Александр ПушкинСтишки для вас одна забава (Разговор книгопродавца с поэтом)

Александр Пушкин [pushkin]

Стишки для вас одна забава,
Немножко стоит вам присесть,
Уж разгласить успела слава
4 Везде приятнейшую весть:
Поэма, говорят, готова,
Плод новый умственных затей.
Итак, решите; жду я слова:
8 Назначьте сами цену ей.
Стишки любимца муз и граций
Мы вмиг рублями заменим
И в пук наличных ассигнаций
12 Листочки ваши обратим...
О чем вздохнули так глубоко?
Нельзя ль узнать?

Я был далеко:
16 Я время то воспоминал,
Когда, надеждами богатый,
Поэт беспечный, я писал
Из вдохновенья, не из платы.
20 Я видел вновь приюты скал
И темный кров уединенья,
Где я на пир воображенья,
Бывало, музу призывал.
24 Там слаще голос мой звучал;
Там доле яркие виденья,
С неизъяснимою красой,
Вились, летали надо мной
28 В часы ночного вдохновенья!..
Все волновало нежный ум:
Цветущий луг, луны блистанье,
В часовне ветхой бури шум,
32 Старушки чудное преданье.
Какой-то демон обладал
Моими играми, досугом;
За мной повсюду он летал,
36 Мне звуки дивные шептал,
И тяжким, пламенным недугом
Была полна моя глава;
В ней грезы чудные рождались;
40 В размеры стройные стекались
Мои послушные слова
И звонкой рифмой замыкались.
В гармонии соперник мой
44 Был шум лесов, иль вихорь буйный,
Иль иволги напев живой,
Иль ночью моря гул глухой,
Иль шопот речки тихоструйной.
48 Тогда, в безмолвии трудов,
Делиться не был я готов
С толпою пламенным восторгом,
И музы сладостных даров
52 Не унижал постыдным торгом;
Я был хранитель их скупой:
Так точно, в гордости немой,
От взоров черни лицемерной
56 Дары любовницы младой
Хранит любовник суеверный.

Но слава заменила вам
Мечтанья тайного отрады:
60 Вы разошлися по рукам,
Меж тем как пыльные громады
Лежалой прозы и стихов
Напрасно ждут себе чтецов
64 И ветреной ее награды.

Блажен, кто про себя таил
Души высокие созданья
И от людей, как от могил,
68 Не ждал за чувство воздаянья!
Блажен, кто молча был поэт
И, терном славы не увитый,
Презренной чернию забытый,
72 Без имени покинул свет!
Обманчивей и снов надежды,
Что слава? шепот ли чтеца?
Гоненье ль низкого невежды?
76 Иль восхищение глупца?

Лорд Байрон был того же мненья;
Жуковский то же говорил;
Но свет узнал и раскупил
80 Их сладкозвучные творенья.
И впрям, завиден ваш удел:
Поэт казнит, поэт венчает;
Злодеев громом вечных стрел
84 В потомстве дальном поражает;
Героев утешает он;
С Коринной на киферский трон
Свою любовницу возносит.
88 Хвала для вас докучный звон;
Но сердце женщин славы просит:
Для них пишите; их ушам
Приятна лесть Анакреона:
92 В младые лета розы нам
Дороже лавров Геликона.

Самолюбивые мечты,
Утехи юности безумной!
96 И я, средь бури жизни шумной,
Искал вниманья красоты.
Глаза прелестные читали
Меня с улыбкою любви;
100 Уста волшебные шептали
Мне звуки сладкие мои...
Но полно! в жертву им свободы
Мечтатель уж не принесет;
104 Пускай их юноша поет,
Любезный баловень природы.
Что мне до них? Теперь в глуши
Безмолвно жизнь моя несется;
108 Стон лиры верной не коснется
Их легкой, ветреной души;
Не чисто в них воображенье:
Не понимает нас оно,
112 И, признак бога, вдохновенье
Для них и чуждо и смешно.
Когда на память мне невольно
Придет внушенный ими стих,
116 Я так и вспыхну, сердцу больно:
Мне стыдно идолов моих.
К чему, несчастный, я стремился?
Пред кем унизил гордый ум?
120 Кого восторгом чистых дум
Боготворить не устыдился?..

Люблю ваш гнев. Таков поэт!
Причины ваших огорчений
124 Мне знать нельзя; но исключений
Для милых дам ужели нет?
Ужели ни одна не стоит
Ни вдохновенья, ни страстей,
128 И ваших песен не присвоит
Всесильной красоте своей?
Молчите вы? Зачем поэту
Тревожить сердца тяжкий сон?
132 Бесплодно память мучит он.
И что ж? какое дело свету?
Я всем чужой!.. душа моя
Хранит ли образ незабвенный?
136 Любви блаженство знал ли я?
Тоскою ль долгой изнуренный,
Таил я слезы в тишине?
Где та была, которой очи,
140 Как небо, улыбались мне?
Вся жизнь, одна ли, две ли ночи?
И что ж? Докучный стон любви,
Слова покажутся мои
144 Безумца диким лепетаньем.
Там сердце их поймет одно,
И то с печальным содроганьем:
Судьбою так уж решено.
148 Ах, мысль о той души завялой
Могла бы юность оживить
И сны поэзии бывалой
Толпою снова возмутить!..
152 Она одна бы разумела
Стихи неясные мои;
Одна бы в сердце пламенела
Лампадой чистою любви!
156 Увы, напрасные желанья!
Она отвергла заклинанья,
Мольбы, тоску души моей:
Земных восторгов излиянья,
160 Как божеству, не нужно ей!..

Итак, любовью утомленный,
Наскуча лепетом молвы,
Заране отказались вы
164 От вашей лиры вдохновенной.
Теперь, оставя шумный свет,
И муз, и ветреную моду,
Что ж изберете вы? Свободу.

168 Прекрасно. Вот же вам совет;
Внемлите истине полезной:
Наш век — торгаш; в сей век железный
Без денег и свободы нет.
172 Что слава? — Яркая заплата
На ветхом рубище певца.
Нам нужно злата, злата, злата:
Копите злато до конца!
176 Предвижу ваше возраженье;
Но вас я знаю, господа:
Вам ваше дорого творенье,
Пока на пламени труда
180 Кипит, бурлит воображенье;
Оно застынет, и тогда
Постыло вам и сочиненье.
Позвольте просто вам сказать:
184 Не продается вдохновенье,
Но можно рукопись продать.
Что ж медлить? уж ко мне заходят
Нетерпеливые чтецы;
188 Вкруг лавки журналисты бродят,
За ними тощие певцы:
Кто просит пищи для сатиры,
Кто для души, кто для пера;
192 И признаюсь — от вашей лиры
Предвижу много я добра.

Вы совершенно правы.
Вот вам моя рукопись.
196 Условимся.

Другие анализы стихотворений Александра Пушкина

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

ваш сердце душа один любовь света слава иль поэт муза

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

5 097

Количество символов без пробелов

4 266

Количество слов

819

Количество уникальных слов

479

Количество значимых слов

299

Количество стоп-слов

285

Количество строк

196

Количество строф

10

Водность

63,5 %

Классическая тошнота

3,00

Академическая тошнота

4,8 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

ваш

9

1,10 %

душа

6

0,73 %

один

6

0,73 %

поэт

6

0,73 %

слава

6

0,73 %

иль

5

0,61 %

любовь

5

0,61 %

сердце

5

0,61 %

муза

4

0,49 %

света

4

0,49 %

вдохновенье

3

0,37 %

ветреный

3

0,37 %

восторг

3

0,37 %

длить

3

0,37 %

ждать

3

0,37 %

злата

3

0,37 %

знать

3

0,37 %

лира

3

0,37 %

свобода

3

0,37 %

сон

3

0,37 %

стих

3

0,37 %

чистый

3

0,37 %

чтец

3

0,37 %

блаженный

2

0,24 %

буря

2

0,24 %

вдохновение

2

0,24 %

век

2

0,24 %

ветхий

2

0,24 %

воображение

2

0,24 %

все

2

0,24 %

дар

2

0,24 %

докучный

2

0,24 %

дорогой

2

0,24 %

заменить

2

0,24 %

звук

2

0,24 %

иза

2

0,24 %

имя

2

0,24 %

итак

2

0,24 %

красота

2

0,24 %

летать

2

0,24 %

любовница

2

0,24 %

младой

2

0,24 %

молчать

2

0,24 %

мыть

2

0,24 %

надежда

2

0,24 %

нельзя

2

0,24 %

ночь

2

0,24 %

нужно

2

0,24 %

оно

2

0,24 %

память

2

0,24 %

певец

2

0,24 %

писать

2

0,24 %

пламенный

2

0,24 %

предвидеть

2

0,24 %

приятный

2

0,24 %

просить

2

0,24 %

решить

2

0,24 %

рукопись

2

0,24 %

стишок

2

0,24 %

стоить

2

0,24 %

стон

2

0,24 %

таить

2

0,24 %

толпа

2

0,24 %

тоска

2

0,24 %

труд

2

0,24 %

тяжкий

2

0,24 %

ужели

2

0,24 %

узнать

2

0,24 %

хранить

2

0,24 %

чудной

2

0,24 %

шептать

2

0,24 %

шум

2

0,24 %

шумный

2

0,24 %

юность

2

0,24 %

яркий

2

0,24 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Stishki dlya vas odna zabava

Aleksandr Pushkin

Razgovor knigoprodavtsa s poetom

Stishki dlya vas odna zabava,
Nemnozhko stoit vam prisest,
Uzh razglasit uspela slava
Vezde priatneyshuyu vest:
Poema, govoryat, gotova,
Plod novy umstvennykh zatey.
Itak, reshite; zhdu ya slova:
Naznachte sami tsenu yey.
Stishki lyubimtsa muz i gratsy
My vmig rublyami zamenim
I v puk nalichnykh assignatsy
Listochki vashi obratim...
O chem vzdokhnuli tak gluboko?
Nelzya l uznat?

Ya byl daleko:
Ya vremya to vospominal,
Kogda, nadezhdami bogaty,
Poet bespechny, ya pisal
Iz vdokhnovenya, ne iz platy.
Ya videl vnov priyuty skal
I temny krov uyedinenya,
Gde ya na pir voobrazhenya,
Byvalo, muzu prizyval.
Tam slashche golos moy zvuchal;
Tam dole yarkiye videnya,
S neizyasnimoyu krasoy,
Vilis, letali nado mnoy
V chasy nochnogo vdokhnovenya!..
Vse volnovalo nezhny um:
Tsvetushchy lug, luny blistanye,
V chasovne vetkhoy buri shum,
Starushki chudnoye predanye.
Kakoy-to demon obladal
Moimi igrami, dosugom;
Za mnoy povsyudu on letal,
Mne zvuki divnye sheptal,
I tyazhkim, plamennym nedugom
Byla polna moya glava;
V ney grezy chudnye rozhdalis;
V razmery stroynye stekalis
Moi poslushnye slova
I zvonkoy rifmoy zamykalis.
V garmonii sopernik moy
Byl shum lesov, il vikhor buyny,
Il ivolgi napev zhivoy,
Il nochyu morya gul glukhoy,
Il shopot rechki tikhostruynoy.
Togda, v bezmolvii trudov,
Delitsya ne byl ya gotov
S tolpoyu plamennym vostorgom,
I muzy sladostnykh darov
Ne unizhal postydnym torgom;
Ya byl khranitel ikh skupoy:
Tak tochno, v gordosti nemoy,
Ot vzorov cherni litsemernoy
Dary lyubovnitsy mladoy
Khranit lyubovnik suyeverny.

No slava zamenila vam
Mechtanya taynogo otrady:
Vy razoshlisya po rukam,
Mezh tem kak pylnye gromady
Lezhaloy prozy i stikhov
Naprasno zhdut sebe chtetsov
I vetrenoy yee nagrady.

Blazhen, kto pro sebya tail
Dushi vysokiye sozdanya
I ot lyudey, kak ot mogil,
Ne zhdal za chuvstvo vozdayanya!
Blazhen, kto molcha byl poet
I, ternom slavy ne uvity,
Prezrennoy cherniyu zabyty,
Bez imeni pokinul svet!
Obmanchivey i snov nadezhdy,
Chto slava? shepot li chtetsa?
Gonenye l nizkogo nevezhdy?
Il voskhishcheniye gluptsa?

Lord Bayron byl togo zhe mnenya;
Zhukovsky to zhe govoril;
No svet uznal i raskupil
Ikh sladkozvuchnye tvorenya.
I vpryam, zaviden vash udel:
Poet kaznit, poet venchayet;
Zlodeyev gromom vechnykh strel
V potomstve dalnom porazhayet;
Geroyev uteshayet on;
S Korinnoy na kifersky tron
Svoyu lyubovnitsu voznosit.
Khvala dlya vas dokuchny zvon;
No serdtse zhenshchin slavy prosit:
Dlya nikh pishite; ikh usham
Priatna lest Anakreona:
V mladye leta rozy nam
Dorozhe lavrov Gelikona.

Samolyubivye mechty,
Utekhi yunosti bezumnoy!
I ya, sred buri zhizni shumnoy,
Iskal vnimanya krasoty.
Glaza prelestnye chitali
Menya s ulybkoyu lyubvi;
Usta volshebnye sheptali
Mne zvuki sladkiye moi...
No polno! v zhertvu im svobody
Mechtatel uzh ne prineset;
Puskay ikh yunosha poyet,
Lyubezny baloven prirody.
Chto mne do nikh? Teper v glushi
Bezmolvno zhizn moya nesetsya;
Ston liry vernoy ne kosnetsya
Ikh legkoy, vetrenoy dushi;
Ne chisto v nikh voobrazhenye:
Ne ponimayet nas ono,
I, priznak boga, vdokhnovenye
Dlya nikh i chuzhdo i smeshno.
Kogda na pamyat mne nevolno
Pridet vnushenny imi stikh,
Ya tak i vspykhnu, serdtsu bolno:
Mne stydno idolov moikh.
K chemu, neschastny, ya stremilsya?
Pred kem unizil gordy um?
Kogo vostorgom chistykh dum
Bogotvorit ne ustydilsya?..

Lyublyu vash gnev. Takov poet!
Prichiny vashikh ogorcheny
Mne znat nelzya; no isklyucheny
Dlya milykh dam uzheli net?
Uzheli ni odna ne stoit
Ni vdokhnovenya, ni strastey,
I vashikh pesen ne prisvoit
Vsesilnoy krasote svoyey?
Molchite vy? Zachem poetu
Trevozhit serdtsa tyazhky son?
Besplodno pamyat muchit on.
I chto zh? kakoye delo svetu?
Ya vsem chuzhoy!.. dusha moya
Khranit li obraz nezabvenny?
Lyubvi blazhenstvo znal li ya?
Toskoyu l dolgoy iznurenny,
Tail ya slezy v tishine?
Gde ta byla, kotoroy ochi,
Kak nebo, ulybalis mne?
Vsya zhizn, odna li, dve li nochi?
I chto zh? Dokuchny ston lyubvi,
Slova pokazhutsya moi
Bezumtsa dikim lepetanyem.
Tam serdtse ikh poymet odno,
I to s pechalnym sodroganyem:
Sudboyu tak uzh resheno.
Akh, mysl o toy dushi zavyaloy
Mogla by yunost ozhivit
I sny poezii byvaloy
Tolpoyu snova vozmutit!..
Ona odna by razumela
Stikhi neyasnye moi;
Odna by v serdtse plamenela
Lampadoy chistoyu lyubvi!
Uvy, naprasnye zhelanya!
Ona otvergla zaklinanya,
Molby, tosku dushi moyey:
Zemnykh vostorgov izlianya,
Kak bozhestvu, ne nuzhno yey!..

Itak, lyubovyu utomlenny,
Naskucha lepetom molvy,
Zarane otkazalis vy
Ot vashey liry vdokhnovennoy.
Teper, ostavya shumny svet,
I muz, i vetrenuyu modu,
Chto zh izberete vy? Svobodu.

Prekrasno. Vot zhe vam sovet;
Vnemlite istine poleznoy:
Nash vek — torgash; v sey vek zhelezny
Bez deneg i svobody net.
Chto slava? — Yarkaya zaplata
Na vetkhom rubishche pevtsa.
Nam nuzhno zlata, zlata, zlata:
Kopite zlato do kontsa!
Predvizhu vashe vozrazhenye;
No vas ya znayu, gospoda:
Vam vashe dorogo tvorenye,
Poka na plameni truda
Kipit, burlit voobrazhenye;
Ono zastynet, i togda
Postylo vam i sochinenye.
Pozvolte prosto vam skazat:
Ne prodayetsya vdokhnovenye,
No mozhno rukopis prodat.
Chto zh medlit? uzh ko mne zakhodyat
Neterpelivye chtetsy;
Vkrug lavki zhurnalisty brodyat,
Za nimi toshchiye pevtsy:
Kto prosit pishchi dlya satiry,
Kto dlya dushi, kto dlya pera;
I priznayus — ot vashey liry
Predvizhu mnogo ya dobra.

Vy sovershenno pravy.
Vot vam moya rukopis.
Uslovimsya.

Cnbirb lkz dfc jlyf pf,fdf

Fktrcfylh Geirby

Hfpujdjh rybujghjlfdwf c gj'njv

Cnbirb lkz dfc jlyf pf,fdf,
Ytvyj;rj cnjbn dfv ghbctcnm,
E; hfpukfcbnm ecgtkf ckfdf
Dtplt ghbznytqie/ dtcnm:
Gj'vf, ujdjhzn, ujnjdf,
Gkjl yjdsq evcndtyys[ pfntq/
Bnfr, htibnt; ;le z ckjdf:
Yfpyfxmnt cfvb wtye tq/
Cnbirb k/,bvwf vep b uhfwbq
Vs dvbu he,kzvb pfvtybv
B d ger yfkbxys[ fccbuyfwbq
Kbcnjxrb dfib j,hfnbv///
J xtv dplj[yekb nfr uke,jrj?
Ytkmpz km epyfnm?

Z ,sk lfktrj:
Z dhtvz nj djcgjvbyfk,
Rjulf, yflt;lfvb ,jufnsq,
Gj'n ,tcgtxysq, z gbcfk
Bp dlj[yjdtymz, yt bp gkfns/
Z dbltk dyjdm ghb/ns crfk
B ntvysq rhjd etlbytymz,
Ult z yf gbh djj,hf;tymz,
,sdfkj, vepe ghbpsdfk/
Nfv ckfot ujkjc vjq pdexfk;
Nfv ljkt zhrbt dbltymz,
C ytbp]zcybvj/ rhfcjq,
Dbkbcm, ktnfkb yflj vyjq
D xfcs yjxyjuj dlj[yjdtymz!//
Dct djkyjdfkj yt;ysq ev:
Wdtneobq keu, keys ,kbcnfymt,
D xfcjdyt dtn[jq ,ehb iev,
Cnfheirb xelyjt ghtlfymt/
Rfrjq-nj ltvjy j,kflfk
Vjbvb buhfvb, ljceujv;
Pf vyjq gjdc/le jy ktnfk,
Vyt pderb lbdyst itgnfk,
B nz;rbv, gkfvtyysv ytleujv
,skf gjkyf vjz ukfdf;
D ytq uhtps xelyst hj;lfkbcm;
D hfpvths cnhjqyst cntrfkbcm
Vjb gjckeiyst ckjdf
B pdjyrjq hbavjq pfvsrfkbcm/
D ufhvjybb cjgthybr vjq
,sk iev ktcjd, bkm db[jhm ,eqysq,
Bkm bdjkub yfgtd ;bdjq,
Bkm yjxm/ vjhz uek uke[jq,
Bkm ijgjn htxrb nb[jcnheqyjq/
Njulf, d ,tpvjkdbb nheljd,
Ltkbnmcz yt ,sk z ujnjd
C njkgj/ gkfvtyysv djcnjhujv,
B veps ckfljcnys[ lfhjd
Yt eyb;fk gjcnslysv njhujv;
Z ,sk [hfybntkm b[ cregjq:
Nfr njxyj, d ujhljcnb ytvjq,
Jn dpjhjd xthyb kbwtvthyjq
Lfhs k/,jdybws vkfljq
[hfybn k/,jdybr cetdthysq/

Yj ckfdf pfvtybkf dfv
Vtxnfymz nfqyjuj jnhfls:
Ds hfpjikbcz gj herfv,
Vt; ntv rfr gskmyst uhjvfls
Kt;fkjq ghjps b cnb[jd
Yfghfcyj ;len ct,t xntwjd
B dtnhtyjq tt yfuhfls/

,kf;ty, rnj ghj ct,z nfbk
Leib dscjrbt cjplfymz
B jn k/ltq, rfr jn vjubk,
Yt ;lfk pf xedcndj djplfzymz!
,kf;ty, rnj vjkxf ,sk gj'n
B, nthyjv ckfds yt edbnsq,
Ghtphtyyjq xthyb/ pf,snsq,
,tp bvtyb gjrbyek cdtn!
J,vfyxbdtq b cyjd yflt;ls,
Xnj ckfdf? itgjn kb xntwf?
Ujytymt km ybprjuj ytdt;ls?
Bkm djc[botybt ukegwf?

Kjhl ,fqhjy ,sk njuj ;t vytymz;
;erjdcrbq nj ;t ujdjhbk;
Yj cdtn epyfk b hfcregbk
B[ ckflrjpdexyst ndjhtymz/
B dghzv, pfdblty dfi eltk:
Gj'n rfpybn, gj'n dtyxftn;
Pkjlttd uhjvjv dtxys[ cnhtk
D gjnjvcndt lfkmyjv gjhf;ftn;
Uthjtd entiftn jy;
C Rjhbyyjq yf rbathcrbq nhjy
Cdj/ k/,jdybwe djpyjcbn/
[dfkf lkz dfc ljrexysq pdjy;
Yj cthlwt ;tyoby ckfds ghjcbn:
Lkz yb[ gbibnt; b[ eifv
Ghbznyf ktcnm Fyfrhtjyf:
D vkflst ktnf hjps yfv
Ljhj;t kfdhjd Utkbrjyf/

Cfvjk/,bdst vtxns,
Ent[b /yjcnb ,tpevyjq!
B z, chtlm ,ehb ;bpyb ievyjq,
Bcrfk dybvfymz rhfcjns/
Ukfpf ghtktcnyst xbnfkb
Vtyz c eks,rj/ k/,db;
Ecnf djkit,yst itgnfkb
Vyt pderb ckflrbt vjb///
Yj gjkyj! d ;thnde bv cdj,jls
Vtxnfntkm e; yt ghbytctn;
Gecrfq b[ /yjif gjtn,
K/,tpysq ,fkjdtym ghbhjls/
Xnj vyt lj yb[? Ntgthm d ukeib
,tpvjkdyj ;bpym vjz ytctncz;
Cnjy kbhs dthyjq yt rjcytncz
B[ kturjq, dtnhtyjq leib;
Yt xbcnj d yb[ djj,hf;tymt:
Yt gjybvftn yfc jyj,
B, ghbpyfr ,juf, dlj[yjdtymt
Lkz yb[ b xe;lj b cvtiyj/
Rjulf yf gfvznm vyt ytdjkmyj
Ghbltn dyeityysq bvb cnb[,
Z nfr b dcgs[ye, cthlwe ,jkmyj:
Vyt cnslyj bljkjd vjb[/
R xtve, ytcxfcnysq, z cnhtvbkcz?
Ghtl rtv eybpbk ujhlsq ev?
Rjuj djcnjhujv xbcns[ lev
,jujndjhbnm yt ecnslbkcz?//

K/,k/ dfi uytd/ Nfrjd gj'n!
Ghbxbys dfib[ jujhxtybq
Vyt pyfnm ytkmpz; yj bcrk/xtybq
Lkz vbks[ lfv e;tkb ytn?
E;tkb yb jlyf yt cnjbn
Yb dlj[yjdtymz, yb cnhfcntq,
B dfib[ gtcty yt ghbcdjbn
Dctcbkmyjq rhfcjnt cdjtq?
Vjkxbnt ds? Pfxtv gj'ne
Nhtdj;bnm cthlwf nz;rbq cjy?
,tcgkjlyj gfvznm vexbn jy/
B xnj ;? rfrjt ltkj cdtne?
Z dctv xe;jq!// leif vjz
[hfybn kb j,hfp ytpf,dtyysq?
K/,db ,kf;tycndj pyfk kb z?
Njcrj/ km ljkujq bpyehtyysq,
Nfbk z cktps d nbibyt?
Ult nf ,skf, rjnjhjq jxb,
Rfr yt,j, eks,fkbcm vyt?
Dcz ;bpym, jlyf kb, ldt kb yjxb?
B xnj ;? Ljrexysq cnjy k/,db,
Ckjdf gjrf;encz vjb
,tpevwf lbrbv ktgtnfymtv/
Nfv cthlwt b[ gjqvtn jlyj,
B nj c gtxfkmysv cjlhjufymtv:
Celm,j/ nfr e; htityj/
F[, vsckm j njq leib pfdzkjq
Vjukf ,s /yjcnm j;bdbnm
B cys gj'pbb ,sdfkjq
Njkgj/ cyjdf djpvenbnm!//
Jyf jlyf ,s hfpevtkf
Cnb[b ytzcyst vjb;
Jlyf ,s d cthlwt gkfvtytkf
Kfvgfljq xbcnj/ k/,db!
Eds, yfghfcyst ;tkfymz!
Jyf jndthukf pfrkbyfymz,
Vjkm,s, njcre leib vjtq:
Ptvys[ djcnjhujd bpkbzymz,
Rfr ,j;tcnde, yt ye;yj tq!//

Bnfr, k/,jdm/ enjvktyysq,
Yfcrexf ktgtnjv vjkds,
Pfhfyt jnrfpfkbcm ds
Jn dfitq kbhs dlj[yjdtyyjq/
Ntgthm, jcnfdz ievysq cdtn,
B vep, b dtnhtye/ vjle,
Xnj ; bp,thtnt ds? Cdj,jle/

Ghtrhfcyj/ Djn ;t dfv cjdtn;
Dytvkbnt bcnbyt gjktpyjq:
Yfi dtr — njhufi; d ctq dtr ;tktpysq
,tp ltytu b cdj,jls ytn/
Xnj ckfdf? — Zhrfz pfgkfnf
Yf dtn[jv he,bot gtdwf/
Yfv ye;yj pkfnf, pkfnf, pkfnf:
Rjgbnt pkfnj lj rjywf!
Ghtldb;e dfit djphf;tymt;
Yj dfc z pyf/, ujcgjlf:
Dfv dfit ljhjuj ndjhtymt,
Gjrf yf gkfvtyb nhelf
Rbgbn, ,ehkbn djj,hf;tymt;
Jyj pfcnsytn, b njulf
Gjcnskj dfv b cjxbytymt/
Gjpdjkmnt ghjcnj dfv crfpfnm:
Yt ghjlftncz dlj[yjdtymt,
Yj vj;yj herjgbcm ghjlfnm/
Xnj ; vtlkbnm? e; rj vyt pf[jlzn
Ytnthgtkbdst xntws;
Drheu kfdrb ;ehyfkbcns ,hjlzn,
Pf ybvb njobt gtdws:
Rnj ghjcbn gbob lkz cfnbhs,
Rnj lkz leib, rnj lkz gthf;
B ghbpyf/cm — jn dfitq kbhs
Ghtldb;e vyjuj z lj,hf/

Ds cjdthityyj ghfds/
Djn dfv vjz herjgbcm/
Eckjdbvcz/