Валерий БрюсовТак все понятно и знакомо (У себя)

Валерий Брюсов [bryusov]

Так все понятно и знакомо,
Ко всем изгибам глаз привык;
Да, не ошибся я, я — дома:
4 Цветы обоев, цепи книг...

Я старый пепел не тревожу, —
Здесь был огонь и вот остыл.
Как змей на сброшенную кожу,
8 Смотрю на то, чем прежде был.

Пусть много гимнов не допето
И не исчерпано блаженств,
Но чую блеск иного света,
12 Возможность новых совершенств!

Меня зовет к безвестным высям
В горах поющая весна,
А эта груда женских писем
16 И нежива, и холодна!

Лучей зрачки горят на росах,
Как серебром все залито...
Ты ждешь меня у двери, посох!
20 Иду! иду! со мной — никто!

Другие анализы стихотворений Валерия Брюсова

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

все

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

554

Количество символов без пробелов

450

Количество слов

97

Количество уникальных слов

78

Количество значимых слов

27

Количество стоп-слов

42

Количество строк

20

Количество строф

5

Водность

72,2 %

Классическая тошнота

1,73

Академическая тошнота

5,5 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

все

3

3,09 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Tak vse ponyatno i znakomo

Valery Bryusov

U sebya

Tak vse ponyatno i znakomo,
Ko vsem izgibam glaz privyk;
Da, ne oshibsya ya, ya — doma:
Tsvety oboyev, tsepi knig...

Ya stary pepel ne trevozhu, —
Zdes byl ogon i vot ostyl.
Kak zmey na sbroshennuyu kozhu,
Smotryu na to, chem prezhde byl.

Pust mnogo gimnov ne dopeto
I ne ischerpano blazhenstv,
No chuyu blesk inogo sveta,
Vozmozhnost novykh sovershenstv!

Menya zovet k bezvestnym vysyam
V gorakh poyushchaya vesna,
A eta gruda zhenskikh pisem
I nezhiva, i kholodna!

Luchey zrachki goryat na rosakh,
Kak serebrom vse zalito...
Ty zhdesh menya u dveri, posokh!
Idu! idu! so mnoy — nikto!

Nfr dct gjyznyj b pyfrjvj

Dfkthbq ,h/cjd

E ct,z

Nfr dct gjyznyj b pyfrjvj,
Rj dctv bpub,fv ukfp ghbdsr;
Lf, yt jib,cz z, z — ljvf:
Wdtns j,jtd, wtgb rybu///

Z cnfhsq gtgtk yt nhtdj;e, —
Pltcm ,sk jujym b djn jcnsk/
Rfr pvtq yf c,hjityye/ rj;e,
Cvjnh/ yf nj, xtv ght;lt ,sk/

Gecnm vyjuj ubvyjd yt ljgtnj
B yt bcxthgfyj ,kf;tycnd,
Yj xe/ ,ktcr byjuj cdtnf,
Djpvj;yjcnm yjds[ cjdthitycnd!

Vtyz pjdtn r ,tpdtcnysv dsczv
D ujhf[ gj/ofz dtcyf,
F 'nf uhelf ;tycrb[ gbctv
B yt;bdf, b [jkjlyf!

Kextq phfxrb ujhzn yf hjcf[,
Rfr ctht,hjv dct pfkbnj///
Ns ;ltim vtyz e ldthb, gjcj[!
Ble! ble! cj vyjq — ybrnj!