Николай ГумилевВот парк с пустынными опушками (Старина)

Николай Гумилев [gumilev]

Вот парк с пустынными опушками
Где сонных трав печальна зыбь,
Где поздно вечером с лягушками
4 Перекликаться любит выпь.

Вот дом, старинный и некрашеный,
В нем словно плавает туман,
В нем залы гулкие украшены
8 Изображением пейзан.

Мне суждено одну тоску нести,
Где дед раскладывал пасьянс
И где влюблялись тетки в юности
12 И танцевали контреданс.

И сердце мучится бездомное,
Что им владеет лишь одна
Такая скучная и темная,
16 Незолотая старина.

Теперь бы кручи необорные,
Снега серебряных вершин,
Да тучи сизые и черные
20 Над гулким грохотом лавин!

Другие анализы стихотворений Николая Гумилёва

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

оно один гулкий

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

544

Количество символов без пробелов

456

Количество слов

84

Количество уникальных слов

69

Количество значимых слов

29

Количество стоп-слов

24

Количество строк

20

Количество строф

5

Водность

65,5 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

5,8 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

гулкий

2

2,38 %

один

2

2,38 %

оно

2

2,38 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Vot park s pustynnymi opushkami

Nikolay Gumilev

Starina

Vot park s pustynnymi opushkami
Gde sonnykh trav pechalna zyb,
Gde pozdno vecherom s lyagushkami
Pereklikatsya lyubit vyp.

Vot dom, starinny i nekrasheny,
V nem slovno plavayet tuman,
V nem zaly gulkiye ukrasheny
Izobrazheniyem peyzan.

Mne suzhdeno odnu tosku nesti,
Gde ded raskladyval pasyans
I gde vlyublyalis tetki v yunosti
I tantsevali kontredans.

I serdtse muchitsya bezdomnoye,
Chto im vladeyet lish odna
Takaya skuchnaya i temnaya,
Nezolotaya starina.

Teper by kruchi neobornye,
Snega serebryanykh vershin,
Da tuchi sizye i chernye
Nad gulkim grokhotom lavin!

Djn gfhr c gecnsyysvb jgeirfvb

Ybrjkfq Uevbktd

Cnfhbyf

Djn gfhr c gecnsyysvb jgeirfvb
Ult cjyys[ nhfd gtxfkmyf ps,m,
Ult gjplyj dtxthjv c kzueirfvb
Gthtrkbrfnmcz k/,bn dsgm/

Djn ljv, cnfhbyysq b ytrhfitysq,
D ytv ckjdyj gkfdftn nevfy,
D ytv pfks uekrbt erhfitys
Bpj,hf;tybtv gtqpfy/

Vyt ce;ltyj jlye njcre ytcnb,
Ult ltl hfcrkflsdfk gfcmzyc
B ult dk/,kzkbcm ntnrb d /yjcnb
B nfywtdfkb rjynhtlfyc/

B cthlwt vexbncz ,tpljvyjt,
Xnj bv dkflttn kbim jlyf
Nfrfz crexyfz b ntvyfz,
Ytpjkjnfz cnfhbyf/

Ntgthm ,s rhexb ytj,jhyst,
Cytuf ctht,hzys[ dthiby,
Lf nexb cbpst b xthyst
Yfl uekrbv uhj[jnjv kfdby!