Константин БатюшковВ местах, где Рона протекает (Пленный)

Константин Батюшков [batyushkov]

В местах, где Рона протекает
По бархатным лугам,
Где мирт душистый расцветает,
4 Склонясь к ее водам,
Где на горах роскошно зреет
Янтарный виноград, Златый лимон на солнце рдеет
И яворы шумят, —

8 В часы вечерния прохлады
Любуяся рекой,
Стоял, склоня на Рону взгляды
С глубокою тоской,
12 Добыча брани, русской пленный,
Придонских честь сынов,
С полей победы похищенный
Один толпой врагов.

16 «Шуми, — он пел, — волнами, Рона,
И жатвы орошай,
Но плеском волн — родного Дона
Мне шум напоминай!
20 Я в праздности теряю время,
Душою в людстве сир;
Мне жизнь — не жизнь, без славы — бремя,
И пуст прекрасный мир!

24 Весна вокруг живит природу,
Яснеет солнца свет,
Все славит счастье и свободу,
Но мне свободы нет!
28 Шуми, шуми волнами, Рона,
И мне воспоминай
На берегах родного Дона
Отчизны милый край!

32 Здесь прелесть — сельские девицы!
Их взор огнем горит
И сквозь потупленны ресницы
Мне радости сулит.
36 Какие радости в чужбине?
Они в родных краях;
Они цветут в моей пустыне,
И в дебрях, и в снегах.

40 Отдайте ж мне мою свободу!
Отдайте край отцов,
Отчизны вьюги, непогоду,
На родине мой кров,
44 Покрытый в зиму ярким снегом!
Ах! дайте мне коня;
Туда помчит он быстрым бегом
И день и ночь меня!

48 На родину, в сей терем древний,
Где ждет меня краса
И под окном в часы вечерни
Глядит на небеса;
52 О друге тайно помышляет...
Иль робкою рукой Коня ретивого ласкает,
Тебя, соратник мой!

Шуми, шуми волнами, Рона,
56 И жатвы орошай;
Но плеском волн — родного Дона
Мне шум напоминай!
О ветры, с полночи летите
60 От родины моей, Вы, звезды севера, горите
Изгнаннику светлей!» —

Так пел наш пленник одинокой
В виду Лионских стен,
64 Где юноше судьбой жестокой
Назначен долгий плен,
Он пел — у ног сверкала Рона,
В ней месяц трепетал,
68 И на златых верхах Лиона
Луч солнца догорал.

Другие анализы стихотворений Константина Батюшкова

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

солнце петь гореть край дон волна родной свобода шуметь рон

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

1 741

Количество символов без пробелов

1 435

Количество слов

288

Количество уникальных слов

191

Количество значимых слов

93

Количество стоп-слов

94

Количество строк

69

Количество строф

9

Водность

67,7 %

Классическая тошнота

2,45

Академическая тошнота

7,2 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

шуметь

6

2,08 %

волна

5

1,74 %

рон

5

1,74 %

дон

3

1,04 %

край

3

1,04 %

петь

3

1,04 %

родной

3

1,04 %

свобода

3

1,04 %

солнце

3

1,04 %

гореть

2

0,69 %

жатва

2

0,69 %

конь

2

0,69 %

мыть

2

0,69 %

напоминать

2

0,69 %

орошать

2

0,69 %

отдать

2

0,69 %

отчизна

2

0,69 %

плеск

2

0,69 %

радость

2

0,69 %

родина

2

0,69 %

снег

2

0,69 %

час

2

0,69 %

шум

2

0,69 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

V mestakh, gde Rona protekayet

Konstantin Batyushkov

Plenny

V mestakh, gde Rona protekayet
Po barkhatnym lugam,
Gde mirt dushisty rastsvetayet,
Sklonyas k yee vodam,
Gde na gorakh roskoshno zreyet
Yantarny vinograd, Zlaty limon na solntse rdeyet
I yavory shumyat, —

V chasy vechernia prokhlady
Lyubuyasya rekoy,
Stoyal, sklonya na Ronu vzglyady
S glubokoyu toskoy,
Dobycha brani, russkoy plenny,
Pridonskikh chest synov,
S poley pobedy pokhishchenny
Odin tolpoy vragov.

«Shumi, — on pel, — volnami, Rona,
I zhatvy oroshay,
No pleskom voln — rodnogo Dona
Mne shum napominay!
Ya v prazdnosti teryayu vremya,
Dushoyu v lyudstve sir;
Mne zhizn — ne zhizn, bez slavy — bremya,
I pust prekrasny mir!

Vesna vokrug zhivit prirodu,
Yasneyet solntsa svet,
Vse slavit schastye i svobodu,
No mne svobody net!
Shumi, shumi volnami, Rona,
I mne vospominay
Na beregakh rodnogo Dona
Otchizny mily kray!

Zdes prelest — selskiye devitsy!
Ikh vzor ognem gorit
I skvoz potuplenny resnitsy
Mne radosti sulit.
Kakiye radosti v chuzhbine?
Oni v rodnykh krayakh;
Oni tsvetut v moyey pustyne,
I v debryakh, i v snegakh.

Otdayte zh mne moyu svobodu!
Otdayte kray ottsov,
Otchizny vyugi, nepogodu,
Na rodine moy krov,
Pokryty v zimu yarkim snegom!
Akh! dayte mne konya;
Tuda pomchit on bystrym begom
I den i noch menya!

Na rodinu, v sey terem drevny,
Gde zhdet menya krasa
I pod oknom v chasy vecherni
Glyadit na nebesa;
O druge tayno pomyshlyayet...
Il robkoyu rukoy Konya retivogo laskayet,
Tebya, soratnik moy!

Shumi, shumi volnami, Rona,
I zhatvy oroshay;
No pleskom voln — rodnogo Dona
Mne shum napominay!
O vetry, s polnochi letite
Ot rodiny moyey, Vy, zvezdy severa, gorite
Izgnanniku svetley!» —

Tak pel nash plennik odinokoy
V vidu Lionskikh sten,
Gde yunoshe sudboy zhestokoy
Naznachen dolgy plen,
On pel — u nog sverkala Rona,
V ney mesyats trepetal,
I na zlatykh verkhakh Liona
Luch solntsa dogoral.

D vtcnf[, ult Hjyf ghjntrftn

Rjycnfynby ,fn/irjd

Gktyysq

D vtcnf[, ult Hjyf ghjntrftn
Gj ,fh[fnysv keufv,
Ult vbhn leibcnsq hfcwdtnftn,
Crkjyzcm r tt djlfv,
Ult yf ujhf[ hjcrjiyj phttn
Zynfhysq dbyjuhfl, Pkfnsq kbvjy yf cjkywt hlttn
B zdjhs ievzn, —

D xfcs dtxthybz ghj[kfls
K/,ezcz htrjq,
Cnjzk, crkjyz yf Hjye dpukzls
C uke,jrj/ njcrjq,
Lj,sxf ,hfyb, heccrjq gktyysq,
Ghbljycrb[ xtcnm csyjd,
C gjktq gj,tls gj[botyysq
Jlby njkgjq dhfujd/

«Ievb, — jy gtk, — djkyfvb, Hjyf,
B ;fnds jhjifq,
Yj gktcrjv djky — hjlyjuj Ljyf
Vyt iev yfgjvbyfq!
Z d ghfplyjcnb nthz/ dhtvz,
Leij/ d k/lcndt cbh;
Vyt ;bpym — yt ;bpym, ,tp ckfds — ,htvz,
B gecn ghtrhfcysq vbh!

Dtcyf djrheu ;bdbn ghbhjle,
Zcyttn cjkywf cdtn,
Dct ckfdbn cxfcnmt b cdj,jle,
Yj vyt cdj,jls ytn!
Ievb, ievb djkyfvb, Hjyf,
B vyt djcgjvbyfq
Yf ,thtuf[ hjlyjuj Ljyf
Jnxbpys vbksq rhfq!

Pltcm ghtktcnm — ctkmcrbt ltdbws!
B[ dpjh juytv ujhbn
B crdjpm gjnegktyys htcybws
Vyt hfljcnb cekbn/
Rfrbt hfljcnb d xe;,byt?
Jyb d hjlys[ rhfz[;
Jyb wdtnen d vjtq gecnsyt,
B d lt,hz[, b d cytuf[/

Jnlfqnt ; vyt vj/ cdj,jle!
Jnlfqnt rhfq jnwjd,
Jnxbpys dm/ub, ytgjujle,
Yf hjlbyt vjq rhjd,
Gjrhsnsq d pbve zhrbv cytujv!
F[! lfqnt vyt rjyz;
Nelf gjvxbn jy ,scnhsv ,tujv
B ltym b yjxm vtyz!

Yf hjlbye, d ctq nthtv lhtdybq,
Ult ;ltn vtyz rhfcf
B gjl jryjv d xfcs dtxthyb
Ukzlbn yf yt,tcf;
J lheut nfqyj gjvsikztn///
Bkm hj,rj/ herjq Rjyz htnbdjuj kfcrftn,
Nt,z, cjhfnybr vjq!

Ievb, ievb djkyfvb, Hjyf,
B ;fnds jhjifq;
Yj gktcrjv djky — hjlyjuj Ljyf
Vyt iev yfgjvbyfq!
J dtnhs, c gjkyjxb ktnbnt
Jn hjlbys vjtq, Ds, pdtpls ctdthf, ujhbnt
Bpuyfyybre cdtnktq!» —

Nfr gtk yfi gktyybr jlbyjrjq
D dble Kbjycrb[ cnty,
Ult /yjit celm,jq ;tcnjrjq
Yfpyfxty ljkubq gkty,
Jy gtk — e yju cdthrfkf Hjyf,
D ytq vtczw nhtgtnfk,
B yf pkfns[ dth[f[ Kbjyf
Kex cjkywf ljujhfk/