Александр ПушкинСмеясь жестоко над собратом (Моя родословная)

Александр Пушкин [pushkin]

Смеясь жестоко над собратом,
Писаки русские толпой
Меня зовут аристократом.
4 Смотри, пожалуй, вздор какой!
Не офицер я, не асессор,
Я по кресту не дворянин,
Не академик, не профессор;
8 Я просто русский мещанин.

Понятна мне времен превратность,
Не прекословлю, право, ей:
У нас нова рожденьем знатность,
12 И чем новее, тем знатней.
Родов дряхлеющих обломок
(И по несчастью, не один),
Бояр старинных я потомок;
16 Я, братцы, мелкий мещанин.

Не торговал мой дед блинами,
Не ваксил царских сапогов,
Не пел с придворными дьячками,
20 В князья не прыгал из хохлов,
И не был беглым он солдатом
Австрийских пудреных дружин;
Так мне ли быть аристократом?
24 Я, слава богу, мещанин.

Мой предок Рача мышцей бранной
Святому Невскому служил;
Его потомство гнев венчанный,
28 Иван IV пощадил.
Водились Пушкины с царями;
Из них был славен не один,
Когда тягался с поляками
32 Нижегородский мещанин.

Смирив крамолу и коварство
И ярость бранных непогод,
Когда Романовых на царство
36 Звал в грамоте своей народ,
Мы к оной руку приложили,
Нас жаловал страдальца сын.
Бывало, нами дорожили;
40 Бывало... но — я мещанин.

Упрямства дух нам всем подгадил:
В родню свою неукротим,
С Петром мой пращур не поладил
44 И был за то повешен им.
Его пример будь нам наукой:
Не любит споров властелин.
Счастлив князь Яков Долгорукой,
48 Умен покорный мещанин.

Мой дед, когда мятеж поднялся
Средь петергофского двора,
Как Миних, верен оставался
52 Паденью третьего Петра.
Попали в честь тогда Орловы,
А дед мой в крепость, в карантин,
И присмирел наш род суровый,
56 И я родился мещанин.

Под гербовой моей печатью
Я кипу грамот схоронил
И не якшаюсь с новой знатью,
60 И крови спесь угомонил.
Я грамотей и стихотворец,
Я Пушкин просто, не Мусин,
Я не богач, не царедворец,
64 Я сам большой: я мещанин.

Post scriptum
Решил Фиглярин, сидя дома,
Что черный дед мой Ганнибал
68 Был куплен за бутылку рома
И в руки шкиперу попал.

Сей шкипер был тот шкипер славный,
Кем наша двигнулась земля,
72 Кто придал мощно бег державный
Рулю родного корабля.

Сей шкипер деду был доступен,
И сходно купленный арап
76 Возрос усерден, неподкупен,
Царю наперсник, а не раб.

И был отец он Ганнибала,
Пред кем средь чесменских пучин
80 Громада кораблей вспылала,
И пал впервые Наварин.

Решил Фиглярин вдохновенный:
Я во дворянстве мещанин.
84 Что ж он в семье своей почтенной?
Он?.. он в Мещанской дворянин.

Другие анализы стихотворений Александра Пушкина

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

мыть бывало мещанин дед бранный шкипер аристократ ганнибал грамота дворянин

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

2 308

Количество символов без пробелов

1 925

Количество слов

370

Количество уникальных слов

233

Количество значимых слов

153

Количество стоп-слов

138

Количество строк

85

Количество строф

13

Водность

58,6 %

Классическая тошнота

3,00

Академическая тошнота

6,8 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

мещанин

9

2,43 %

мыть

6

1,62 %

дед

5

1,35 %

шкипер

4

1,08 %

аристократ

2

0,54 %

бранный

2

0,54 %

бывало

2

0,54 %

ганнибал

2

0,54 %

грамота

2

0,54 %

дворянин

2

0,54 %

звать

2

0,54 %

иза

2

0,54 %

князь

2

0,54 %

корабль

2

0,54 %

купить

2

0,54 %

один

2

0,54 %

оно

2

0,54 %

попасть

2

0,54 %

пушкин

2

0,54 %

решить

2

0,54 %

род

2

0,54 %

сей

2

0,54 %

славный

2

0,54 %

средь

2

0,54 %

фиглярин

2

0,54 %

царь

2

0,54 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Smeyas zhestoko nad sobratom

Aleksandr Pushkin

Moya rodoslovnaya

Smeyas zhestoko nad sobratom,
Pisaki russkiye tolpoy
Menya zovut aristokratom.
Smotri, pozhaluy, vzdor kakoy!
Ne ofitser ya, ne asessor,
Ya po krestu ne dvoryanin,
Ne akademik, ne professor;
Ya prosto russky meshchanin.

Ponyatna mne vremen prevratnost,
Ne prekoslovlyu, pravo, yey:
U nas nova rozhdenyem znatnost,
I chem noveye, tem znatney.
Rodov dryakhleyushchikh oblomok
(I po neschastyu, ne odin),
Boyar starinnykh ya potomok;
Ya, brattsy, melky meshchanin.

Ne torgoval moy ded blinami,
Ne vaksil tsarskikh sapogov,
Ne pel s pridvornymi dyachkami,
V knyazya ne prygal iz khokhlov,
I ne byl beglym on soldatom
Avstryskikh pudrenykh druzhin;
Tak mne li byt aristokratom?
Ya, slava bogu, meshchanin.

Moy predok Racha myshtsey brannoy
Svyatomu Nevskomu sluzhil;
Yego potomstvo gnev venchanny,
Ivan IV poshchadil.
Vodilis Pushkiny s tsaryami;
Iz nikh byl slaven ne odin,
Kogda tyagalsya s polyakami
Nizhegorodsky meshchanin.

Smiriv kramolu i kovarstvo
I yarost brannykh nepogod,
Kogda Romanovykh na tsarstvo
Zval v gramote svoyey narod,
My k onoy ruku prilozhili,
Nas zhaloval stradaltsa syn.
Byvalo, nami dorozhili;
Byvalo... no — ya meshchanin.

Upryamstva dukh nam vsem podgadil:
V rodnyu svoyu neukrotim,
S Petrom moy prashchur ne poladil
I byl za to poveshen im.
Yego primer bud nam naukoy:
Ne lyubit sporov vlastelin.
Schastliv knyaz Yakov Dolgorukoy,
Umen pokorny meshchanin.

Moy ded, kogda myatezh podnyalsya
Sred petergofskogo dvora,
Kak Minikh, veren ostavalsya
Padenyu tretyego Petra.
Popali v chest togda Orlovy,
A ded moy v krepost, v karantin,
I prismirel nash rod surovy,
I ya rodilsya meshchanin.

Pod gerbovoy moyey pechatyu
Ya kipu gramot skhoronil
I ne yakshayus s novoy znatyu,
I krovi spes ugomonil.
Ya gramotey i stikhotvorets,
Ya Pushkin prosto, ne Musin,
Ya ne bogach, ne tsaredvorets,
Ya sam bolshoy: ya meshchanin.

Post scriptum
Reshil Figlyarin, sidya doma,
Chto cherny ded moy Gannibal
Byl kuplen za butylku roma
I v ruki shkiperu popal.

Sey shkiper byl tot shkiper slavny,
Kem nasha dvignulas zemlya,
Kto pridal moshchno beg derzhavny
Rulyu rodnogo korablya.

Sey shkiper dedu byl dostupen,
I skhodno kuplenny arap
Vozros userden, nepodkupen,
Tsaryu napersnik, a ne rab.

I byl otets on Gannibala,
Pred kem sred chesmenskikh puchin
Gromada korabley vspylala,
I pal vpervye Navarin.

Reshil Figlyarin vdokhnovenny:
Ya vo dvoryanstve meshchanin.
Chto zh on v semye svoyey pochtennoy?
On?.. on v Meshchanskoy dvoryanin.

Cvtzcm ;tcnjrj yfl cj,hfnjv

Fktrcfylh Geirby

Vjz hjljckjdyfz

Cvtzcm ;tcnjrj yfl cj,hfnjv,
Gbcfrb heccrbt njkgjq
Vtyz pjden fhbcnjrhfnjv/
Cvjnhb, gj;fkeq, dpljh rfrjq!
Yt jabwth z, yt fctccjh,
Z gj rhtcne yt ldjhzyby,
Yt frfltvbr, yt ghjatccjh;
Z ghjcnj heccrbq vtofyby/

Gjyznyf vyt dhtvty ghtdhfnyjcnm,
Yt ghtrjckjdk/, ghfdj, tq:
E yfc yjdf hj;ltymtv pyfnyjcnm,
B xtv yjdtt, ntv pyfnytq/
Hjljd lhz[kt/ob[ j,kjvjr
(B gj ytcxfcnm/, yt jlby),
,jzh cnfhbyys[ z gjnjvjr;
Z, ,hfnws, vtkrbq vtofyby/

Yt njhujdfk vjq ltl ,kbyfvb,
Yt dfrcbk wfhcrb[ cfgjujd,
Yt gtk c ghbldjhysvb lmzxrfvb,
D ryzpmz yt ghsufk bp [j[kjd,
B yt ,sk ,tuksv jy cjklfnjv
Fdcnhbqcrb[ gelhtys[ lhe;by;
Nfr vyt kb ,snm fhbcnjrhfnjv?
Z, ckfdf ,jue, vtofyby/

Vjq ghtljr Hfxf vsiwtq ,hfyyjq
Cdznjve Ytdcrjve cke;bk;
Tuj gjnjvcndj uytd dtyxfyysq,
Bdfy IV gjoflbk/
Djlbkbcm Geirbys c wfhzvb;
Bp yb[ ,sk ckfdty yt jlby,
Rjulf nzufkcz c gjkzrfvb
Yb;tujhjlcrbq vtofyby/

Cvbhbd rhfvjke b rjdfhcndj
B zhjcnm ,hfyys[ ytgjujl,
Rjulf Hjvfyjds[ yf wfhcndj
Pdfk d uhfvjnt cdjtq yfhjl,
Vs r jyjq here ghbkj;bkb,
Yfc ;fkjdfk cnhflfkmwf csy/
,sdfkj, yfvb ljhj;bkb;
,sdfkj/// yj — z vtofyby/

Eghzvcndf le[ yfv dctv gjluflbk:
D hjly/ cdj/ yterhjnbv,
C Gtnhjv vjq ghfoeh yt gjkflbk
B ,sk pf nj gjdtity bv/
Tuj ghbvth ,elm yfv yferjq:
Yt k/,bn cgjhjd dkfcntkby/
Cxfcnkbd ryzpm Zrjd Ljkujherjq,
Evty gjrjhysq vtofyby/

Vjq ltl, rjulf vznt; gjlyzkcz
Chtlm gtnthujacrjuj ldjhf,
Rfr Vbyb[, dthty jcnfdfkcz
Gfltym/ nhtnmtuj Gtnhf/
Gjgfkb d xtcnm njulf Jhkjds,
F ltl vjq d rhtgjcnm, d rfhfynby,
B ghbcvbhtk yfi hjl cehjdsq,
B z hjlbkcz vtofyby/

Gjl uth,jdjq vjtq gtxfnm/
Z rbge uhfvjn c[jhjybk
B yt zrif/cm c yjdjq pyfnm/,
B rhjdb cgtcm eujvjybk/
Z uhfvjntq b cnb[jndjhtw,
Z Geirby ghjcnj, yt Vecby,
Z yt ,jufx, yt wfhtldjhtw,
Z cfv ,jkmijq: z vtofyby/

Post scriptum
Htibk Abukzhby, cblz ljvf,
Xnj xthysq ltl vjq Ufyyb,fk
,sk regkty pf ,enskre hjvf
B d herb irbgthe gjgfk/

Ctq irbgth ,sk njn irbgth ckfdysq,
Rtv yfif ldbuyekfcm ptvkz,
Rnj ghblfk vjoyj ,tu lth;fdysq
Hek/ hjlyjuj rjhf,kz/

Ctq irbgth ltle ,sk ljcnegty,
B c[jlyj regktyysq fhfg
Djphjc ecthlty, ytgjlregty,
Wfh/ yfgthcybr, f yt hf,/

B ,sk jntw jy Ufyyb,fkf,
Ghtl rtv chtlm xtcvtycrb[ gexby
Uhjvflf rjhf,ktq dcgskfkf,
B gfk dgthdst Yfdfhby/

Htibk Abukzhby dlj[yjdtyysq:
Z dj ldjhzycndt vtofyby/
Xnj ; jy d ctvmt cdjtq gjxntyyjq?
Jy?// jy d Vtofycrjq ldjhzyby/