Василий ЖуковскийВсе в обители Приама (Кассандра)

Василий Жуковский [zhukovsky]

Все в обители Приама
Возвещало брачный час,
Запах роз и фимиама,
4 Гимны дев и лирный глас.
Спит гроза минувшей брани,
Щит, и меч, и конь забыт,
Облечен в пурпурны ткани
8 С Поликсеною Пелид.

Девы, юноши четами
По узорчатым коврам,
Украшенные венками,
12 Идут веселы во храм;
Стогны дышат фимиамом;
В злато царский дом одет;
Снова счастье над Пергамом...
16 Для Кассандры счастья нет.

Уклонясь от лирных звонов,
Нелюдима и одна,
Дочь Приама в Аполлонов
20 Древний лес удалена.
Сводом лавров осененна,
Сбросив жрический покров,
Провозвестница священна
24 Так роптала на богов:

«Там шумят веселых волны;
Всем душа оживлена;
Мать, отец надеждой полны;
28 В храм сестра приведена.
Я одна мечты лишенна;
Ужас мне — что радость там;
Вижу, вижу: окрыленна
32 Мчится Гибель на Пергам.

Вижу факел — он светлеет
Не в Гименовых руках;
И не жертвы пламя рдеет
36 На сгущенных облаках;
Зрю пиров уготовленье...
Но... горе, по небесам,
Слышно бога приближенье,
40 Предлетящего бедам.

И вотще мое стенанье,
И печаль моя мне стыд:
Лишь с пустынями страданье
44 Сердце сирое делит.
От счастливых отчужденна,
Веселящимся позор,
Я тобой всех благ лишенна,
48 О предведения взор!

Что Кассандре дар вещанья
В сем жилище скромных чад
Безмятежного незнанья,
52 И блаженных им стократ?
Ах! почто она предвидит
То, чего не отвратит?..
Неизбежное приидет,
56 И грозящее сразит.

И спасу ль их, открывая
Близкий ужас их очам?
Лишь незнанье — жизнь прямая;
60 Знанье — смерть прямая нам.
Феб, возьми твой дар опасный,
Очи мне спеши затмить;
Тяжко истины ужасной
64 Смертною скуделью быть...

Я забыла славить радость,
Став пророчицей твоей.
Слепоты погибшей сладость,
68 Мирный мрак минувших дней,
С вами скрылись наслажденья!
Он мне будущее дал,
Но веселие мгновенья
72 Настоящего отнял.

Никогда покров венчальный
Мне главы не осенит:
Вижу факел погребальный;
76 Вижу: ранний гроб открыт.
Я с родными скучну младость
Всю утратила в тоске —
Ах, могла ль делить их радость,
80 Видя скорбь их вдалеке?

Их ласкает ожиданье;
Жизнь, любовь передо мной;
Все окрест очарованье —
84 Я одна мертва душой.
Для меня весна напрасна;
Мир цветущий пуст и дик...
Ах! сколь жизнь тому ужасна,
88 Кто во глубь ее проник!

Сладкий жребий Поликсены!
С женихом рука с рукой,
Взор, любовью распаленный,
92 И гордясь сама собой,
Благ своих не постигает:
В сновидениях златых
И бессмертья не желает
96 За один с Пелидом миг.

И моей любви открылся
Тот, кого мы ждем душой:
Милый взор ко мне стремился,
100 Полный страстною тоской...
Но — для нас перед богами
Брачный гимн не возгремит;
Вижу: грозно между нами
104 Тень стигийская стоит.

Духи, бледною толпою
Покидая мрачный ад,
Вслед за мной и предо мною,
108 Неотступные, летят;
В резвы юношески лики
Вносят ужас за собой;
Внемля радостные клики,
112 Внемлю их надгробный вой.

Там сокрытый блеск кинжала;
Там убийцы взор горит;
Там невидимого жала
116 Яд погибелью грозит.
Все предчувствуя и зная,
В страшный путь сама иду:

Ты падешь, страна родная;
120 Я в чужбине гроб найду...»

И слова еще звучали...
Вдруг... шумит священный лес.
И зефиры глас примчали:
124 «Пал великий Ахиллес!»
Машут Фурии змиями,
Боги мчатся к небесам...
И карающий громами
128 Грозно смотрит на Пергам.

Другие анализы стихотворений Василия Жуковского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

все бог душа один любовь взор ужас благой радость брачный

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

3 089

Количество символов без пробелов

2 584

Количество слов

482

Количество уникальных слов

321

Количество значимых слов

201

Количество стоп-слов

150

Количество строк

128

Количество строф

17

Водность

58,3 %

Классическая тошнота

2,00

Академическая тошнота

4,8 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

бог

4

0,83 %

взор

4

0,83 %

все

4

0,83 %

один

4

0,83 %

душа

3

0,62 %

любовь

3

0,62 %

радость

3

0,62 %

ужас

3

0,62 %

благой

2

0,41 %

брачный

2

0,41 %

веселый

2

0,41 %

внемлить

2

0,41 %

гимн

2

0,41 %

глас

2

0,41 %

гроб

2

0,41 %

грозить

2

0,41 %

грозный

2

0,41 %

дар

2

0,41 %

делить

2

0,41 %

длить

2

0,41 %

забыть

2

0,41 %

кассандра

2

0,41 %

леса

2

0,41 %

лирный

2

0,41 %

лишенна

2

0,41 %

лишь

2

0,41 %

мчаться

2

0,41 %

небо

2

0,41 %

незнание

2

0,41 %

око

2

0,41 %

пелид

2

0,41 %

перг

2

0,41 %

покров

2

0,41 %

поликсена

2

0,41 %

полный

2

0,41 %

приам

2

0,41 %

прямая

2

0,41 %

родной

2

0,41 %

священный

2

0,41 %

твой

2

0,41 %

тоска

2

0,41 %

ужасный

2

0,41 %

факел

2

0,41 %

фимиам

2

0,41 %

храм

2

0,41 %

шуметь

2

0,41 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Vse v obiteli Priama

Vasily Zhukovsky

Kassandra

Vse v obiteli Priama
Vozveshchalo brachny chas,
Zapakh roz i fimiama,
Gimny dev i lirny glas.
Spit groza minuvshey brani,
Shchit, i mech, i kon zabyt,
Oblechen v purpurny tkani
S Poliksenoyu Pelid.

Devy, yunoshi chetami
Po uzorchatym kovram,
Ukrashennye venkami,
Idut vesely vo khram;
Stogny dyshat fimiamom;
V zlato tsarsky dom odet;
Snova schastye nad Pergamom...
Dlya Kassandry schastya net.

Uklonyas ot lirnykh zvonov,
Nelyudima i odna,
Doch Priama v Apollonov
Drevny les udalena.
Svodom lavrov osenenna,
Sbrosiv zhrichesky pokrov,
Provozvestnitsa svyashchenna
Tak roptala na bogov:

«Tam shumyat veselykh volny;
Vsem dusha ozhivlena;
Mat, otets nadezhdoy polny;
V khram sestra privedena.
Ya odna mechty lishenna;
Uzhas mne — chto radost tam;
Vizhu, vizhu: okrylenna
Mchitsya Gibel na Pergam.

Vizhu fakel — on svetleyet
Ne v Gimenovykh rukakh;
I ne zhertvy plamya rdeyet
Na sgushchennykh oblakakh;
Zryu pirov ugotovlenye...
No... gore, po nebesam,
Slyshno boga priblizhenye,
Predletyashchego bedam.

I votshche moye stenanye,
I pechal moya mne styd:
Lish s pustynyami stradanye
Serdtse siroye delit.
Ot schastlivykh otchuzhdenna,
Veselyashchimsya pozor,
Ya toboy vsekh blag lishenna,
O predvedenia vzor!

Chto Kassandre dar veshchanya
V sem zhilishche skromnykh chad
Bezmyatezhnogo neznanya,
I blazhennykh im stokrat?
Akh! pochto ona predvidit
To, chego ne otvratit?..
Neizbezhnoye priidet,
I grozyashcheye srazit.

I spasu l ikh, otkryvaya
Blizky uzhas ikh ocham?
Lish neznanye — zhizn pryamaya;
Znanye — smert pryamaya nam.
Feb, vozmi tvoy dar opasny,
Ochi mne speshi zatmit;
Tyazhko istiny uzhasnoy
Smertnoyu skudelyu byt...

Ya zabyla slavit radost,
Stav prorochitsey tvoyey.
Slepoty pogibshey sladost,
Mirny mrak minuvshikh dney,
S vami skrylis naslazhdenya!
On mne budushcheye dal,
No veseliye mgnovenya
Nastoyashchego otnyal.

Nikogda pokrov venchalny
Mne glavy ne osenit:
Vizhu fakel pogrebalny;
Vizhu: ranny grob otkryt.
Ya s rodnymi skuchnu mladost
Vsyu utratila v toske —
Akh, mogla l delit ikh radost,
Vidya skorb ikh vdaleke?

Ikh laskayet ozhidanye;
Zhizn, lyubov peredo mnoy;
Vse okrest ocharovanye —
Ya odna mertva dushoy.
Dlya menya vesna naprasna;
Mir tsvetushchy pust i dik...
Akh! skol zhizn tomu uzhasna,
Kto vo glub yee pronik!

Sladky zhreby Polikseny!
S zhenikhom ruka s rukoy,
Vzor, lyubovyu raspalenny,
I gordyas sama soboy,
Blag svoikh ne postigayet:
V snovideniakh zlatykh
I bessmertya ne zhelayet
Za odin s Pelidom mig.

I moyey lyubvi otkrylsya
Tot, kogo my zhdem dushoy:
Mily vzor ko mne stremilsya,
Polny strastnoyu toskoy...
No — dlya nas pered bogami
Brachny gimn ne vozgremit;
Vizhu: grozno mezhdu nami
Ten stigyskaya stoit.

Dukhi, blednoyu tolpoyu
Pokidaya mrachny ad,
Vsled za mnoy i predo mnoyu,
Neotstupnye, letyat;
V rezvy yunosheski liki
Vnosyat uzhas za soboy;
Vnemlya radostnye kliki,
Vnemlyu ikh nadgrobny voy.

Tam sokryty blesk kinzhala;
Tam ubytsy vzor gorit;
Tam nevidimogo zhala
Yad pogibelyu grozit.
Vse predchuvstvuya i znaya,
V strashny put sama idu:

Ty padesh, strana rodnaya;
Ya v chuzhbine grob naydu...»

I slova yeshche zvuchali...
Vdrug... shumit svyashchenny les.
I zefiry glas primchali:
«Pal veliky Akhilles!»
Mashut Furii zmiami,
Bogi mchatsya k nebesam...
I karayushchy gromami
Grozno smotrit na Pergam.

Dct d j,bntkb Ghbfvf

Dfcbkbq ;erjdcrbq

Rfccfylhf

Dct d j,bntkb Ghbfvf
Djpdtofkj ,hfxysq xfc,
Pfgf[ hjp b abvbfvf,
Ubvys ltd b kbhysq ukfc/
Cgbn uhjpf vbyeditq ,hfyb,
Obn, b vtx, b rjym pf,sn,
J,ktxty d gehgehys nrfyb
C Gjkbrctyj/ Gtkbl/

Ltds, /yjib xtnfvb
Gj epjhxfnsv rjdhfv,
Erhfityyst dtyrfvb,
Blen dtctks dj [hfv;
Cnjuys lsifn abvbfvjv;
D pkfnj wfhcrbq ljv jltn;
Cyjdf cxfcnmt yfl Gthufvjv///
Lkz Rfccfylhs cxfcnmz ytn/

Erkjyzcm jn kbhys[ pdjyjd,
Ytk/lbvf b jlyf,
Ljxm Ghbfvf d Fgjkkjyjd
Lhtdybq ktc elfktyf/
Cdjljv kfdhjd jctytyyf,
C,hjcbd ;hbxtcrbq gjrhjd,
Ghjdjpdtcnybwf cdzotyyf
Nfr hjgnfkf yf ,jujd:

«Nfv ievzn dtctks[ djkys;
Dctv leif j;bdktyf;
Vfnm, jntw yflt;ljq gjkys;
D [hfv ctcnhf ghbdtltyf/
Z jlyf vtxns kbityyf;
E;fc vyt — xnj hfljcnm nfv;
Db;e, db;e: jrhsktyyf
Vxbncz Ub,tkm yf Gthufv/

Db;e afrtk — jy cdtnkttn
Yt d Ubvtyjds[ herf[;
B yt ;thnds gkfvz hlttn
Yf cueotyys[ j,kfrf[;
Ph/ gbhjd eujnjdktymt///
Yj/// ujht, gj yt,tcfv,
Cksiyj ,juf ghb,kb;tymt,
Ghtlktnzotuj ,tlfv/

B djnot vjt cntyfymt,
B gtxfkm vjz vyt cnsl:
Kbim c gecnsyzvb cnhflfymt
Cthlwt cbhjt ltkbn/
Jn cxfcnkbds[ jnxe;ltyyf,
Dtctkzobvcz gjpjh,
Z nj,jq dct[ ,kfu kbityyf,
J ghtldtltybz dpjh!

Xnj Rfccfylht lfh dtofymz
D ctv ;bkbot crhjvys[ xfl
,tpvznt;yjuj ytpyfymz,
B ,kf;tyys[ bv cnjrhfn?
F[! gjxnj jyf ghtldblbn
Nj, xtuj yt jndhfnbn?//
Ytbp,t;yjt ghbbltn,
B uhjpzott chfpbn/

B cgfce km b[, jnrhsdfz
,kbprbq e;fc b[ jxfv?
Kbim ytpyfymt — ;bpym ghzvfz;
Pyfymt — cvthnm ghzvfz yfv/
At,, djpmvb ndjq lfh jgfcysq,
Jxb vyt cgtib pfnvbnm;
Nz;rj bcnbys e;fcyjq
Cvthnyj/ creltkm/ ,snm///

Z pf,skf ckfdbnm hfljcnm,
Cnfd ghjhjxbwtq ndjtq/
Cktgjns gjub,itq ckfljcnm,
Vbhysq vhfr vbyedib[ lytq,
C dfvb crhskbcm yfckf;ltymz!
Jy vyt ,eleott lfk,
Yj dtctkbt vuyjdtymz
Yfcnjzotuj jnyzk/

Ybrjulf gjrhjd dtyxfkmysq
Vyt ukfds yt jctybn:
Db;e afrtk gjuht,fkmysq;
Db;e: hfyybq uhj, jnrhsn/
Z c hjlysvb crexye vkfljcnm
Dc/ enhfnbkf d njcrt —
F[, vjukf km ltkbnm b[ hfljcnm,
Dblz crjh,m b[ dlfktrt?

B[ kfcrftn j;blfymt;
;bpym, k/,jdm gthtlj vyjq;
Dct jrhtcn jxfhjdfymt —
Z jlyf vthndf leijq/
Lkz vtyz dtcyf yfghfcyf;
Vbh wdtneobq gecn b lbr///
F[! crjkm ;bpym njve e;fcyf,
Rnj dj uke,m tt ghjybr!

Ckflrbq ;ht,bq Gjkbrctys!
C ;tyb[jv herf c herjq,
Dpjh, k/,jdm/ hfcgfktyysq,
B ujhlzcm cfvf cj,jq,
,kfu cdjb[ yt gjcnbuftn:
D cyjdbltybz[ pkfns[
B ,tccvthnmz yt ;tkftn
Pf jlby c Gtkbljv vbu/

B vjtq k/,db jnrhskcz
Njn, rjuj vs ;ltv leijq:
Vbksq dpjh rj vyt cnhtvbkcz,
Gjkysq cnhfcnyj/ njcrjq///
Yj — lkz yfc gthtl ,jufvb
,hfxysq ubvy yt djpuhtvbn;
Db;e: uhjpyj vt;le yfvb
Ntym cnbubqcrfz cnjbn/

Le[b, ,ktlyj/ njkgj/
Gjrblfz vhfxysq fl,
Dcktl pf vyjq b ghtlj vyj/,
Ytjncnegyst, ktnzn;
D htpds /yjitcrb kbrb
Dyjczn e;fc pf cj,jq;
Dytvkz hfljcnyst rkbrb,
Dytvk/ b[ yfluhj,ysq djq/

Nfv cjrhsnsq ,ktcr rby;fkf;
Nfv e,bqws dpjh ujhbn;
Nfv ytdblbvjuj ;fkf
Zl gjub,tkm/ uhjpbn/
Dct ghtlxedcndez b pyfz,
D cnhfiysq genm cfvf ble:

Ns gfltim, cnhfyf hjlyfz;
Z d xe;,byt uhj, yfqle///»

B ckjdf tot pdexfkb///
Dlheu/// ievbn cdzotyysq ktc/
B ptabhs ukfc ghbvxfkb:
«Gfk dtkbrbq F[bkktc!»
Vfien Aehbb pvbzvb,
,jub vxfncz r yt,tcfv///
B rfhf/obq uhjvfvb
Uhjpyj cvjnhbn yf Gthufv/