море очертил в пределы,
36 На шумны, яры волны белы
Незримы наложил бразды?
Чьим манием ветр вземлет крыла.
Стихиев засыпает сила,
40 Блеск в хаосе возник звезды? —

И в миг единый миллионы
Кто дланию возжег планет?
О Боже! — се Твои законы,
44 Твой взор миры творит, блюдет.
Как сталью камень сыплет искры,
Так от Твоей струятся митры
В мрак солнцы, средь безмерных мест.
48 Ты дхнешь: как прах, вновь сферы встанут;
Ты прервешь дух: — как злак, увянут; —
Твои следы суть бездны звезд.

О вы, безбожники! — не чтущи
52 Всевышней власти над собой,
В развратных мыслях тех живущи,
Что случай все творит слепой;
Что ум лишь ваш есть царь вселенной,
56 Взгляните в буйности надменной
На сей ревущий страшный мрак,
На те огнем блестящи реки, —
И верьте, дерзки человеки,
60 Что все величье ваше — прах.

Но если вы и впрямь всемочны,
Почто ж вам грома трепетать?
Нет! — Гордости пути порочны
64 Бог правды должен наказать.
Где ваша мочь тогда, коварствы, —
Вновь созданны цари и царствы, —
Как рок на вас свой склонит перст?
68 Огонь и воды съединятся,
Земля и небо ополчатся,
И меч и лук сотрется в персть.

Но тот, кто почитает Бога,
72 Надежду на Него кладет,
Сей не боится время строга,
Как холм средь волн, не упадет.
Пусть зельна буря устремится:
76 Душой всех превзойти он тщится,
Бесстрашен, мужествен средь бед;
И под всесильным даже гневом,
Под зыблющим, падущим небом,
80 Благословя Творца, — уснет.

Труба величья сил верьховных,
Вития Бога и посол!
О гром! — гроза духов тех гордых,
84 Кем колебался звезд престол!
Земли ты чрево растворяешь
И плодородьем мир венчаешь;
Но твой же может бросить тул
88 И жуплов тьмы на князя ада. —
Встань! грянь! — и в след его упада
По безднам возгрохочет гул.

Другие анализы стихотворений Гавриила Державина

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

ваш твой бог звезда небо бездна гром волна гроза средь

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

2 637

Количество символов без пробелов

2 190

Количество слов

423

Количество уникальных слов

291

Количество значимых слов

173

Количество стоп-слов

116

Количество строк

90

Количество строф

9

Водность

59,1 %

Классическая тошнота

2,24

Академическая тошнота

5,3 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

твой

5

1,18 %

бог

4

0,95 %

гром

4

0,95 %

средь

4

0,95 %

бездна

3

0,71 %

ваш

3

0,71 %

волна

3

0,71 %

гроза

3

0,71 %

звезда

3

0,71 %

небо

3

0,71 %

сей

3

0,71 %

след

3

0,71 %

страшный

3

0,71 %

тьма

3

0,71 %

холм

3

0,71 %

блеск

2

0,47 %

взор

2

0,47 %

вновь

2

0,47 %

воздух

2

0,47 %

все

2

0,47 %

встать

2

0,47 %

гул

2

0,47 %

дух

2

0,47 %

земля

2

0,47 %

злак

2

0,47 %

крыть

2

0,47 %

мир

2

0,47 %

мрак

2

0,47 %

огонь

2

0,47 %

оно

2

0,47 %

перст

2

0,47 %

прах

2

0,47 %

реветь

2

0,47 %

река

2

0,47 %

сила

2

0,47 %

творить

2

0,47 %

туча

2

0,47 %

чело

2

0,47 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

V tyazheloy kolesnitse groma

Gavriil Derzhavin

Grom

V tyazheloy kolesnitse groma
Groza, na tme vozdushnykh kryl,
Kak strashnaya gora nesoma,
Zhmet vozdukh pod soboy, — i pyl
I pont kipyat, letyat volnami,
Dreva vverkh verzhutsya kornyami,
Revut brega i voyet les.
Sred tuchnykh tuch, razdrannykh s treskom,
V tme molnii, bagryanym bleskom
Chertyat gremyashchikh sled koles.

I se, kak noch osennya, temna,
Nakhmuryas nado mnoy chelom,
Khlyab plamenem rasselas cherna,
Sverknul, vzrevel, udaril grom;
I svody potryaslisya zvezdny:
Stokratno otglasilis bezdny,
Gul vosshumel, i dozhd i grad,
Prostersya siny dym poletom,
Dub vspykhnul, kholm stal vodometom
I kapli radugoy blestyat.

Utikhlo dunovenye burno,
Chut slyshan shum i serny smrad;
Prostranstvo vozdukha lazurno
I chela v zlate gor goryat. —
Prirode uzh ne strashny grozy,
Dykhayut aromatom rozy,
Pernatykh razdayetsya khor;
Zefiry legki, nasekomy,
Tseluyut zlakov zybki kholmy,
I putnik osklablyayet vzor.

Kto sey, kotory tuchi gonit
Po nebu, kak stada ovnov,
I perstom bystry reki vodit
Mezhdu goristykh beregov?
Kto more ochertil v predely,
Na shumny, yary volny bely
Nezrimy nalozhil brazdy?
Chyim maniyem vetr vzemlet kryla.
Stikhiyev zasypayet sila,
Blesk v khaose voznik zvezdy? —

I v mig yediny milliony
Kto dlaniyu vozzheg planet?
O Bozhe! — se Tvoi zakony,
Tvoy vzor miry tvorit, blyudet.
Kak stalyu kamen syplet iskry,
Tak ot Tvoyey struyatsya mitry
V mrak solntsy, sred bezmernykh mest.
Ty dkhnesh: kak prakh, vnov sfery vstanut;
Ty prervesh dukh: — kak zlak, uvyanut; —
Tvoi sledy sut bezdny zvezd.

O vy, bezbozhniki! — ne chtushchi
Vsevyshney vlasti nad soboy,
V razvratnykh myslyakh tekh zhivushchi,
Chto sluchay vse tvorit slepoy;
Chto um lish vash yest tsar vselennoy,
Vzglyanite v buynosti nadmennoy
Na sey revushchy strashny mrak,
Na te ognem blestyashchi reki, —
I verte, derzki cheloveki,
Chto vse velichye vashe — prakh.

No yesli vy i vpryam vsemochny,
Pochto zh vam groma trepetat?
Net! — Gordosti puti porochny
Bog pravdy dolzhen nakazat.
Gde vasha moch togda, kovarstvy, —
Vnov sozdanny tsari i tsarstvy, —
Kak rok na vas svoy sklonit perst?
Ogon i vody syedinyatsya,
Zemlya i nebo opolchatsya,
I mech i luk sotretsya v perst.

No tot, kto pochitayet Boga,
Nadezhdu na Nego kladet,
Sey ne boitsya vremya stroga,
Kak kholm sred voln, ne upadet.
Pust zelna burya ustremitsya:
Dushoy vsekh prevzoyti on tshchitsya,
Besstrashen, muzhestven sred bed;
I pod vsesilnym dazhe gnevom,
Pod zyblyushchim, padushchim nebom,
Blagoslovya Tvortsa, — usnet.

Truba velichya sil verkhovnykh,
Vitia Boga i posol!
O grom! — groza dukhov tekh gordykh,
Kem kolebalsya zvezd prestol!
Zemli ty chrevo rastvoryayesh
I plodorodyem mir venchayesh;
No tvoy zhe mozhet brosit tul
I zhuplov tmy na knyazya ada. —
Vstan! gryan! — i v sled yego upada
Po bezdnam vozgrokhochet gul.

D nz;tkjq rjktcybwt uhjvf

Ufdhbbk Lth;fdby

Uhjv

D nz;tkjq rjktcybwt uhjvf
Uhjpf, yf nmvt djpleiys[ rhsk,
Rfr cnhfiyfz ujhf ytcjvf,
;vtn djple[ gjl cj,jq, — b gskm
B gjyn rbgzn, ktnzn djkyfvb,
Lhtdf ddthm[ dth;encz rjhyzvb,
Htden ,htuf b djtn ktc/
Chtlm nexys[ nex, hfplhfyys[ c nhtcrjv,
D nmvt vjkybb, ,fuhzysv ,ktcrjv
Xthnzn uhtvzob[ cktl rjktc/

B ct, rfr yjxm jctyyz, ntvyf,
Yf[vehzcm yflj vyjq xtkjv,
[kz,m gkfvtytv hfcctkfcm xthyf,
Cdthryek, dphtdtk, elfhbk uhjv;
B cdjls gjnhzckbcz pdtplys:
Cnjrhfnyj jnukfcbkbcm ,tplys,
Uek djcievtk, b lj;lm b uhfl,
Ghjcnthcz cbybq lsv gjktnjv,
Le, dcgs[yek, [jkv cnfk djljvtnjv
B rfgkb hfleujq ,ktcnzn/

Enb[kj leyjdtymt ,ehyj,
Xenm cksify iev b cthysq cvhfl;
Ghjcnhfycndj djple[f kfpehyj
B xtkf d pkfnt ujh ujhzn/ —
Ghbhjlt e; yt cnhfiys uhjps,
Ls[f/n fhjvfnjv hjps,
Gthyfns[ hfplftncz [jh;
Ptabhs kturb, yfctrjvs,
Wtke/n pkfrjd ps,rb [jkvs,
B genybr jcrkf,kztn dpjh/

Rnj ctq, rjnjhsq nexb ujybn
Gj yt,e, rfr cnflf jdyjd,
B gthcnjv ,scnhs htrb djlbn
Vt;le ujhbcns[ ,thtujd?
Rnj vjht jxthnbk d ghtltks,
Yf ievys, zhs djkys ,tks
Ytphbvs yfkj;bk ,hfpls?
Xmbv vfybtv dtnh dptvktn rhskf/
Cnb[btd pfcsgftn cbkf,
,ktcr d [fjct djpybr pdtpls? —

B d vbu tlbysq vbkkbjys
Rnj lkfyb/ djp;tu gkfytn?
J ,j;t! — ct Ndjb pfrjys,
Ndjq dpjh vbhs ndjhbn, ,k/ltn/
Rfr cnfkm/ rfvtym csgktn bcrhs,
Nfr jn Ndjtq cnhezncz vbnhs
D vhfr cjkyws, chtlm ,tpvthys[ vtcn/
Ns l[ytim: rfr ghf[, dyjdm caths dcnfyen;
Ns ghthdtim le[: — rfr pkfr, edzyen; —
Ndjb cktls cenm ,tplys pdtpl/

J ds, ,tp,j;ybrb! — yt xneob
Dctdsiytq dkfcnb yfl cj,jq,
D hfpdhfnys[ vsckz[ nt[ ;bdeob,
Xnj ckexfq dct ndjhbn cktgjq;
Xnj ev kbim dfi tcnm wfhm dctktyyjq,
Dpukzybnt d ,eqyjcnb yflvtyyjq
Yf ctq htdeobq cnhfiysq vhfr,
Yf nt juytv ,ktcnzob htrb, —
B dthmnt, lthprb xtkjdtrb,
Xnj dct dtkbxmt dfit — ghf[/

Yj tckb ds b dghzvm dctvjxys,
Gjxnj ; dfv uhjvf nhtgtnfnm?
Ytn! — Ujhljcnb genb gjhjxys
,ju ghfdls ljk;ty yfrfpfnm/
Ult dfif vjxm njulf, rjdfhcnds, —
Dyjdm cjplfyys wfhb b wfhcnds, —
Rfr hjr yf dfc cdjq crkjybn gthcn?
Jujym b djls c]tlbyzncz,
Ptvkz b yt,j jgjkxfncz,
B vtx b ker cjnhtncz d gthcnm/

Yj njn, rnj gjxbnftn ,juf,
Yflt;le yf Ytuj rkfltn,
Ctq yt ,jbncz dhtvz cnhjuf,
Rfr [jkv chtlm djky, yt egfltn/
Gecnm ptkmyf ,ehz ecnhtvbncz:
Leijq dct[ ghtdpjqnb jy nobncz,
,tccnhfity, ve;tcndty chtlm ,tl;
B gjl dctcbkmysv lf;t uytdjv,
Gjl ps,k/obv, gfleobv yt,jv,
,kfujckjdz Ndjhwf, — ecytn/

Nhe,f dtkbxmz cbk dthm[jdys[,
Dbnbz ,juf b gjcjk!
J uhjv! — uhjpf le[jd nt[ ujhls[,
Rtv rjkt,fkcz pdtpl ghtcnjk!
Ptvkb ns xhtdj hfcndjhztim
B gkjljhjlmtv vbh dtyxftim;
Yj ndjq ;t vj;tn ,hjcbnm nek
B ;egkjd nmvs yf ryzpz flf/ —
Dcnfym! uhzym! — b d cktl tuj egflf
Gj ,tplyfv djpuhj[jxtn uek/