Иосиф БродскийТеперь так мало греков в Ленинграде (Остановка в пустыне)

Иосиф Бродский [brodsky]

Теперь так мало греков в Ленинграде,
что мы сломали Греческую церковь,
дабы построить на свободном месте
4 концертный зал. В такой архитектуре
есть что-то безнадежное. А впрочем,
концертный зал на тыщу с лишним мест
не так уж безнадежен: это — храм,
8 и храм искусства. Кто же виноват,
что мастерство вокальное дает
сбор больший, чем знамена веры?
Жаль только, что теперь издалека
12 мы будем видеть не нормальный купол,
а безобразно плоскую черту.
Но что до безобразия пропорций,
то человек зависит не от них,
16 а чаще от пропорций безобразья.

Прекрасно помню, как ее ломали.
Была весна, и я как раз тогда
ходил в одно татарское семейство,
20 неподалеку жившее. Смотрел
в окно и видел Греческую церковь.
Все началось с татарских разговоров;
а после в разговор вмешались звуки,
24 сливавшиеся с речью поначалу,
но вскоре — заглушившие ее.
В церковный садик въехал экскаватор
с подвешенной к стреле чугунной гирей.
28 И стены стали тихо поддаваться.
Смешно не поддаваться, если ты
стена, а пред тобою — разрушитель.

К тому же экскаватор мог считать
32 ее предметом неодушевленным
и, до известной степени, подобным
себе. А в неодушевленном мире
не принято давать друг другу сдачи.
36 Потом — туда согнали самосвалы,
бульдозеры... И как-то в поздний час
сидел я на развалинах абсиды.
В провалах алтаря зияла ночь.
40 И я — сквозь эти дыры в алтаре —
смотрел на убегавшие трамваи,
на вереницу тусклых фонарей.
И то, чего вообще не встретишь в церкви,
44 теперь я видел через призму церкви.

Когда-нибудь, когда не станет нас,
точнее — после нас, на нашем месте
возникнет тоже что-нибудь такое,
48 чему любой, кто знал нас, ужаснется.
Но знавших нас не будет слишком много.
Вот так, по старой памяти, собаки
на прежнем месте задирают лапу.
52 Ограда снесена давным-давно,
но им, должно быть, грезится ограда.
Их грезы перечеркивают явь.
А может быть, земля хранит тот запах:
56 асфальту не осилить запах псины.
И что им этот безобразный дом!
Для них тут садик, говорят вам — садик.
А то, что очевидно для людей,
60 собакам совершенно безразлично.
Вот это и зовут: «собачья верность».
И если довелось мне говорить
всерьез об эстафете поколений,
64 то верю только в эту эстафету.
Вернее, в тех, кто ощущает запах.

Так мало нынче в Ленинграде греков,
да и вообще — вне Греции — их мало.
68 По крайней мере, мало для того,
чтоб сохранить сооруженья веры.
А верить в то, что мы сооружаем,
от них никто не требует. Одно,
72 должно быть, дело нацию крестить,
а крест нести — уже совсем другое.
У них одна обязанность была.
Они ее исполнить не сумели.
76 Непаханое поле заросло.
«Ты, сеятель, храни свою соху,
а мы решим, когда нам колоситься».
Они свою соху не сохранили.

80 Сегодня ночью я смотрю в окно
и думаю о том, куда зашли мы?
И от чего мы больше далеки:
от православья или эллинизма?
84 К чему близки мы? Что там, впереди?
Не ждет ли нас теперь другая эра?
И если так, то в чем наш общий долг?
И что должны мы принести ей в жертву?

Другие анализы стихотворений Иосифа Бродского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

один запах малый верить церковь вера садик безнадежный безобразие безобразный

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

2 873

Количество символов без пробелов

2 384

Количество слов

473

Количество уникальных слов

263

Количество значимых слов

124

Количество стоп-слов

230

Количество строк

87

Количество строф

6

Водность

73,8 %

Классическая тошнота

2,00

Академическая тошнота

5,7 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

малый

4

0,85 %

церковь

4

0,85 %

запах

3

0,63 %

один

3

0,63 %

садик

3

0,63 %

безнадежный

2

0,42 %

безобразие

2

0,42 %

безобразный

2

0,42 %

вера

2

0,42 %

верить

2

0,42 %

вообще

2

0,42 %

грек

2

0,42 %

греческий

2

0,42 %

давать

2

0,42 %

должно

2

0,42 %

зал

2

0,42 %

знать

2

0,42 %

имя

2

0,42 %

концертный

2

0,42 %

ленинград

2

0,42 %

много

2

0,42 %

неодушевленный

2

0,42 %

ночь

2

0,42 %

ограда

2

0,42 %

окно

2

0,42 %

поддаваться

2

0,42 %

пропорция

2

0,42 %

разговор

2

0,42 %

собака

2

0,42 %

соха

2

0,42 %

сохранить

2

0,42 %

стена

2

0,42 %

татарский

2

0,42 %

храм

2

0,42 %

хранить

2

0,42 %

чего

2

0,42 %

экскаватор

2

0,42 %

эстафета

2

0,42 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Teper tak malo grekov v Leningrade

Iosif Brodsky

Ostanovka v pustyne

Teper tak malo grekov v Leningrade,
chto my slomali Grecheskuyu tserkov,
daby postroit na svobodnom meste
kontsertny zal. V takoy arkhitekture
yest chto-to beznadezhnoye. A vprochem,
kontsertny zal na tyshchu s lishnim mest
ne tak uzh beznadezhen: eto — khram,
i khram iskusstva. Kto zhe vinovat,
chto masterstvo vokalnoye dayet
sbor bolshy, chem znamena very?
Zhal tolko, chto teper izdaleka
my budem videt ne normalny kupol,
a bezobrazno ploskuyu chertu.
No chto do bezobrazia proportsy,
to chelovek zavisit ne ot nikh,
a chashche ot proportsy bezobrazya.

Prekrasno pomnyu, kak yee lomali.
Byla vesna, i ya kak raz togda
khodil v odno tatarskoye semeystvo,
nepodaleku zhivsheye. Smotrel
v okno i videl Grecheskuyu tserkov.
Vse nachalos s tatarskikh razgovorov;
a posle v razgovor vmeshalis zvuki,
slivavshiyesya s rechyu ponachalu,
no vskore — zaglushivshiye yee.
V tserkovny sadik vyekhal ekskavator
s podveshennoy k strele chugunnoy girey.
I steny stali tikho poddavatsya.
Smeshno ne poddavatsya, yesli ty
stena, a pred toboyu — razrushitel.

K tomu zhe ekskavator mog schitat
yee predmetom neodushevlennym
i, do izvestnoy stepeni, podobnym
sebe. A v neodushevlennom mire
ne prinyato davat drug drugu sdachi.
Potom — tuda sognali samosvaly,
buldozery... I kak-to v pozdny chas
sidel ya na razvalinakh absidy.
V provalakh altarya ziala noch.
I ya — skvoz eti dyry v altare —
smotrel na ubegavshiye tramvai,
na verenitsu tusklykh fonarey.
I to, chego voobshche ne vstretish v tserkvi,
teper ya videl cherez prizmu tserkvi.

Kogda-nibud, kogda ne stanet nas,
tochneye — posle nas, na nashem meste
vozniknet tozhe chto-nibud takoye,
chemu lyuboy, kto znal nas, uzhasnetsya.
No znavshikh nas ne budet slishkom mnogo.
Vot tak, po staroy pamyati, sobaki
na prezhnem meste zadirayut lapu.
Ograda snesena davnym-davno,
no im, dolzhno byt, grezitsya ograda.
Ikh grezy perecherkivayut yav.
A mozhet byt, zemlya khranit tot zapakh:
asfaltu ne osilit zapakh psiny.
I chto im etot bezobrazny dom!
Dlya nikh tut sadik, govoryat vam — sadik.
A to, chto ochevidno dlya lyudey,
sobakam sovershenno bezrazlichno.
Vot eto i zovut: «sobachya vernost».
I yesli dovelos mne govorit
vseryez ob estafete pokoleny,
to veryu tolko v etu estafetu.
Verneye, v tekh, kto oshchushchayet zapakh.

Tak malo nynche v Leningrade grekov,
da i voobshche — vne Gretsii — ikh malo.
Po krayney mere, malo dlya togo,
chtob sokhranit sooruzhenya very.
A verit v to, chto my sooruzhayem,
ot nikh nikto ne trebuyet. Odno,
dolzhno byt, delo natsiyu krestit,
a krest nesti — uzhe sovsem drugoye.
U nikh odna obyazannost byla.
Oni yee ispolnit ne sumeli.
Nepakhanoye pole zaroslo.
«Ty, seyatel, khrani svoyu sokhu,
a my reshim, kogda nam kolositsya».
Oni svoyu sokhu ne sokhranili.

Segodnya nochyu ya smotryu v okno
i dumayu o tom, kuda zashli my?
I ot chego my bolshe daleki:
ot pravoslavya ili ellinizma?
K chemu blizki my? Chto tam, vperedi?
Ne zhdet li nas teper drugaya era?
I yesli tak, to v chem nash obshchy dolg?
I chto dolzhny my prinesti yey v zhertvu?

Ntgthm nfr vfkj uhtrjd d Ktybyuhflt

Bjcba ,hjlcrbq

Jcnfyjdrf d gecnsyt

Ntgthm nfr vfkj uhtrjd d Ktybyuhflt,
xnj vs ckjvfkb Uhtxtcre/ wthrjdm,
lf,s gjcnhjbnm yf cdj,jlyjv vtcnt
rjywthnysq pfk/ D nfrjq fh[bntrneht
tcnm xnj-nj ,tpyflt;yjt/ F dghjxtv,
rjywthnysq pfk yf nsoe c kbiybv vtcn
yt nfr e; ,tpyflt;ty: 'nj — [hfv,
b [hfv bcreccndf/ Rnj ;t dbyjdfn,
xnj vfcnthcndj djrfkmyjt lftn
c,jh ,jkmibq, xtv pyfvtyf dths?
;fkm njkmrj, xnj ntgthm bplfktrf
vs ,eltv dbltnm yt yjhvfkmysq regjk,
f ,tpj,hfpyj gkjcre/ xthne/
Yj xnj lj ,tpj,hfpbz ghjgjhwbq,
nj xtkjdtr pfdbcbn yt jn yb[,
f xfot jn ghjgjhwbq ,tpj,hfpmz/

Ghtrhfcyj gjvy/, rfr tt kjvfkb/
,skf dtcyf, b z rfr hfp njulf
[jlbk d jlyj nfnfhcrjt ctvtqcndj,
ytgjlfktre ;bditt/ Cvjnhtk
d jryj b dbltk Uhtxtcre/ wthrjdm/
Dct yfxfkjcm c nfnfhcrb[ hfpujdjhjd;
f gjckt d hfpujdjh dvtifkbcm pderb,
ckbdfdibtcz c htxm/ gjyfxfke,
yj dcrjht — pfukeibdibt tt/
D wthrjdysq cflbr d]t[fk 'rcrfdfnjh
c gjldtityyjq r cnhtkt xeueyyjq ubhtq/
B cntys cnfkb nb[j gjllfdfnmcz/
Cvtiyj yt gjllfdfnmcz, tckb ns
cntyf, f ghtl nj,j/ — hfpheibntkm/

R njve ;t 'rcrfdfnjh vju cxbnfnm
tt ghtlvtnjv ytjleitdktyysv
b, lj bpdtcnyjq cntgtyb, gjlj,ysv
ct,t/ F d ytjleitdktyyjv vbht
yt ghbyznj lfdfnm lheu lheue clfxb/
Gjnjv — nelf cjuyfkb cfvjcdfks,
,ekmljpths/// B rfr-nj d gjplybq xfc
cbltk z yf hfpdfkbyf[ f,cbls/
D ghjdfkf[ fknfhz pbzkf yjxm/
B z — crdjpm 'nb lshs d fknfht —
cvjnhtk yf e,tufdibt nhfvdfb,
yf dthtybwe necrks[ ajyfhtq/
B nj, xtuj djj,ot yt dcnhtnbim d wthrdb,
ntgthm z dbltk xthtp ghbpve wthrdb/

Rjulf-yb,elm, rjulf yt cnfytn yfc,
njxytt — gjckt yfc, yf yfitv vtcnt
djpybrytn nj;t xnj-yb,elm nfrjt,
xtve k/,jq, rnj pyfk yfc, e;fcytncz/
Yj pyfdib[ yfc yt ,eltn ckbirjv vyjuj/
Djn nfr, gj cnfhjq gfvznb, cj,frb
yf ght;ytv vtcnt pflbhf/n kfge/
Juhflf cytctyf lfdysv-lfdyj,
yj bv, ljk;yj ,snm, uhtpbncz juhflf/
B[ uhtps gthtxthrbdf/n zdm/
F vj;tn ,snm, ptvkz [hfybn njn pfgf[:
fcafkmne yt jcbkbnm pfgf[ gcbys/
B xnj bv 'njn ,tpj,hfpysq ljv!
Lkz yb[ nen cflbr, ujdjhzn dfv — cflbr/
F nj, xnj jxtdblyj lkz k/ltq,
cj,frfv cjdthityyj ,tphfpkbxyj/
Djn 'nj b pjden: «cj,fxmz dthyjcnm»/
B tckb ljdtkjcm vyt ujdjhbnm
dcthmtp j, 'cnfatnt gjrjktybq,
nj dth/ njkmrj d 'ne 'cnfatne/
Dthytt, d nt[, rnj joeoftn pfgf[/

Nfr vfkj ysyxt d Ktybyuhflt uhtrjd,
lf b djj,ot — dyt Uhtwbb — b[ vfkj/
Gj rhfqytq vtht, vfkj lkz njuj,
xnj, cj[hfybnm cjjhe;tymz dths/
F dthbnm d nj, xnj vs cjjhe;ftv,
jn yb[ ybrnj yt nht,etn/ Jlyj,
ljk;yj ,snm, ltkj yfwb/ rhtcnbnm,
f rhtcn ytcnb — e;t cjdctv lheujt/
E yb[ jlyf j,zpfyyjcnm ,skf/
Jyb tt bcgjkybnm yt cevtkb/
Ytgf[fyjt gjkt pfhjckj/
«Ns, ctzntkm, [hfyb cdj/ cj[e,
f vs htibv, rjulf yfv rjkjcbnmcz»/
Jyb cdj/ cj[e yt cj[hfybkb/

Ctujlyz yjxm/ z cvjnh/ d jryj
b levf/ j njv, relf pfikb vs?
B jn xtuj vs ,jkmit lfktrb:
jn ghfdjckfdmz bkb 'kkbybpvf?
R xtve ,kbprb vs? Xnj nfv, dgthtlb?
Yt ;ltn kb yfc ntgthm lheufz 'hf?
B tckb nfr, nj d xtv yfi j,obq ljku?
B xnj ljk;ys vs ghbytcnb tq d ;thnde?