Борис ПастернакВ посаде, куда ни одна нога (Метель)

Борис Пастернак [pasternak]

В посаде, куда ни одна нога
Не ступала, лишь ворожеи да вьюги
Ступала нога, в бесноватой округе,
4 Где и то, как убитые, спят снега, —

Постой, в посаде, куда ни одна
Нога не ступала, лишь ворожеи
Да вьюги ступала нога, до окна
8 Дохлестнулся обрывок шальной шлеи.

Ни зги не видать, а ведь этот посад
Может быть в городе, в Замоскворечьи,
В Замостьи, и прочая (в полночь забредший
12 Гость от меня отшатнулся назад).

Послушай, в посаде, куда ни одна
Нога не ступала, одни душегубы,
Твой вестник — осиновый лист, он безгубый,
16 Безгласен, как призрак, белей полотна!

Метался, стучался во все ворота,
Кругом озирался, смерчом с мостовой...
— Не тот это город, и полночь не та,
20 И ты заблудился, ее вестовой!

Но ты мне шепнул, вестовой, неспроста.
В посаде, куда ни один двуногий...
Я тоже какой-то... о город, и полночь не та,
24 И ты заблудился, ее вестовой!

Но ты мне шепнул, вестовой, неспроста.
В посаде, куда ни один двуногий...
Я тоже какой-то... я сбился с дороги:
28 — Не тот это город, и полночь не та.

Все в крестиках двери, как в Варфоломееву
Ночь. Распоряженья пурги-заговорщицы:
Заваливай окна и рамы заклеивай,
32 Там детство рождественской елью топорщится.

Бушует бульваров безлиственных заговор.
Они поклялись извести человечество.
На сборное место, город! За город!
36 И вьюга дымится, как факел над нечистью.
Пушинки непрошенно валятся на руки.
Мне страшно в безлюдья пороши разнузданной.
Снежинки снуют, как ручные фонарики.
40 Вы узнаны, ветки! Прохожий, ты узнан!

Дыра полыньи, и мерещится в музыке
Пурги: Колиньи, мы узнали твой адрес!
Секиры и крики: — Вы узнаны, узники
44 Уюта! и по двери мелом — крест-накрест.

Что лагерем стали, что подняты на ноги
Подонки творенья, метели — сполагоря.
Под праздник отправятся к праотцам правнуки.
48 Ночь Варфоломеева. За город, за город!

Другие анализы стихотворений Бориса Пастернака

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

узнать один город вьюга полночь куда посад ступать вестовый варфоломеев

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

1 777

Количество символов без пробелов

1 481

Количество слов

279

Количество уникальных слов

158

Количество значимых слов

118

Количество стоп-слов

110

Количество строк

48

Количество строф

11

Водность

57,7 %

Классическая тошнота

2,83

Академическая тошнота

10,2 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

город

8

2,87 %

один

6

2,15 %

посад

6

2,15 %

куда

5

1,79 %

ступать

5

1,79 %

вестовый

4

1,43 %

полночь

4

1,43 %

узнать

4

1,43 %

вьюга

3

1,08 %

варфоломеев

2

0,72 %

ворожея

2

0,72 %

все

2

0,72 %

дверь

2

0,72 %

двуногий

2

0,72 %

заблудиться

2

0,72 %

какой-то

2

0,72 %

лишь

2

0,72 %

неспроста

2

0,72 %

ночь

2

0,72 %

окно

2

0,72 %

твой

2

0,72 %

шепнуть

2

0,72 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

V posade, kuda ni odna noga

Boris Pasternak

Metel

V posade, kuda ni odna noga
Ne stupala, lish vorozhei da vyugi
Stupala noga, v besnovatoy okruge,
Gde i to, kak ubitye, spyat snega, —

Postoy, v posade, kuda ni odna
Noga ne stupala, lish vorozhei
Da vyugi stupala noga, do okna
Dokhlestnulsya obryvok shalnoy shlei.

Ni zgi ne vidat, a ved etot posad
Mozhet byt v gorode, v Zamoskvorechyi,
V Zamostyi, i prochaya (v polnoch zabredshy
Gost ot menya otshatnulsya nazad).

Poslushay, v posade, kuda ni odna
Noga ne stupala, odni dusheguby,
Tvoy vestnik — osinovy list, on bezguby,
Bezglasen, kak prizrak, beley polotna!

Metalsya, stuchalsya vo vse vorota,
Krugom oziralsya, smerchom s mostovoy...
— Ne tot eto gorod, i polnoch ne ta,
I ty zabludilsya, yee vestovoy!

No ty mne shepnul, vestovoy, nesprosta.
V posade, kuda ni odin dvunogy...
Ya tozhe kakoy-to... o gorod, i polnoch ne ta,
I ty zabludilsya, yee vestovoy!

No ty mne shepnul, vestovoy, nesprosta.
V posade, kuda ni odin dvunogy...
Ya tozhe kakoy-to... ya sbilsya s dorogi:
— Ne tot eto gorod, i polnoch ne ta.

Vse v krestikakh dveri, kak v Varfolomeyevu
Noch. Rasporyazhenya purgi-zagovorshchitsy:
Zavalivay okna i ramy zakleivay,
Tam detstvo rozhdestvenskoy yelyu toporshchitsya.

Bushuyet bulvarov bezlistvennykh zagovor.
Oni poklyalis izvesti chelovechestvo.
Na sbornoye mesto, gorod! Za gorod!
I vyuga dymitsya, kak fakel nad nechistyu.
Pushinki neproshenno valyatsya na ruki.
Mne strashno v bezlyudya poroshi raznuzdannoy.
Snezhinki snuyut, kak ruchnye fonariki.
Vy uznany, vetki! Prokhozhy, ty uznan!

Dyra polynyi, i mereshchitsya v muzyke
Purgi: Kolinyi, my uznali tvoy adres!
Sekiry i kriki: — Vy uznany, uzniki
Uyuta! i po dveri melom — krest-nakrest.

Chto lagerem stali, chto podnyaty na nogi
Podonki tvorenya, meteli — spolagorya.
Pod prazdnik otpravyatsya k praottsam pravnuki.
Noch Varfolomeyeva. Za gorod, za gorod!

D gjcflt, relf yb jlyf yjuf

,jhbc Gfcnthyfr

Vtntkm

D gjcflt, relf yb jlyf yjuf
Yt cnegfkf, kbim djhj;tb lf dm/ub
Cnegfkf yjuf, d ,tcyjdfnjq jrheut,
Ult b nj, rfr e,bnst, cgzn cytuf, —

Gjcnjq, d gjcflt, relf yb jlyf
Yjuf yt cnegfkf, kbim djhj;tb
Lf dm/ub cnegfkf yjuf, lj jryf
Lj[ktcnyekcz j,hsdjr ifkmyjq iktb/

Yb pub yt dblfnm, f dtlm 'njn gjcfl
Vj;tn ,snm d ujhjlt, d Pfvjcrdjhtxmb,
D Pfvjcnmb, b ghjxfz (d gjkyjxm pf,htlibq
Ujcnm jn vtyz jnifnyekcz yfpfl)/

Gjckeifq, d gjcflt, relf yb jlyf
Yjuf yt cnegfkf, jlyb leitue,s,
Ndjq dtcnybr — jcbyjdsq kbcn, jy ,tpue,sq,
,tpukfcty, rfr ghbphfr, ,tktq gjkjnyf!

Vtnfkcz, cnexfkcz dj dct djhjnf,
Rheujv jpbhfkcz, cvthxjv c vjcnjdjq///
— Yt njn 'nj ujhjl, b gjkyjxm yt nf,
B ns pf,kelbkcz, tt dtcnjdjq!

Yj ns vyt itgyek, dtcnjdjq, ytcghjcnf/
D gjcflt, relf yb jlby ldeyjubq///
Z nj;t rfrjq-nj/// j ujhjl, b gjkyjxm yt nf,
B ns pf,kelbkcz, tt dtcnjdjq!

Yj ns vyt itgyek, dtcnjdjq, ytcghjcnf/
D gjcflt, relf yb jlby ldeyjubq///
Z nj;t rfrjq-nj/// z c,bkcz c ljhjub:
— Yt njn 'nj ujhjl, b gjkyjxm yt nf/

Dct d rhtcnbrf[ ldthb, rfr d Dfhajkjvttde
Yjxm/ Hfcgjhz;tymz gehub-pfujdjhobws:
Pfdfkbdfq jryf b hfvs pfrktbdfq,
Nfv ltncndj hj;ltcndtycrjq tkm/ njgjhobncz/

,eietn ,ekmdfhjd ,tpkbcndtyys[ pfujdjh/
Jyb gjrkzkbcm bpdtcnb xtkjdtxtcndj/
Yf c,jhyjt vtcnj, ujhjl! Pf ujhjl!
B dm/uf lsvbncz, rfr afrtk yfl ytxbcnm//
Geibyrb ytghjityyj dfkzncz yf herb/
Vyt cnhfiyj d ,tpk/lmz gjhjib hfpyeplfyyjq/
Cyt;byrb cye/n, rfr hexyst ajyfhbrb/
Ds epyfys, dtnrb! Ghj[j;bq, ns epyfy!

Lshf gjksymb, b vthtobncz d vepsrt
Gehub: Rjkbymb, vs epyfkb ndjq flhtc!
Ctrbhs b rhbrb: — Ds epyfys, epybrb
E/nf! b gj ldthb vtkjv — rhtcn-yfrhtcn/

Xnj kfuthtv cnfkb, xnj gjlyzns yf yjub
Gjljyrb ndjhtymz, vtntkb — cgjkfujhz/
Gjl ghfplybr jnghfdzncz r ghfjnwfv ghfdyerb/
Yjxm Dfhajkjvttdf/ Pf ujhjl, pf ujhjl!