Валерий БрюсовСтолетия — фонарики! о, сколько вас во тьме (Фонарики)

Валерий Брюсов [bryusov]

Столетия — фонарики! о, сколько вас во тьме,
На прочной нити времени, протянутой в уме!
Огни многообразные, вы тешите мой взгляд...
4 То яркие, то тусклые фонарики горят.

Сверкают, разноцветные, в причудливом саду,
В котором, очарованный, и я теперь иду.
Вот пламенники красные — подряд по десяти.
8 Ассирия! Ассирия! мне мимо не пройти!

Хочу полюбоваться я на твой багряный свет:
Цветы в крови, трава в крови, и в небе красный след.
А вот гирлянда желтая квадратных фонарей.
12 Египет! сила странная в неяркости твоей!

Пронизывает глуби все твой беспощадный луч,
И тянется властительно с земли до хмурых туч.
Но что горит высоко там и что слепит мой взор?
16 Над озером, о Индия, застыл твой метеор.

Взнесенный, неподвижен он, в пространствах — брат
звезде,
Но пляшут отражения, как змеи, по воде.
20 Широкая, свободная, аллея вдаль влечет,
Простым, но ясным светочем украшен строгий вход.

Тебя ли не признаю я, святой Периклов век!
Ты ясностью, прекрасностью победно мрак рассек!
24 Вхожу: все блеском залито, все сны воплощены,
Все краски, все сверкания, все тени сплетены!

О Рим, свет ослепительный одиннадцати чаш:
Ты — белый, торжествующий, ты нам родной, ты наш!
28 Век Данте — блеск таинственный, зловеще золотой...
Лазурное сияние, о Леонардо, — твой!..

Большая лампа Лютера — луч, устремленный вниз...
Две маленькие звездочки, век суетных маркиз...
32 Сноп молний — Революция! За ним громадный шар,
О ты! век девятнадцатый, беспламенный пожар!

И вот стою ослепший я, мне дальше нет дорог,
А сумрак отдаления торжественен и строг.
36 К сырой земле лицом припав, я лишь могу глядеть,
Как вьется, как сплетается огней мелькнувших сеть.

Но вам молюсь, безвестные! еще в ночной тени
Сокрытые, не жившие, грядущие огни!

Другие анализы стихотворений Валерия Брюсова

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

все твой луч кровь век гореть земля огонь ассирия блеск

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

1 708

Количество символов без пробелов

1 432

Количество слов

259

Количество уникальных слов

190

Количество значимых слов

99

Количество стоп-слов

84

Количество строк

39

Количество строф

10

Водность

61,8 %

Классическая тошнота

2,45

Академическая тошнота

6,5 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

все

6

2,32 %

твой

5

1,93 %

век

4

1,54 %

огонь

3

1,16 %

ассирия

2

0,77 %

блеск

2

0,77 %

гореть

2

0,77 %

земля

2

0,77 %

кровь

2

0,77 %

луч

2

0,77 %

мыть

2

0,77 %

света

2

0,77 %

строгий

2

0,77 %

тенить

2

0,77 %

фонарик

2

0,77 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Stoletia — fonariki! o, skolko vas vo tme

Valery Bryusov

Fonariki

Stoletia — fonariki! o, skolko vas vo tme,
Na prochnoy niti vremeni, protyanutoy v ume!
Ogni mnogoobraznye, vy teshite moy vzglyad...
To yarkiye, to tusklye fonariki goryat.

Sverkayut, raznotsvetnye, v prichudlivom sadu,
V kotorom, ocharovanny, i ya teper idu.
Vot plamenniki krasnye — podryad po desyati.
Assiria! Assiria! mne mimo ne proyti!

Khochu polyubovatsya ya na tvoy bagryany svet:
Tsvety v krovi, trava v krovi, i v nebe krasny sled.
A vot girlyanda zheltaya kvadratnykh fonarey.
Yegipet! sila strannaya v neyarkosti tvoyey!

Pronizyvayet glubi vse tvoy besposhchadny luch,
I tyanetsya vlastitelno s zemli do khmurykh tuch.
No chto gorit vysoko tam i chto slepit moy vzor?
Nad ozerom, o India, zastyl tvoy meteor.

Vznesenny, nepodvizhen on, v prostranstvakh — brat
zvezde,
No plyashut otrazhenia, kak zmei, po vode.
Shirokaya, svobodnaya, alleya vdal vlechet,
Prostym, no yasnym svetochem ukrashen strogy vkhod.

Tebya li ne priznayu ya, svyatoy Periklov vek!
Ty yasnostyu, prekrasnostyu pobedno mrak rassek!
Vkhozhu: vse bleskom zalito, vse sny voploshcheny,
Vse kraski, vse sverkania, vse teni spleteny!

O Rim, svet oslepitelny odinnadtsati chash:
Ty — bely, torzhestvuyushchy, ty nam rodnoy, ty nash!
Vek Dante — blesk tainstvenny, zloveshche zolotoy...
Lazurnoye sianiye, o Leonardo, — tvoy!..

Bolshaya lampa Lyutera — luch, ustremlenny vniz...
Dve malenkiye zvezdochki, vek suyetnykh markiz...
Snop molny — Revolyutsia! Za nim gromadny shar,
O ty! vek devyatnadtsaty, besplamenny pozhar!

I vot stoyu oslepshy ya, mne dalshe net dorog,
A sumrak otdalenia torzhestvenen i strog.
K syroy zemle litsom pripav, ya lish mogu glyadet,
Kak vyetsya, kak spletayetsya ogney melknuvshikh set.

No vam molyus, bezvestnye! yeshche v nochnoy teni
Sokrytye, ne zhivshiye, gryadushchiye ogni!

Cnjktnbz — ajyfhbrb! j, crjkmrj dfc dj nmvt

Dfkthbq ,h/cjd

Ajyfhbrb

Cnjktnbz — ajyfhbrb! j, crjkmrj dfc dj nmvt,
Yf ghjxyjq ybnb dhtvtyb, ghjnzyenjq d evt!
Juyb vyjujj,hfpyst, ds ntibnt vjq dpukzl///
Nj zhrbt, nj necrkst ajyfhbrb ujhzn/

Cdthrf/n, hfpyjwdtnyst, d ghbxelkbdjv cfle,
D rjnjhjv, jxfhjdfyysq, b z ntgthm ble/
Djn gkfvtyybrb rhfcyst — gjlhzl gj ltcznb/
Fccbhbz! Fccbhbz! vyt vbvj yt ghjqnb!

[jxe gjk/,jdfnmcz z yf ndjq ,fuhzysq cdtn:
Wdtns d rhjdb, nhfdf d rhjdb, b d yt,t rhfcysq cktl/
F djn ubhkzylf ;tknfz rdflhfnys[ ajyfhtq/
Tubgtn! cbkf cnhfyyfz d ytzhrjcnb ndjtq!

Ghjybpsdftn uke,b dct ndjq ,tcgjoflysq kex,
B nzytncz dkfcnbntkmyj c ptvkb lj [vehs[ nex/
Yj xnj ujhbn dscjrj nfv b xnj cktgbn vjq dpjh?
Yfl jpthjv, j Bylbz, pfcnsk ndjq vtntjh/

Dpytctyysq, ytgjldb;ty jy, d ghjcnhfycndf[ — ,hfn
pdtplt,
Yj gkzien jnhf;tybz, rfr pvtb, gj djlt/
Ibhjrfz, cdj,jlyfz, fkktz dlfkm dktxtn,
Ghjcnsv, yj zcysv cdtnjxtv erhfity cnhjubq d[jl/

Nt,z kb yt ghbpyf/ z, cdznjq Gthbrkjd dtr!
Ns zcyjcnm/, ghtrhfcyjcnm/ gj,tlyj vhfr hfcctr!
D[j;e: dct ,ktcrjv pfkbnj, dct cys djgkjotys,
Dct rhfcrb, dct cdthrfybz, dct ntyb cgktntys!

J Hbv, cdtn jcktgbntkmysq jlbyyflwfnb xfi:
Ns — ,tksq, njh;tcnde/obq, ns yfv hjlyjq, ns yfi!
Dtr Lfynt — ,ktcr nfbycndtyysq, pkjdtot pjkjnjq///
Kfpehyjt cbzybt, j Ktjyfhlj, — ndjq!//

,jkmifz kfvgf K/nthf — kex, ecnhtvktyysq dybp///
Ldt vfktymrbt pdtpljxrb, dtr cetnys[ vfhrbp///
Cyjg vjkybq — Htdjk/wbz! Pf ybv uhjvflysq ifh,
J ns! dtr ltdznyflwfnsq, ,tcgkfvtyysq gj;fh!

B djn cnj/ jcktgibq z, vyt lfkmit ytn ljhju,
F cevhfr jnlfktybz njh;tcndtyty b cnhju/
R cshjq ptvkt kbwjv ghbgfd, z kbim vjue ukzltnm,
Rfr dmtncz, rfr cgktnftncz juytq vtkmryedib[ ctnm/

Yj dfv vjk/cm, ,tpdtcnyst! tot d yjxyjq ntyb
Cjrhsnst, yt ;bdibt, uhzleobt juyb!