Александр ПушкинВ роще сумрачной, тенистой (Блаженство)

Александр Пушкин [pushkin]

В роще сумрачной, тенистой,
Где, журча в траве душистой,
Светлый бродит ручеек,
4 Ночью на простой свирели
Пел влюбленный пастушок;
Томный гул унылы трели
Повторял в глуши долин...

8 Вдруг из глубины пещеры
Чтитель Вакха и Венеры,
Резвых Фавнов господин,
Выбежал Эрмиев сын.
12 Розами рога обвиты,
Плющ на черных волосах,
Козий мех, вином налитый,
У Сатира на плечах.
16 Бог лесов, в дугу склонившись
Над искривленной клюкой,
За кустами притаившись,
Слушал песенки ночной,
20 В лад качая головой.

«Дни, протекшие в веселье!
(Пел в тоске пастух младой)
Отчего, явясь мечтой,
24 Вы, как тень, от глаз исчезли
И покрылись вечной тьмой?

Ах! когда во мраке нощи,
При таинственной луне,
28 В темну сень прохладной рощи,
Сладко спящей в тишине,
Медленно, рука с рукою,
С нежной Хлоей приходил,
32 Кто сравниться мог со мною?
Хлое был тогда я мил!

А теперь мне жизнь — могила,
Белый свет душе постыл,
36 Грустен лес, поток уныл...
Хлоя — другу изменила!..
Я для милой... уж не мил!..»

Звук исчез свирели тихой;
40 Смолк певец — и тишина
Воцарилась в роще дикой;
Слышно, плещет лишь волна,
И колышет повиликой
44 Тихо веющий зефир...
Древ оставя сень густую,
Вдруг является Сатир.
Чашу дружбы круговую
48 Пенистым сребря вином,
Рек с осклабленным лицом:
«Ты уныл, ты сердцем мрачен;
Посмотри ж, как сок прозрачен
52 Блещет, осветясь луной!
Выпей чашу — и душой
Будешь так же чист и ясен.
Верь мне: стон в бедах напрасен.
56 Лучше, лучше веселись,
В горе с Бахусом дружись!»
И пастух, взяв чашу в руки,
Скоро выпил все до дна.
60 О могущество вина!
Вдруг сокрылись скорби, муки,
Мрак душевный вмиг исчез!
Лишь фиал к устам поднес,
64 Все мгновенно пременилось,
Вся природа оживилась,
Счастлив юноша в мечтах!
Выпив чашу золотую,
68 Наливает он другую;
Пьет уж третью... но в глазах
Вид окрестный потемнился —
И несчастный... утомился.
72 Томну голову склоня,
«Научи, Сатир, меня, —
Говорит пастух со вздохом, —
Как могу бороться с роком?
76 Как могу счастливым быть?
Я не в силах вечно пить».
— «Слушай, юноша любезный,
Вот тебе совет полезный:
80 Миг блаженства век лови;
Помни дружбы наставленья:
Без вина здесь нет веселья,
Нет и счастья без любви;
84 Так поди ж теперь с похмелья
С Купидоном помирись;
Позабудь его обиды
И в объятиях Дориды
88 Снова счастьем насладись!»

Другие анализы стихотворений Александра Пушкина

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

вино вечный вдруг роща исчезнуть чаша вина унылый пастух сатир

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

2 206

Количество символов без пробелов

1 841

Количество слов

352

Количество уникальных слов

255

Количество значимых слов

134

Количество стоп-слов

108

Количество строк

88

Количество строф

6

Водность

61,9 %

Классическая тошнота

2,00

Академическая тошнота

5,2 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

чаша

4

1,14 %

вдруг

3

0,85 %

исчезнуть

3

0,85 %

пастух

3

0,85 %

роща

3

0,85 %

сатир

3

0,85 %

унылый

3

0,85 %

вечный

2

0,57 %

вина

2

0,57 %

вино

2

0,57 %

все

2

0,57 %

выпить

2

0,57 %

дружба

2

0,57 %

лишь

2

0,57 %

луна

2

0,57 %

лучше

2

0,57 %

мечта

2

0,57 %

мила

2

0,57 %

мрак

2

0,57 %

петь

2

0,57 %

пить

2

0,57 %

свирель

2

0,57 %

сень

2

0,57 %

слушать

2

0,57 %

счастливый

2

0,57 %

счастье

2

0,57 %

тихий

2

0,57 %

тишина

2

0,57 %

юноша

2

0,57 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

V roshche sumrachnoy, tenistoy

Aleksandr Pushkin

Blazhenstvo

V roshche sumrachnoy, tenistoy,
Gde, zhurcha v trave dushistoy,
Svetly brodit rucheyek,
Nochyu na prostoy svireli
Pel vlyublenny pastushok;
Tomny gul unyly treli
Povtoryal v glushi dolin...

Vdrug iz glubiny peshchery
Chtitel Vakkha i Venery,
Rezvykh Favnov gospodin,
Vybezhal Ermiyev syn.
Rozami roga obvity,
Plyushch na chernykh volosakh,
Kozy mekh, vinom nality,
U Satira na plechakh.
Bog lesov, v dugu sklonivshis
Nad iskrivlennoy klyukoy,
Za kustami pritaivshis,
Slushal pesenki nochnoy,
V lad kachaya golovoy.

«Dni, protekshiye v veselye!
(Pel v toske pastukh mladoy)
Otchego, yavyas mechtoy,
Vy, kak ten, ot glaz ischezli
I pokrylis vechnoy tmoy?

Akh! kogda vo mrake noshchi,
Pri tainstvennoy lune,
V temnu sen prokhladnoy roshchi,
Sladko spyashchey v tishine,
Medlenno, ruka s rukoyu,
S nezhnoy Khloyey prikhodil,
Kto sravnitsya mog so mnoyu?
Khloye byl togda ya mil!

A teper mne zhizn — mogila,
Bely svet dushe postyl,
Grusten les, potok unyl...
Khloya — drugu izmenila!..
Ya dlya miloy... uzh ne mil!..»

Zvuk ischez svireli tikhoy;
Smolk pevets — i tishina
Votsarilas v roshche dikoy;
Slyshno, pleshchet lish volna,
I kolyshet povilikoy
Tikho veyushchy zefir...
Drev ostavya sen gustuyu,
Vdrug yavlyayetsya Satir.
Chashu druzhby krugovuyu
Penistym srebrya vinom,
Rek s osklablennym litsom:
«Ty unyl, ty serdtsem mrachen;
Posmotri zh, kak sok prozrachen
Bleshchet, osvetyas lunoy!
Vypey chashu — i dushoy
Budesh tak zhe chist i yasen.
Ver mne: ston v bedakh naprasen.
Luchshe, luchshe veselis,
V gore s Bakhusom druzhis!»
I pastukh, vzyav chashu v ruki,
Skoro vypil vse do dna.
O mogushchestvo vina!
Vdrug sokrylis skorbi, muki,
Mrak dushevny vmig ischez!
Lish fial k ustam podnes,
Vse mgnovenno premenilos,
Vsya priroda ozhivilas,
Schastliv yunosha v mechtakh!
Vypiv chashu zolotuyu,
Nalivayet on druguyu;
Pyet uzh tretyu... no v glazakh
Vid okrestny potemnilsya —
I neschastny... utomilsya.
Tomnu golovu sklonya,
«Nauchi, Satir, menya, —
Govorit pastukh so vzdokhom, —
Kak mogu borotsya s rokom?
Kak mogu schastlivym byt?
Ya ne v silakh vechno pit».
— «Slushay, yunosha lyubezny,
Vot tebe sovet polezny:
Mig blazhenstva vek lovi;
Pomni druzhby nastavlenya:
Bez vina zdes net veselya,
Net i schastya bez lyubvi;
Tak podi zh teper s pokhmelya
S Kupidonom pomiris;
Pozabud yego obidy
I v obyatiakh Doridy
Snova schastyem nasladis!»

D hjot cevhfxyjq, ntybcnjq

Fktrcfylh Geirby

,kf;tycndj

D hjot cevhfxyjq, ntybcnjq,
Ult, ;ehxf d nhfdt leibcnjq,
Cdtnksq ,hjlbn hexttr,
Yjxm/ yf ghjcnjq cdbhtkb
Gtk dk/,ktyysq gfcneijr;
Njvysq uek eysks nhtkb
Gjdnjhzk d ukeib ljkby///

Dlheu bp uke,bys gtoths
Xnbntkm Dfr[f b Dtyths,
Htpds[ Afdyjd ujcgjlby,
Ds,t;fk 'hvbtd csy/
Hjpfvb hjuf j,dbns,
Gk/o yf xthys[ djkjcf[,
Rjpbq vt[, dbyjv yfkbnsq,
E Cfnbhf yf gktxf[/
,ju ktcjd, d leue crkjybdibcm
Yfl bcrhbdktyyjq rk/rjq,
Pf recnfvb ghbnfbdibcm,
Ckeifk gtctyrb yjxyjq,
D kfl rfxfz ujkjdjq/

«Lyb, ghjntribt d dtctkmt!
(Gtk d njcrt gfcne[ vkfljq)
Jnxtuj, zdzcm vtxnjq,
Ds, rfr ntym, jn ukfp bcxtpkb
B gjrhskbcm dtxyjq nmvjq?

F[! rjulf dj vhfrt yjob,
Ghb nfbycndtyyjq keyt,
D ntvye ctym ghj[kflyjq hjob,
Ckflrj cgzotq d nbibyt,
Vtlktyyj, herf c herj/,
C yt;yjq [kjtq ghb[jlbk,
Rnj chfdybnmcz vju cj vyj/?
[kjt ,sk njulf z vbk!

F ntgthm vyt ;bpym — vjubkf,
,tksq cdtn leit gjcnsk,
Uhecnty ktc, gjnjr eysk///
[kjz — lheue bpvtybkf!//
Z lkz vbkjq/// e; yt vbk!//»

Pder bcxtp cdbhtkb nb[jq;
Cvjkr gtdtw — b nbibyf
Djwfhbkfcm d hjot lbrjq;
Cksiyj, gktotn kbim djkyf,
B rjksitn gjdbkbrjq
Nb[j dt/obq ptabh///
Lhtd jcnfdz ctym uecne/,
Dlheu zdkztncz Cfnbh/
Xfie lhe;,s rheujde/
Gtybcnsv cht,hz dbyjv,
Htr c jcrkf,ktyysv kbwjv:
«Ns eysk, ns cthlwtv vhfxty;
Gjcvjnhb ;, rfr cjr ghjphfxty
,ktotn, jcdtnzcm keyjq!
Dsgtq xfie — b leijq
,eltim nfr ;t xbcn b zcty/
Dthm vyt: cnjy d ,tlf[ yfghfcty/
Kexit, kexit dtctkbcm,
D ujht c ,f[ecjv lhe;bcm!»
B gfcne[, dpzd xfie d herb,
Crjhj dsgbk dct lj lyf/
J vjueotcndj dbyf!
Dlheu cjrhskbcm crjh,b, verb,
Vhfr leitdysq dvbu bcxtp!
Kbim abfk r ecnfv gjlytc,
Dct vuyjdtyyj ghtvtybkjcm,
Dcz ghbhjlf j;bdbkfcm,
Cxfcnkbd /yjif d vtxnf[!
Dsgbd xfie pjkjne/,
Yfkbdftn jy lheue/;
Gmtn e; nhtnm//// yj d ukfpf[
Dbl jrhtcnysq gjntvybkcz —
B ytcxfcnysq/// enjvbkcz/
Njvye ujkjde crkjyz,
«Yfexb, Cfnbh, vtyz, —
Ujdjhbn gfcne[ cj dplj[jv, —
Rfr vjue ,jhjnmcz c hjrjv?
Rfr vjue cxfcnkbdsv ,snm?
Z yt d cbkf[ dtxyj gbnm»/
— «Ckeifq, /yjif k/,tpysq,
Djn nt,t cjdtn gjktpysq:
Vbu ,kf;tycndf dtr kjdb;
Gjvyb lhe;,s yfcnfdktymz:
,tp dbyf pltcm ytn dtctkmz,
Ytn b cxfcnmz ,tp k/,db;
Nfr gjlb ; ntgthm c gj[vtkmz
C Regbljyjv gjvbhbcm;
Gjpf,elm tuj j,bls
B d j,]znbz[ Ljhbls
Cyjdf cxfcnmtv yfckflbcm!»