Иосиф БродскийВ холодную пору, в местности, привычной скорей к жаре (Рождественская звезда)

Иосиф Бродский [brodsky]

В холодную пору, в местности, привычной скорей к жаре,
чем к холоду, к плоской поверхности более, чем к горе,
младенец родился в пещере, чтоб мир спасти:
4 мело, как только в пустыне может зимой мести.

Ему все казалось огромным: грудь матери, желтый пар
из воловьих ноздрей, волхвы — Балтазар, Гаспар,
Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.
8 Он был всего лишь точкой. И точкой была звезда.

Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,
на лежащего в яслях ребенка издалека,
из глубины Вселенной, с другого ее конца,
12 звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца,

Другие анализы стихотворений Иосифа Бродского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

иза звезда пещера точка

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

562

Количество символов без пробелов

469

Количество слов

90

Количество уникальных слов

74

Количество значимых слов

24

Количество стоп-слов

29

Количество строк

12

Количество строф

3

Водность

73,3 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

6,6 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

звезда

2

2,22 %

иза

2

2,22 %

пещера

2

2,22 %

точка

2

2,22 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

V kholodnuyu poru, v mestnosti, privychnoy skorey k zhare

Iosif Brodsky

Rozhdestvenskaya zvezda

V kholodnuyu poru, v mestnosti, privychnoy skorey k zhare,
chem k kholodu, k ploskoy poverkhnosti boleye, chem k gore,
mladenets rodilsya v peshchere, chtob mir spasti:
melo, kak tolko v pustyne mozhet zimoy mesti.

Yemu vse kazalos ogromnym: grud materi, zhelty par
iz volovyikh nozdrey, volkhvy — Baltazar, Gaspar,
Melkhior; ikh podarki, vtashchennye syuda.
On byl vsego lish tochkoy. I tochkoy byla zvezda.

Vnimatelno, ne migaya, skvoz redkiye oblaka,
na lezhashchego v yaslyakh rebenka izdaleka,
iz glubiny Vselennoy, s drugogo yee kontsa,
zvezda smotrela v peshcheru. I eto byl vzglyad Ottsa,

D [jkjlye/ gjhe, d vtcnyjcnb, ghbdsxyjq crjhtq r ;fht

Bjcba ,hjlcrbq

Hj;ltcndtycrfz pdtplf

D [jkjlye/ gjhe, d vtcnyjcnb, ghbdsxyjq crjhtq r ;fht,
xtv r [jkjle, r gkjcrjq gjdth[yjcnb ,jktt, xtv r ujht,
vkfltytw hjlbkcz d gtotht, xnj, vbh cgfcnb:
vtkj, rfr njkmrj d gecnsyt vj;tn pbvjq vtcnb/

Tve dct rfpfkjcm juhjvysv: uhelm vfnthb, ;tknsq gfh
bp djkjdmb[ yjplhtq, djk[ds — ,fknfpfh, Ufcgfh,
Vtkm[bjh; b[ gjlfhrb, dnfotyyst c/lf/
Jy ,sk dctuj kbim njxrjq/ B njxrjq ,skf pdtplf/

Dybvfntkmyj, yt vbufz, crdjpm htlrbt j,kfrf,
yf kt;fotuj d zckz[ ht,tyrf bplfktrf,
bp uke,bys Dctktyyjq, c lheujuj tt rjywf,
pdtplf cvjnhtkf d gtothe/ B 'nj ,sk dpukzl Jnwf,