Дмитрий МережковскийСладок мне венец забвенья темный (Поэт)

Дмитрий Мережковский [merezhkovsky]

Сладок мне венец забвенья темный,
Посреди ликующих глупцов
Я иду отверженный, бездомный
4 И бедней последних бедняков.

Но душа не хочет примиренья
И не знает, что такое страх;
К людям в ней — великое презренье,
8 И любовь, любовь в моих очах:

Я люблю безумную свободу!
Выше храмов, тюрем и дворцов
Мчится дух мой к дальнему восходу,
12 В царство ветра, солнца и орлов!

А внизу, меж тем, как призрак темный,
Посреди ликующих глупцов,
Я иду отверженный, бездомный
16 И бедней последних бедняков.

Другие анализы стихотворений Дмитрия Мережковского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

последний темный любовь бедняк беднеть бездомный глупец ликовать отверженный посреди

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

487

Количество символов без пробелов

405

Количество слов

78

Количество уникальных слов

55

Количество значимых слов

25

Количество стоп-слов

28

Количество строк

16

Количество строф

4

Водность

67,9 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

12,6 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

беднеть

2

2,56 %

бедняк

2

2,56 %

бездомный

2

2,56 %

глупец

2

2,56 %

ликовать

2

2,56 %

любовь

2

2,56 %

отверженный

2

2,56 %

последний

2

2,56 %

посреди

2

2,56 %

темный

2

2,56 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Sladok mne venets zabvenya temny

Dmitry Merezhkovsky

Poet

Sladok mne venets zabvenya temny,
Posredi likuyushchikh gluptsov
Ya idu otverzhenny, bezdomny
I bedney poslednikh bednyakov.

No dusha ne khochet primirenya
I ne znayet, chto takoye strakh;
K lyudyam v ney — velikoye prezrenye,
I lyubov, lyubov v moikh ochakh:

Ya lyublyu bezumnuyu svobodu!
Vyshe khramov, tyurem i dvortsov
Mchitsya dukh moy k dalnemu voskhodu,
V tsarstvo vetra, solntsa i orlov!

A vnizu, mezh tem, kak prizrak temny,
Posredi likuyushchikh gluptsov,
Ya idu otverzhenny, bezdomny
I bedney poslednikh bednyakov.

Ckfljr vyt dtytw pf,dtymz ntvysq

Lvbnhbq Vtht;rjdcrbq

Gj'n

Ckfljr vyt dtytw pf,dtymz ntvysq,
Gjchtlb kbre/ob[ ukegwjd
Z ble jndth;tyysq, ,tpljvysq
B ,tlytq gjcktlyb[ ,tlyzrjd/

Yj leif yt [jxtn ghbvbhtymz
B yt pyftn, xnj nfrjt cnhf[;
R k/lzv d ytq — dtkbrjt ghtphtymt,
B k/,jdm, k/,jdm d vjb[ jxf[:

Z k/,k/ ,tpevye/ cdj,jle!
Dsit [hfvjd, n/htv b ldjhwjd
Vxbncz le[ vjq r lfkmytve djc[jle,
D wfhcndj dtnhf, cjkywf b jhkjd!

F dybpe, vt; ntv, rfr ghbphfr ntvysq,
Gjchtlb kbre/ob[ ukegwjd,
Z ble jndth;tyysq, ,tpljvysq
B ,tlytq gjcktlyb[ ,tlyzrjd/