Алексей ТолстойСредь шумного бала, случайно

Алексей Толстой [tolstoy]

Средь шумного бала, случайно,
В тревоге мирской суеты,
Тебя я увидел, но тайна
4 Твои покрывала черты.

Лишь очи печально глядели,
А голос так дивно звучал,
Как звон отдаленной свирели,
8 Как моря играющий вал.

Мне стан твой понравился тонкий
И весь твой задумчивый вид,
А смех твой, и грустный и звонкий,
12 С тех пор в моем сердце звучит.

В часы одинокие ночи
Люблю я, усталый, прилечь —
Я вижу печальные очи,
16 Я слышу веселую речь;

И грустно я так засыпаю,
И в грезах неведомых сплю...
Люблю ли тебя — я не знаю,
20 Но кажется мне, что люблю!

Другие анализы стихотворений Алексея Толстого

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

твой любить око звучать

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

538

Количество символов без пробелов

438

Количество слов

94

Количество уникальных слов

68

Количество значимых слов

23

Количество стоп-слов

34

Количество строк

20

Количество строф

5

Водность

75,5 %

Классическая тошнота

2,00

Академическая тошнота

9,6 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

твой

4

4,26 %

любить

3

3,19 %

звучать

2

2,13 %

око

2

2,13 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Sred shumnogo bala, sluchayno

Aleksey Tolstoy

* * *

Sred shumnogo bala, sluchayno,
V trevoge mirskoy suyety,
Tebya ya uvidel, no tayna
Tvoi pokryvala cherty.

Lish ochi pechalno glyadeli,
A golos tak divno zvuchal,
Kak zvon otdalennoy svireli,
Kak morya igrayushchy val.

Mne stan tvoy ponravilsya tonky
I ves tvoy zadumchivy vid,
A smekh tvoy, i grustny i zvonky,
S tekh por v moyem serdtse zvuchit.

V chasy odinokiye nochi
Lyublyu ya, ustaly, prilech —
Ya vizhu pechalnye ochi,
Ya slyshu veseluyu rech;

I grustno ya tak zasypayu,
I v grezakh nevedomykh splyu...
Lyublyu li tebya — ya ne znayu,
No kazhetsya mne, chto lyublyu!

Chtlm ievyjuj ,fkf, ckexfqyj

Fktrctq Njkcnjq

* * *

Chtlm ievyjuj ,fkf, ckexfqyj,
D nhtdjut vbhcrjq cetns,
Nt,z z edbltk, yj nfqyf
Ndjb gjrhsdfkf xthns/

Kbim jxb gtxfkmyj ukzltkb,
F ujkjc nfr lbdyj pdexfk,
Rfr pdjy jnlfktyyjq cdbhtkb,
Rfr vjhz buhf/obq dfk/

Vyt cnfy ndjq gjyhfdbkcz njyrbq
B dtcm ndjq pflevxbdsq dbl,
F cvt[ ndjq, b uhecnysq b pdjyrbq,
C nt[ gjh d vjtv cthlwt pdexbn/

D xfcs jlbyjrbt yjxb
K/,k/ z, ecnfksq, ghbktxm —
Z db;e gtxfkmyst jxb,
Z cksie dtctke/ htxm;

B uhecnyj z nfr pfcsgf/,
B d uhtpf[ ytdtljvs[ cgk////
K/,k/ kb nt,z — z yt pyf/,
Yj rf;tncz vyt, xnj k/,k/!