Владимир МаяковскийТоварищи, позвольте без позы, без маски (Послание пролетарским поэтам)

Владимир Маяковский [mayakovsky]

Товарищи, позвольте без позы, без маски —
как старший товарищ, неглупый и чуткий,
поразговариваю с вами, товарищ Безыменский,
4 товарищ Светлов, товарищ Уткин.
Мы спорим, аж глотки просят лужения,
мы задыхаемся от эстрадных побед,
а у меня к вам, товарищи, деловое предложение:
8 давайте, устроим веселый обед!
Расстелим внизу комплименты ковровые,
если зуб на кого — отпилим зуб;
розданные Луначарским венки лавровые —
12 сложим в общий товарищеский суп.
Решим, что все по-своему правы.
Каждый поет по своему голоску!
Разрежем общую курицу славы
16 и каждому выдадим по равному куску.
Бросим друг другу шпильки подсовывать,
разведем изысканный словесный ажур.
А когда мне товарищи предоставят слово —
20 я это слово возьму и скажу:
— Я кажусь вам академиком с большим задом,
один, мол, я жрец поэзии непролазных.
А мне в действительности единственное надо —
24 чтоб больше поэтов хороших и разных.
Многие пользуются напостовской тряскою,
с тем чтоб себя обозвать получше.
— Мы, мол, единственные, мы пролетарские... —
28 А я, по-вашему, что — валютчик?
Я по существу мастеровой, братцы,
не люблю я этой философии нудовой.
Засучу рукавчики: работать? драться?
32 Сделай одолжение, а ну, давай!
Есть перед нами огромная работа —
каждому человеку нужное стихачество.
Давайте работать до седьмого пота
36 над поднятием количества, над улучшением качества.
Я меряю по коммуне стихов сорта,
в коммуну душа потому влюблена,
что коммуна, по-моему, огромная высота,

40 что коммуна, по-моему, глубочайшая глубина.
А в поэзии нет ни друзей, ни родных,
по протекции не свяжешь рифм лычки.
Оставим распределение орденов и наградных,
44 бросим, товарищи, наклеивать ярлычки.
Не хочу похвастать мыслью новенькой,
но по-моему — утверждаю без авторской спеси —
коммуна — это место, где исчезнут чиновники
48 и где будет много стихов и песен.
Стоит изумиться рифмочек парой нам —
мы почитаем поэтика гением.
Одного называют красным Байроном,
52 другого — самым красным Гейнем.
Одного боюсь — за вас и сам, —
чтоб не обмелели наши души,
чтоб мы не возвели в коммунистический сан
56 плоскость раешников и ерунду частушек.
Мы духом одно, понимаете сами:
по линии сердца нет раздела.
Если вы не за нас, а мы не с вами,
60 то черта ль нам остается делать?
А если я вас когда-нибудь крою
и на вас замахивается перо-рука,
то я, как говорится, добыл это кровью,
64 я больше вашего рифмы строгал.
Товарищи, бросим замашки торгашьи
— моя, мол, поэзия — мой лабаз! —
все, что я сделал, все это ваше —
68 рифмы, темы, дикция, бас!
Что может быть капризней славы и пепельней?
В гроб, что ли, брать, когда умру?
Наплевать мне, товарищи, в высшей степени
72 на деньги, на славу и на прочую муру!
Чем нам делить поэтическую власть,
сгрудим нежность слов и слова-бичи,
и давайте без завистей и без фамилий класть
76 в коммунову стройку слова-кирпичи.
Давайте, товарищи, шагать в ногу.
Нам не надо брюзжащего лысого парика!
А ругаться захочется — врагов много
80 по другую сторону красных баррикад.

Другие анализы стихотворений Владимира Маяковского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

все чтоб один много бросить товарищ давать коммуна красное мол

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

2 907

Количество символов без пробелов

2 447

Количество слов

437

Количество уникальных слов

266

Количество значимых слов

137

Количество стоп-слов

172

Количество строк

80

Количество строф

2

Водность

68,6 %

Классическая тошнота

3,32

Академическая тошнота

6,9 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

товарищ

11

2,52 %

давать

5

1,14 %

коммуна

5

1,14 %

много

4

0,92 %

один

4

0,92 %

чтоб

4

0,92 %

бросить

3

0,69 %

все

3

0,69 %

красное

3

0,69 %

мол

3

0,69 %

по-мой

3

0,69 %

поэзия

3

0,69 %

рифма

3

0,69 %

слава

3

0,69 %

ваш

2

0,46 %

душа

2

0,46 %

единственный

2

0,46 %

зуб

2

0,46 %

над

2

0,46 %

общий

2

0,46 %

огромный

2

0,46 %

работать

2

0,46 %

сделать

2

0,46 %

стих

2

0,46 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Tovarishchi, pozvolte bez pozy, bez maski

Vladimir Mayakovsky

Poslaniye proletarskim poetam

Tovarishchi, pozvolte bez pozy, bez maski —
kak starshy tovarishch, neglupy i chutky,
porazgovarivayu s vami, tovarishch Bezymensky,
tovarishch Svetlov, tovarishch Utkin.
My sporim, azh glotki prosyat luzhenia,
my zadykhayemsya ot estradnykh pobed,
a u menya k vam, tovarishchi, delovoye predlozheniye:
davayte, ustroim vesely obed!
Rasstelim vnizu komplimenty kovrovye,
yesli zub na kogo — otpilim zub;
rozdannye Lunacharskim venki lavrovye —
slozhim v obshchy tovarishchesky sup.
Reshim, chto vse po-svoyemu pravy.
Kazhdy poyet po svoyemu golosku!
Razrezhem obshchuyu kuritsu slavy
i kazhdomu vydadim po ravnomu kusku.
Brosim drug drugu shpilki podsovyvat,
razvedem izyskanny slovesny azhur.
A kogda mne tovarishchi predostavyat slovo —
ya eto slovo vozmu i skazhu:
— Ya kazhus vam akademikom s bolshim zadom,
odin, mol, ya zhrets poezii neprolaznykh.
A mne v deystvitelnosti yedinstvennoye nado —
chtob bolshe poetov khoroshikh i raznykh.
Mnogiye polzuyutsya napostovskoy tryaskoyu,
s tem chtob sebya obozvat poluchshe.
— My, mol, yedinstvennye, my proletarskiye... —
A ya, po-vashemu, chto — valyutchik?
Ya po sushchestvu masterovoy, brattsy,
ne lyublyu ya etoy filosofii nudovoy.
Zasuchu rukavchiki: rabotat? dratsya?
Sdelay odolzheniye, a nu, davay!
Yest pered nami ogromnaya rabota —
kazhdomu cheloveku nuzhnoye stikhachestvo.
Davayte rabotat do sedmogo pota
nad podnyatiyem kolichestva, nad uluchsheniyem kachestva.
Ya meryayu po kommune stikhov sorta,
v kommunu dusha potomu vlyublena,
chto kommuna, po-moyemu, ogromnaya vysota,

chto kommuna, po-moyemu, glubochayshaya glubina.
A v poezii net ni druzey, ni rodnykh,
po protektsii ne svyazhesh rifm lychki.
Ostavim raspredeleniye ordenov i nagradnykh,
brosim, tovarishchi, nakleivat yarlychki.
Ne khochu pokhvastat myslyu novenkoy,
no po-moyemu — utverzhdayu bez avtorskoy spesi —
kommuna — eto mesto, gde ischeznut chinovniki
i gde budet mnogo stikhov i pesen.
Stoit izumitsya rifmochek paroy nam —
my pochitayem poetika geniyem.
Odnogo nazyvayut krasnym Bayronom,
drugogo — samym krasnym Geynem.
Odnogo boyus — za vas i sam, —
chtob ne obmeleli nashi dushi,
chtob my ne vozveli v kommunistichesky san
ploskost rayeshnikov i yerundu chastushek.
My dukhom odno, ponimayete sami:
po linii serdtsa net razdela.
Yesli vy ne za nas, a my ne s vami,
to cherta l nam ostayetsya delat?
A yesli ya vas kogda-nibud kroyu
i na vas zamakhivayetsya pero-ruka,
to ya, kak govoritsya, dobyl eto krovyu,
ya bolshe vashego rifmy strogal.
Tovarishchi, brosim zamashki torgashyi
— moya, mol, poezia — moy labaz! —
vse, chto ya sdelal, vse eto vashe —
rifmy, temy, diktsia, bas!
Chto mozhet byt kaprizney slavy i pepelney?
V grob, chto li, brat, kogda umru?
Naplevat mne, tovarishchi, v vysshey stepeni
na dengi, na slavu i na prochuyu muru!
Chem nam delit poeticheskuyu vlast,
sgrudim nezhnost slov i slova-bichi,
i davayte bez zavistey i bez family klast
v kommunovu stroyku slova-kirpichi.
Davayte, tovarishchi, shagat v nogu.
Nam ne nado bryuzzhashchego lysogo parika!
A rugatsya zakhochetsya — vragov mnogo
po druguyu storonu krasnykh barrikad.

Njdfhbob, gjpdjkmnt ,tp gjps, ,tp vfcrb

Dkflbvbh Vfzrjdcrbq

Gjckfybt ghjktnfhcrbv gj'nfv

Njdfhbob, gjpdjkmnt ,tp gjps, ,tp vfcrb —
rfr cnfhibq njdfhbo, ytukegsq b xenrbq,
gjhfpujdfhbdf/ c dfvb, njdfhbo ,tpsvtycrbq,
njdfhbo Cdtnkjd, njdfhbo Enrby/
Vs cgjhbv, f; ukjnrb ghjczn ke;tybz,
vs pfls[ftvcz jn 'cnhflys[ gj,tl,
f e vtyz r dfv, njdfhbob, ltkjdjt ghtlkj;tybt:
lfdfqnt, ecnhjbv dtctksq j,tl!
Hfccntkbv dybpe rjvgkbvtyns rjdhjdst,
tckb pe, yf rjuj — jngbkbv pe,;
hjplfyyst Keyfxfhcrbv dtyrb kfdhjdst —
ckj;bv d j,obq njdfhbotcrbq ceg/
Htibv, xnj dct gj-cdjtve ghfds/
Rf;lsq gjtn gj cdjtve ujkjcre!
Hfpht;tv j,oe/ rehbwe ckfds
b rf;ljve dslflbv gj hfdyjve recre/
,hjcbv lheu lheue igbkmrb gjlcjdsdfnm,
hfpdtltv bpscrfyysq ckjdtcysq f;eh/
F rjulf vyt njdfhbob ghtljcnfdzn ckjdj —
z 'nj ckjdj djpmve b crf;e:
— Z rf;ecm dfv frfltvbrjv c ,jkmibv pfljv,
jlby, vjk, z ;htw gj'pbb ytghjkfpys[/
F vyt d ltqcndbntkmyjcnb tlbycndtyyjt yflj —
xnj, ,jkmit gj'njd [jhjib[ b hfpys[/
Vyjubt gjkmpe/ncz yfgjcnjdcrjq nhzcrj/,
c ntv xnj, ct,z j,jpdfnm gjkexit/
— Vs, vjk, tlbycndtyyst, vs ghjktnfhcrbt/// —
F z, gj-dfitve, xnj — dfk/nxbr?
Z gj ceotcnde vfcnthjdjq, ,hfnws,
yt k/,k/ z 'njq abkjcjabb yeljdjq/
Pfcexe herfdxbrb: hf,jnfnm? lhfnmcz?
Cltkfq jljk;tybt, f ye, lfdfq!
Tcnm gthtl yfvb juhjvyfz hf,jnf —
rf;ljve xtkjdtre ye;yjt cnb[fxtcndj/
Lfdfqnt hf,jnfnm lj ctlmvjuj gjnf
yfl gjlyznbtv rjkbxtcndf, yfl ekexitybtv rfxtcndf/
Z vthz/ gj rjvveyt cnb[jd cjhnf,
d rjvveye leif gjnjve dk/,ktyf,
xnj rjvveyf, gj-vjtve, juhjvyfz dscjnf,

xnj rjvveyf, gj-vjtve, uke,jxfqifz uke,byf/
F d gj'pbb ytn yb lheptq, yb hjlys[,
gj ghjntrwbb yt cdz;tim hbav ksxrb/
Jcnfdbv hfcghtltktybt jhltyjd b yfuhflys[,
,hjcbv, njdfhbob, yfrktbdfnm zhksxrb/
Yt [jxe gj[dfcnfnm vsckm/ yjdtymrjq,
yj gj-vjtve — endth;lf/ ,tp fdnjhcrjq cgtcb —
rjvveyf — 'nj vtcnj, ult bcxtpyen xbyjdybrb
b ult ,eltn vyjuj cnb[jd b gtcty/
Cnjbn bpevbnmcz hbavjxtr gfhjq yfv —
vs gjxbnftv gj'nbrf utybtv/
Jlyjuj yfpsdf/n rhfcysv ,fqhjyjv,
lheujuj — cfvsv rhfcysv Utqytv/
Jlyjuj ,j/cm — pf dfc b cfv, —
xnj, yt j,vtktkb yfib leib,
xnj, vs yt djpdtkb d rjvveybcnbxtcrbq cfy
gkjcrjcnm hftiybrjd b theyle xfcneitr/
Vs le[jv jlyj, gjybvftnt cfvb:
gj kbybb cthlwf ytn hfpltkf/
Tckb ds yt pf yfc, f vs yt c dfvb,
nj xthnf km yfv jcnftncz ltkfnm?
F tckb z dfc rjulf-yb,elm rhj/
b yf dfc pfvf[bdftncz gthj-herf,
nj z, rfr ujdjhbncz, lj,sk 'nj rhjdm/,
z ,jkmit dfituj hbavs cnhjufk/
Njdfhbob, ,hjcbv pfvfirb njhufimb
— vjz, vjk, gj'pbz — vjq kf,fp! —
dct, xnj z cltkfk, dct 'nj dfit —
hbavs, ntvs, lbrwbz, ,fc!
Xnj vj;tn ,snm rfghbpytq ckfds b gtgtkmytq?
D uhj,, xnj kb, ,hfnm, rjulf evhe?
Yfgktdfnm vyt, njdfhbob, d dscitq cntgtyb
yf ltymub, yf ckfde b yf ghjxe/ vehe!
Xtv yfv ltkbnm gj'nbxtcre/ dkfcnm,
cuhelbv yt;yjcnm ckjd b ckjdf-,bxb,
b lfdfqnt ,tp pfdbcntq b ,tp afvbkbq rkfcnm
d rjvveyjde cnhjqre ckjdf-rbhgbxb/
Lfdfqnt, njdfhbob, ifufnm d yjue/
Yfv yt yflj ,h/p;fotuj kscjuj gfhbrf!
F heufnmcz pf[jxtncz — dhfujd vyjuj
gj lheue/ cnjhjye rhfcys[ ,fhhbrfl/