Василий ЖуковскийВладыко Морвены (Эолова Арфа)

Василий Жуковский [zhukovsky]

Владыко Морвены,
Жил в дедовском замке могучий Ордал;
Над озером стены
4 Зубчатые замок с холма возвышал;
Прибрежны дубравы
Склонялись к водам,
И стлался кудрявый
8 Кустарник по злачным окрестным холмам.

Спокойствие сеней
Дубравных там часто лай псов нарушал;
Рогатых еленей
12 И вепрей и ланей могучий Ордал
С отважными псами
Гонял по холмам;
И долы с холмами,
16 Шумя, отвечали зовущим рогам.

В жилище Ордала
Веселость из ближних и дальних краев
Гостей собирала;
20 И убраны были чертоги пиров
Еленей рогами;
И в память отцам
Висели рядами
24 Их шлемы, кольчуги, щиты по стенам.

И в дружных беседах
Любил за бокалом рассказы Ордал
О древних победах
28 И взоры на брони отцов устремлял:
Чеканны их латы
В глубоких рубцах;
Мечи их зубчаты;
32 Щиты их и шлемы избиты в боях.

Младая Минвана
Красой озаряла родительский дом;
Как зыби тумана,
36 Зарею златимы над свежим холмом,
Так кудри густые
С главы молодой
На перси младые,
40 Вияся, бежали струе й золотой.

Приятней денницы
Задумчивый пламень во взорах сиял:
Сквозь темны ресницы
44 Он сладкое в душу смятенье вливал;
Потока журчанье —
Приятность речей;
Как роза дыханье;
48 Душа же прекрасней и прелестей в ней.

Гремела красою
Минвана и в ближних и в дальних краях;
В Морвену толпою
52 Стекалися витязи, славны в боях;
И дщерью гордился
Пред ними отец...
Но втайне делился
56 Душою с Минваной Арминий-певец.

Младой и прекрасный,
Как свежая роза — утеха долин,
Певец сладкогласный...
60 Но родом не знатный, не княжеский сын:
Минвана забыла
О сане своем
И сердцем любила,
64 Невинная, сердце невинное в нем.

На темные своды
Багряным щитом покатилась луна;
И озера воды
68 Струистым сияньем покрыла она;
От замка, от сеней
Дубрав по брегам
Огромные теней
72 Легли великаны по гладким водам.

На холме, где чистым
Потоком источник бежал из кустов,
Под дубом ветвистым —
76 Свидетелем тайных свиданья часов —
Минвана младая
Сидела одна,
Певца ожидая,
80 И в страхе таила дыханье она.

И с арфою стройной
Ко древу к Минване приходит певец.
Все было спокойно,
84 Как тихая радость их юных сердец:
Прохлада и нега,
Мерцанье луны,
И ропот у брега
88 Дробимыя с легким плесканьем волны.

И долго, безмолвны,
Певец и Минвана с унылой душой
Смотрели на волны,
92 Златимые тихо блестящей луной.
«Как быстрые воды
Поток свой лиют —
Так быстрые годы
96 Веселье младое с любовью несут».

«Что ж сердце уныло?
Пусть воды лиются, пусть годы бегут,
О верный! о милый!
100 С любовию годы и жизнь унесут». —
«Минвана, Минвана,
Я бедный певец;
Ты ж царского сана,
104 И предками славен твой гордый отец».

«Что в славе и сане?
Любовь — мой высокий, мой царский венец.
О милый, Минване
108 Всех витязей краше смиренный певец.
Зачем же уныло
На радость глядеть?
Все близко, что мило;
112 Оставим годам за годами лететь».

«Минутная сладость
Веселого вместе, помедли, постой;
Кто скажет, что радость
116 Навек не умчится с грядущей зарей!
Проглянет денница —
Блаженству конец;
Опять ты царица,
120 Опять я ничтожный и бедный певец».

«Пускай возвратится
Веселое утро, сияние дня;
Зарей озарится
124 Тот свет, где мой милый живет для меня.
Лишь царским убором
Я буду с толпой;
А мыслию, взором,
128 И сердцем, и жизнью, о милый, с тобой».

«Прости, уж бледнеет
Рассветом далекий, Минвана, восток;
Уж утренний веет
132 С вершины кудрявых холмов ветерок». —
«О нет! то зарница
Блестит в облаках;
Не скоро денница;
136 И тих ветерок на кудрявых холмах».

«Уж в замке проснулись;
Мне слышался шорох и звук голосов». —
«О нет! встрепенулись
140 Дремавшие пташки на ветвях кустов». —
«Заря уж багряна», —
«О милый, постой». —
«Минвана, Минвана,
144 Почто ж замирает так сердце тоской?»

И арфу унылый
Певец привязал под наклоном ветвей:
«Будь, арфа, для милой
148 Залогом прекрасных минувшего дней;
И сладкие звуки
Любви не забудь;
Услада разлуки
152 И вестник души неизменным будь.

Когда же мой юный,
Убитый печалию, цвет опадет,
О верные струны,
156 В вас с прежней любовью душа перейдет.
Как прежде, взыграет
Веселие в вас,
И друг мой узнает
160 Привычный, зовущий к свиданию глас.

И думай, их пенью
Внимая вечерней, Минвана, порой,
Что легкою тенью,
164 Все верный, летает твой друг над тобой;
Что прежние муки:
Превратности страх,
Томленье разлуки,
168 Все с трепетной жизнью он бросил во прах.

Что, жизнь переживши,
Любовь лишь одна не рассталась с душой;
Что робко любивший
172 Без робости любит и более твой.
А ты, дуб ветвистый,
Ее осеняй;
И, ветер душистый,
176 На грудь молодую дышать прилетай».

Умолк — и с прелестной
Задумчивых долго очей не сводил...
Как бы неизвестный
180 В нем голос: навеки прости! говорил.
Горячей рукою
Ей руку пожал
И, тихой стопою
184 От ней удаляся, как призрак пропал...

Луна воссияла...
Минвана у древа... но где же певец?
Увы! предузнала
188 Душа, унывая, что счастью конец;
Молва о свиданье
Достигла отца...
И мчит уж в изгыанье
192 Ладья через море младого певца.

И поздно и рано
Под древом свиданья Минвана грустит.
Уныло с Минваной
196 Один лишь нагорный поток говорит;
Все пусто; день ясный
Взойдет и зайдет —
Певец сладкогласный
200 Минваны под древом свиданья не ждет.

Прохладою дышит
Там ветер вечерний, и в листьях шумит,
И ветви колышет,
204 И арфу лобзает... но арфа молчит.
Творения радость,
Настала весна —
И в свежую младость,
208 Красу и веселье земля убрана.

И ярким сияньем
Холмы осыпал вечереющий день:
На землю с молчаньем
212 Сходила ночная, росистая тень;
Уж синие своды
Блистали в звездах;
Сровнялися воды;
216 И ветер улегся на спящих листах.

Сидела уныло
Минвана у древа... душой вдалеке...
И тихо все было...
220 Вдруг... к пламенной что-то коснулось щеке;
И что-то шатнуло
Без ветра листы;
И что-то прильнуло
224 К струнам, невидимо слетев с высоты...

И вдруг... из молчанья
Поднялся протяжно задумчивый звон;
И тише дыханья
228 Играющей в листьях прохлады был он.
В ней сердце смутилось:
То друга привет!
Свершилось, свершилось!..
232 Земля опустела, и милого нет.

От тяжкия муки
Минвана упала без чувства на прах,
И жалобней звуки
236 Над ней застенали в смятенных струнах.
Когда ж возвратила
Дыханье она,
Уже восходила
240 Заря, и над нею была тишина.

С тех пор, унывая,
Минвана, лишь вечер, ходила на холм
И, звукам внимая,
244 Мечтала о милом, о свете другом,
Где жизнь без разлуки,
Где все не на час —
И мнились ей звуки,
248 Как будто летящий от родины глас.

«О милые струны,
Играйте, играйте... мой час недалек;
Уж клонится юный
252 Главой недоцветшей ко праху цветок.
И странник унылый
Заутра придет
И спросит: где милый
256 Цветок мой?.. и боле цветка не найдет».

И нет уж Минваны...
Когда от потоков, холмов и полей
Восходят туманы
260 И светит, как в дыме, луна без лучей,
Две видятся тени:
Слиявшись, летят
К знакомой им сени...
264 И дуб шевелится, и струны звучат.

Другие анализы стихотворений Василия Жуковского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

все мыть сердце душа милый холм певец младой унылый минваный

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

6 454

Количество символов без пробелов

5 367

Количество слов

1 038

Количество уникальных слов

485

Количество значимых слов

396

Количество стоп-слов

333

Количество строк

264

Количество строф

33

Водность

61,8 %

Классическая тошнота

4,47

Академическая тошнота

6,3 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

минваный

20

1,93 %

певец

11

1,06 %

холм

11

1,06 %

душа

9

0,87 %

милый

9

0,87 %

все

7

0,67 %

мыть

7

0,67 %

сердце

7

0,67 %

унылый

7

0,67 %

младой

6

0,58 %

тихий

6

0,58 %

арфа

5

0,48 %

древо

5

0,48 %

звук

5

0,48 %

луна

5

0,48 %

любовь

5

0,48 %

над

5

0,48 %

отец

5

0,48 %

поток

5

0,48 %

струна

5

0,48 %

ветер

4

0,39 %

воды

4

0,39 %

лист

4

0,39 %

лишь

4

0,39 %

любить

4

0,39 %

радость

4

0,39 %

бежать

3

0,29 %

верный

3

0,29 %

веселие

3

0,29 %

ветвь

3

0,29 %

взор

3

0,29 %

денница

3

0,29 %

дуб

3

0,29 %

дыхание

3

0,29 %

задумчивый

3

0,29 %

замок

3

0,29 %

зареять

3

0,29 %

земля

3

0,29 %

играть

3

0,29 %

иза

3

0,29 %

краса

3

0,29 %

кудрявый

3

0,29 %

лететь

3

0,29 %

один

3

0,29 %

ордал

3

0,29 %

прах

3

0,29 %

прекрасный

3

0,29 %

прохлада

3

0,29 %

разлука

3

0,29 %

сан

3

0,29 %

свиданье

3

0,29 %

сени

3

0,29 %

сияние

3

0,29 %

твой

3

0,29 %

тень

3

0,29 %

царский

3

0,29 %

цветок

3

0,29 %

час

3

0,29 %

что-то

3

0,29 %

щит

3

0,29 %

юный

3

0,29 %

багряный

2

0,19 %

бедный

2

0,19 %

блестеть

2

0,19 %

ближний

2

0,19 %

бой

2

0,19 %

брег

2

0,19 %

быстрый

2

0,19 %

вдруг

2

0,19 %

веселый

2

0,19 %

ветвистый

2

0,19 %

ветерок

2

0,19 %

витязь

2

0,19 %

внимать

2

0,19 %

вод

2

0,19 %

волна

2

0,19 %

восходить

2

0,19 %

глава

2

0,19 %

глас

2

0,19 %

голос

2

0,19 %

дальний

2

0,19 %

деть

2

0,19 %

долгий

2

0,19 %

дубрава

2

0,19 %

дышать

2

0,19 %

еленый

2

0,19 %

забыть

2

0,19 %

заря

2

0,19 %

звать

2

0,19 %

зубчатый

2

0,19 %

конец

2

0,19 %

край

2

0,19 %

куст

2

0,19 %

легкий

2

0,19 %

минван

2

0,19 %

могучий

2

0,19 %

молодой

2

0,19 %

молчанье

2

0,19 %

морвен

2

0,19 %

мука

2

0,19 %

невинный

2

0,19 %

озеро

2

0,19 %

оно

2

0,19 %

опять

2

0,19 %

пес

2

0,19 %

постой

2

0,19 %

прежний

2

0,19 %

простить

2

0,19 %

пусть

2

0,19 %

рог

2

0,19 %

роза

2

0,19 %

свежий

2

0,19 %

свершиться

2

0,19 %

свидание

2

0,19 %

свод

2

0,19 %

славный

2

0,19 %

сладкогласный

2

0,19 %

сладкое

2

0,19 %

страх

2

0,19 %

темный

2

0,19 %

толпа

2

0,19 %

туман

2

0,19 %

убрать

2

0,19 %

унывать

2

0,19 %

шлем

2

0,19 %

шуметь

2

0,19 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Vladyko Morveny

Vasily Zhukovsky

Eolova Arfa

Vladyko Morveny,
Zhil v dedovskom zamke moguchy Ordal;
Nad ozerom steny
Zubchatye zamok s kholma vozvyshal;
Pribrezhny dubravy
Sklonyalis k vodam,
I stlalsya kudryavy
Kustarnik po zlachnym okrestnym kholmam.

Spokoystviye seney
Dubravnykh tam chasto lay psov narushal;
Rogatykh yeleney
I veprey i laney moguchy Ordal
S otvazhnymi psami
Gonyal po kholmam;
I doly s kholmami,
Shumya, otvechali zovushchim rogam.

V zhilishche Ordala
Veselost iz blizhnikh i dalnikh krayev
Gostey sobirala;
I ubrany byli chertogi pirov
Yeleney rogami;
I v pamyat ottsam
Viseli ryadami
Ikh shlemy, kolchugi, shchity po stenam.

I v druzhnykh besedakh
Lyubil za bokalom rasskazy Ordal
O drevnikh pobedakh
I vzory na broni ottsov ustremlyal:
Chekanny ikh laty
V glubokikh rubtsakh;
Mechi ikh zubchaty;
Shchity ikh i shlemy izbity v boyakh.

Mladaya Minvana
Krasoy ozaryala roditelsky dom;
Kak zybi tumana,
Zareyu zlatimy nad svezhim kholmom,
Tak kudri gustye
S glavy molodoy
Na persi mladye,
Viasya, bezhali struye y zolotoy.

Priatney dennitsy
Zadumchivy plamen vo vzorakh sial:
Skvoz temny resnitsy
On sladkoye v dushu smyatenye vlival;
Potoka zhurchanye —
Priatnost rechey;
Kak roza dykhanye;
Dusha zhe prekrasney i prelestey v ney.

Gremela krasoyu
Minvana i v blizhnikh i v dalnikh krayakh;
V Morvenu tolpoyu
Stekalisya vityazi, slavny v boyakh;
I dshcheryu gordilsya
Pred nimi otets...
No vtayne delilsya
Dushoyu s Minvanoy Arminy-pevets.

Mladoy i prekrasny,
Kak svezhaya roza — utekha dolin,
Pevets sladkoglasny...
No rodom ne znatny, ne knyazhesky syn:
Minvana zabyla
O sane svoyem
I serdtsem lyubila,
Nevinnaya, serdtse nevinnoye v nem.

Na temnye svody
Bagryanym shchitom pokatilas luna;
I ozera vody
Struistym sianyem pokryla ona;
Ot zamka, ot seney
Dubrav po bregam
Ogromnye teney
Legli velikany po gladkim vodam.

Na kholme, gde chistym
Potokom istochnik bezhal iz kustov,
Pod dubom vetvistym —
Svidetelem taynykh svidanya chasov —
Minvana mladaya
Sidela odna,
Pevtsa ozhidaya,
I v strakhe taila dykhanye ona.

I s arfoyu stroynoy
Ko drevu k Minvane prikhodit pevets.
Vse bylo spokoyno,
Kak tikhaya radost ikh yunykh serdets:
Prokhlada i nega,
Mertsanye luny,
I ropot u brega
Drobimyya s legkim pleskanyem volny.

I dolgo, bezmolvny,
Pevets i Minvana s unyloy dushoy
Smotreli na volny,
Zlatimye tikho blestyashchey lunoy.
«Kak bystrye vody
Potok svoy liyut —
Tak bystrye gody
Veselye mladoye s lyubovyu nesut».

«Chto zh serdtse unylo?
Pust vody liyutsya, pust gody begut,
O verny! o mily!
S lyuboviyu gody i zhizn unesut». —
«Minvana, Minvana,
Ya bedny pevets;
Ty zh tsarskogo sana,
I predkami slaven tvoy gordy otets».

«Chto v slave i sane?
Lyubov — moy vysoky, moy tsarsky venets.
O mily, Minvane
Vsekh vityazey krashe smirenny pevets.
Zachem zhe unylo
Na radost glyadet?
Vse blizko, chto milo;
Ostavim godam za godami letet».

«Minutnaya sladost
Veselogo vmeste, pomedli, postoy;
Kto skazhet, chto radost
Navek ne umchitsya s gryadushchey zarey!
Proglyanet dennitsa —
Blazhenstvu konets;
Opyat ty tsaritsa,
Opyat ya nichtozhny i bedny pevets».

«Puskay vozvratitsya
Veseloye utro, sianiye dnya;
Zarey ozaritsya
Tot svet, gde moy mily zhivet dlya menya.
Lish tsarskim uborom
Ya budu s tolpoy;
A mysliyu, vzorom,
I serdtsem, i zhiznyu, o mily, s toboy».

«Prosti, uzh bledneyet
Rassvetom daleky, Minvana, vostok;
Uzh utrenny veyet
S vershiny kudryavykh kholmov veterok». —
«O net! to zarnitsa
Blestit v oblakakh;
Ne skoro dennitsa;
I tikh veterok na kudryavykh kholmakh».

«Uzh v zamke prosnulis;
Mne slyshalsya shorokh i zvuk golosov». —
«O net! vstrepenulis
Dremavshiye ptashki na vetvyakh kustov». —
«Zarya uzh bagryana», —
«O mily, postoy». —
«Minvana, Minvana,
Pochto zh zamirayet tak serdtse toskoy?»

I arfu unyly
Pevets privyazal pod naklonom vetvey:
«Bud, arfa, dlya miloy
Zalogom prekrasnykh minuvshego dney;
I sladkiye zvuki
Lyubvi ne zabud;
Uslada razluki
I vestnik dushi neizmennym bud.

Kogda zhe moy yuny,
Ubity pechaliyu, tsvet opadet,
O vernye struny,
V vas s prezhney lyubovyu dusha pereydet.
Kak prezhde, vzygrayet
Veseliye v vas,
I drug moy uznayet
Privychny, zovushchy k svidaniyu glas.

I dumay, ikh penyu
Vnimaya vecherney, Minvana, poroy,
Chto legkoyu tenyu,
Vse verny, letayet tvoy drug nad toboy;
Chto prezhniye muki:
Prevratnosti strakh,
Tomlenye razluki,
Vse s trepetnoy zhiznyu on brosil vo prakh.

Chto, zhizn perezhivshi,
Lyubov lish odna ne rasstalas s dushoy;
Chto robko lyubivshy
Bez robosti lyubit i boleye tvoy.
A ty, dub vetvisty,
Yee osenyay;
I, veter dushisty,
Na grud moloduyu dyshat priletay».

Umolk — i s prelestnoy
Zadumchivykh dolgo ochey ne svodil...
Kak by neizvestny
V nem golos: naveki prosti! govoril.
Goryachey rukoyu
Yey ruku pozhal
I, tikhoy stopoyu
Ot ney udalyasya, kak prizrak propal...

Luna vossiala...
Minvana u dreva... no gde zhe pevets?
Uvy! preduznala
Dusha, unyvaya, chto schastyu konets;
Molva o svidanye
Dostigla ottsa...
I mchit uzh v izgyanye
Ladya cherez more mladogo pevtsa.

I pozdno i rano
Pod drevom svidanya Minvana grustit.
Unylo s Minvanoy
Odin lish nagorny potok govorit;
Vse pusto; den yasny
Vzoydet i zaydet —
Pevets sladkoglasny
Minvany pod drevom svidanya ne zhdet.

Prokhladoyu dyshit
Tam veter vecherny, i v listyakh shumit,
I vetvi kolyshet,
I arfu lobzayet... no arfa molchit.
Tvorenia radost,
Nastala vesna —
I v svezhuyu mladost,
Krasu i veselye zemlya ubrana.

I yarkim sianyem
Kholmy osypal vechereyushchy den:
Na zemlyu s molchanyem
Skhodila nochnaya, rosistaya ten;
Uzh siniye svody
Blistali v zvezdakh;
Srovnyalisya vody;
I veter ulegsya na spyashchikh listakh.

Sidela unylo
Minvana u dreva... dushoy vdaleke...
I tikho vse bylo...
Vdrug... k plamennoy chto-to kosnulos shcheke;
I chto-to shatnulo
Bez vetra listy;
I chto-to prilnulo
K strunam, nevidimo sletev s vysoty...

I vdrug... iz molchanya
Podnyalsya protyazhno zadumchivy zvon;
I tishe dykhanya
Igrayushchey v listyakh prokhlady byl on.
V ney serdtse smutilos:
To druga privet!
Svershilos, svershilos!..
Zemlya opustela, i milogo net.

Ot tyazhkia muki
Minvana upala bez chuvstva na prakh,
I zhalobney zvuki
Nad ney zastenali v smyatennykh strunakh.
Kogda zh vozvratila
Dykhanye ona,
Uzhe voskhodila
Zarya, i nad neyu byla tishina.

S tekh por, unyvaya,
Minvana, lish vecher, khodila na kholm
I, zvukam vnimaya,
Mechtala o milom, o svete drugom,
Gde zhizn bez razluki,
Gde vse ne na chas —
I mnilis yey zvuki,
Kak budto letyashchy ot rodiny glas.

«O milye struny,
Igrayte, igrayte... moy chas nedalek;
Uzh klonitsya yuny
Glavoy nedotsvetshey ko prakhu tsvetok.
I strannik unyly
Zautra pridet
I sprosit: gde mily
Tsvetok moy?.. i bole tsvetka ne naydet».

I net uzh Minvany...
Kogda ot potokov, kholmov i poley
Voskhodyat tumany
I svetit, kak v dyme, luna bez luchey,
Dve vidyatsya teni:
Sliavshis, letyat
K znakomoy im seni...
I dub shevelitsya, i struny zvuchat.

Dkflsrj Vjhdtys

Dfcbkbq ;erjdcrbq

'jkjdf Fhaf

Dkflsrj Vjhdtys,
;bk d ltljdcrjv pfvrt vjuexbq Jhlfk;
Yfl jpthjv cntys
Pe,xfnst pfvjr c [jkvf djpdsifk;
Ghb,ht;ys le,hfds
Crkjyzkbcm r djlfv,
B cnkfkcz relhzdsq
Recnfhybr gj pkfxysv jrhtcnysv [jkvfv/

Cgjrjqcndbt ctytq
Le,hfdys[ nfv xfcnj kfq gcjd yfheifk;
Hjufns[ tktytq
B dtghtq b kfytq vjuexbq Jhlfk
C jndf;ysvb gcfvb
Ujyzk gj [jkvfv;
B ljks c [jkvfvb,
Ievz, jndtxfkb pjdeobv hjufv/

D ;bkbot Jhlfkf
Dtctkjcnm bp ,kb;yb[ b lfkmyb[ rhftd
Ujcntq cj,bhfkf;
B e,hfys ,skb xthnjub gbhjd
Tktytq hjufvb;
B d gfvznm jnwfv
Dbctkb hzlfvb
B[ iktvs, rjkmxeub, obns gj cntyfv/

B d lhe;ys[ ,tctlf[
K/,bk pf ,jrfkjv hfccrfps Jhlfk
J lhtdyb[ gj,tlf[
B dpjhs yf ,hjyb jnwjd ecnhtvkzk:
Xtrfyys b[ kfns
D uke,jrb[ he,wf[;
Vtxb b[ pe,xfns;
Obns b[ b iktvs bp,bns d ,jz[/

Vkflfz Vbydfyf
Rhfcjq jpfhzkf hjlbntkmcrbq ljv;
Rfr ps,b nevfyf,
Pfht/ pkfnbvs yfl cdt;bv [jkvjv,
Nfr relhb uecnst
C ukfds vjkjljq
Yf gthcb vkflst,
Dbzcz, ,t;fkb cnhet q pjkjnjq/

Ghbznytq ltyybws
Pflevxbdsq gkfvtym dj dpjhf[ cbzk:
Crdjpm ntvys htcybws
Jy ckflrjt d leie cvzntymt dkbdfk;
Gjnjrf ;ehxfymt —
Ghbznyjcnm htxtq;
Rfr hjpf ls[fymt;
Leif ;t ghtrhfcytq b ghtktcntq d ytq/

Uhtvtkf rhfcj/
Vbydfyf b d ,kb;yb[ b d lfkmyb[ rhfz[;
D Vjhdtye njkgj/
Cntrfkbcz dbnzpb, ckfdys d ,jz[;
B lothm/ ujhlbkcz
Ghtl ybvb jntw///
Yj dnfqyt ltkbkcz
Leij/ c Vbydfyjq Fhvbybq-gtdtw/

Vkfljq b ghtrhfcysq,
Rfr cdt;fz hjpf — ent[f ljkby,
Gtdtw ckflrjukfcysq///
Yj hjljv yt pyfnysq, yt ryz;tcrbq csy:
Vbydfyf pf,skf
J cfyt cdjtv
B cthlwtv k/,bkf,
Ytdbyyfz, cthlwt ytdbyyjt d ytv/

Yf ntvyst cdjls
,fuhzysv obnjv gjrfnbkfcm keyf;
B jpthf djls
Cnhebcnsv cbzymtv gjrhskf jyf;
Jn pfvrf, jn ctytq
Le,hfd gj ,htufv
Juhjvyst ntytq
Ktukb dtkbrfys gj ukflrbv djlfv/

Yf [jkvt, ult xbcnsv
Gjnjrjv bcnjxybr ,t;fk bp recnjd,
Gjl le,jv dtndbcnsv —
Cdbltntktv nfqys[ cdblfymz xfcjd —
Vbydfyf vkflfz
Cbltkf jlyf,
Gtdwf j;blfz,
B d cnhf[t nfbkf ls[fymt jyf/

B c fhaj/ cnhjqyjq
Rj lhtde r Vbydfyt ghb[jlbn gtdtw/
Dct ,skj cgjrjqyj,
Rfr nb[fz hfljcnm b[ /ys[ cthltw:
Ghj[kflf b ytuf,
Vthwfymt keys,
B hjgjn e ,htuf
Lhj,bvsz c kturbv gktcrfymtv djkys/

B ljkuj, ,tpvjkdys,
Gtdtw b Vbydfyf c eyskjq leijq
Cvjnhtkb yf djkys,
Pkfnbvst nb[j ,ktcnzotq keyjq/
«Rfr ,scnhst djls
Gjnjr cdjq kb/n —
Nfr ,scnhst ujls
Dtctkmt vkfljt c k/,jdm/ ytcen»/

«Xnj ; cthlwt eyskj?
Gecnm djls kb/ncz, gecnm ujls ,tuen,
J dthysq! j vbksq!
C k/,jdb/ ujls b ;bpym eytcen»/ —
«Vbydfyf, Vbydfyf,
Z ,tlysq gtdtw;
Ns ; wfhcrjuj cfyf,
B ghtlrfvb ckfdty ndjq ujhlsq jntw»/

«Xnj d ckfdt b cfyt?
K/,jdm — vjq dscjrbq, vjq wfhcrbq dtytw/
J vbksq, Vbydfyt
Dct[ dbnzptq rhfit cvbhtyysq gtdtw/
Pfxtv ;t eyskj
Yf hfljcnm ukzltnm?
Dct ,kbprj, xnj vbkj;
Jcnfdbv ujlfv pf ujlfvb ktntnm»/

«Vbyenyfz ckfljcnm
Dtctkjuj dvtcnt, gjvtlkb, gjcnjq;
Rnj crf;tn, xnj hfljcnm
Yfdtr yt evxbncz c uhzleotq pfhtq!
Ghjukzytn ltyybwf —
,kf;tycnde rjytw;
Jgznm ns wfhbwf,
Jgznm z ybxnj;ysq b ,tlysq gtdtw»/

«Gecrfq djpdhfnbncz
Dtctkjt enhj, cbzybt lyz;
Pfhtq jpfhbncz
Njn cdtn, ult vjq vbksq ;bdtn lkz vtyz/
Kbim wfhcrbv e,jhjv
Z ,ele c njkgjq;
F vsckb/, dpjhjv,
B cthlwtv, b ;bpym/, j vbksq, c nj,jq»/

«Ghjcnb, e; ,ktlyttn
Hfccdtnjv lfktrbq, Vbydfyf, djcnjr;
E; enhtyybq dttn
C dthibys relhzds[ [jkvjd dtnthjr»/ —
«J ytn! nj pfhybwf
,ktcnbn d j,kfrf[;
Yt crjhj ltyybwf;
B nb[ dtnthjr yf relhzds[ [jkvf[»/

«E; d pfvrt ghjcyekbcm;
Vyt cksifkcz ijhj[ b pder ujkjcjd»/ —
«J ytn! dcnhtgtyekbcm
Lhtvfdibt gnfirb yf dtndz[ recnjd»/ —
«Pfhz e; ,fuhzyf», —
«J vbksq, gjcnjq»/ —
«Vbydfyf, Vbydfyf,
Gjxnj ; pfvbhftn nfr cthlwt njcrjq?»

B fhae eysksq
Gtdtw ghbdzpfk gjl yfrkjyjv dtndtq:
«,elm, fhaf, lkz vbkjq
Pfkjujv ghtrhfcys[ vbyedituj lytq;
B ckflrbt pderb
K/,db yt pf,elm;
Eckflf hfpkerb
B dtcnybr leib ytbpvtyysv ,elm/

Rjulf ;t vjq /ysq,
E,bnsq gtxfkb/, wdtn jgfltn,
J dthyst cnheys,
D dfc c ght;ytq k/,jdm/ leif gthtqltn/
Rfr ght;lt, dpsuhftn
Dtctkbt d dfc,
B lheu vjq epyftn
Ghbdsxysq, pjdeobq r cdblfyb/ ukfc/

B levfq, b[ gtym/
Dybvfz dtxthytq, Vbydfyf, gjhjq,
Xnj kturj/ ntym/,
Dct dthysq, ktnftn ndjq lheu yfl nj,jq;
Xnj ght;ybt verb:
Ghtdhfnyjcnb cnhf[,
Njvktymt hfpkerb,
Dct c nhtgtnyjq ;bpym/ jy ,hjcbk dj ghf[/

Xnj, ;bpym gtht;bdib,
K/,jdm kbim jlyf yt hfccnfkfcm c leijq;
Xnj hj,rj k/,bdibq
,tp hj,jcnb k/,bn b ,jktt ndjq/
F ns, le, dtndbcnsq,
Tt jctyzq;
B, dtnth leibcnsq,
Yf uhelm vjkjle/ lsifnm ghbktnfq»/

Evjkr — b c ghtktcnyjq
Pflevxbds[ ljkuj jxtq yt cdjlbk///
Rfr ,s ytbpdtcnysq
D ytv ujkjc: yfdtrb ghjcnb! ujdjhbk/
Ujhzxtq herj/
Tq here gj;fk
B, nb[jq cnjgj/
Jn ytq elfkzcz, rfr ghbphfr ghjgfk///

Keyf djccbzkf///
Vbydfyf e lhtdf/// yj ult ;t gtdtw?
Eds! ghtlepyfkf
Leif, eysdfz, xnj cxfcnm/ rjytw;
Vjkdf j cdblfymt
Ljcnbukf jnwf///
B vxbn e; d bpusfymt
Kflmz xthtp vjht vkfljuj gtdwf/

B gjplyj b hfyj
Gjl lhtdjv cdblfymz Vbydfyf uhecnbn/
Eyskj c Vbydfyjq
Jlby kbim yfujhysq gjnjr ujdjhbn;
Dct gecnj; ltym zcysq
Dpjqltn b pfqltn —
Gtdtw ckflrjukfcysq
Vbydfys gjl lhtdjv cdblfymz yt ;ltn/

Ghj[kflj/ lsibn
Nfv dtnth dtxthybq, b d kbcnmz[ ievbn,
B dtndb rjksitn,
B fhae kj,pftn/// yj fhaf vjkxbn/
Ndjhtybz hfljcnm,
Yfcnfkf dtcyf —
B d cdt;e/ vkfljcnm,
Rhfce b dtctkmt ptvkz e,hfyf/

B zhrbv cbzymtv
[jkvs jcsgfk dtxtht/obq ltym:
Yf ptvk/ c vjkxfymtv
C[jlbkf yjxyfz, hjcbcnfz ntym;
E; cbybt cdjls
,kbcnfkb d pdtplf[;
Chjdyzkbcz djls;
B dtnth ektucz yf cgzob[ kbcnf[/

Cbltkf eyskj
Vbydfyf e lhtdf/// leijq dlfktrt///
B nb[j dct ,skj///
Dlheu/// r gkfvtyyjq xnj-nj rjcyekjcm otrt;
B xnj-nj ifnyekj
,tp dtnhf kbcns;
B xnj-nj ghbkmyekj
R cnheyfv, ytdblbvj cktntd c dscjns///

B dlheu/// bp vjkxfymz
Gjlyzkcz ghjnz;yj pflevxbdsq pdjy;
B nbit ls[fymz
Buhf/otq d kbcnmz[ ghj[kfls ,sk jy/
D ytq cthlwt cvenbkjcm:
Nj lheuf ghbdtn!
Cdthibkjcm, cdthibkjcm!//
Ptvkz jgecntkf, b vbkjuj ytn/

Jn nz;rbz verb
Vbydfyf egfkf ,tp xedcndf yf ghf[,
B ;fkj,ytq pderb
Yfl ytq pfcntyfkb d cvzntyys[ cnheyf[/
Rjulf ; djpdhfnbkf
Ls[fymt jyf,
E;t djc[jlbkf
Pfhz, b yfl yt/ ,skf nbibyf/

C nt[ gjh, eysdfz,
Vbydfyf, kbim dtxth, [jlbkf yf [jkv
B, pderfv dybvfz,
Vtxnfkf j vbkjv, j cdtnt lheujv,
Ult ;bpym ,tp hfpkerb,
Ult dct yt yf xfc —
B vybkbcm tq pderb,
Rfr ,elnj ktnzobq jn hjlbys ukfc/

«J vbkst cnheys,
Buhfqnt, buhfqnt/// vjq xfc ytlfktr;
E; rkjybncz /ysq
Ukfdjq ytljwdtnitq rj ghf[e wdtnjr/
B cnhfyybr eysksq
Pfenhf ghbltn
B cghjcbn: ult vbksq
Wdtnjr vjq?// b ,jkt wdtnrf yt yfqltn»/

B ytn e; Vbydfys///
Rjulf jn gjnjrjd, [jkvjd b gjktq
Djc[jlzn nevfys
B cdtnbn, rfr d lsvt, keyf ,tp kextq,
Ldt dblzncz ntyb:
Ckbzdibcm, ktnzn
R pyfrjvjq bv ctyb///
B le, itdtkbncz, b cnheys pdexfn/