Иосиф БродскийСказать, что ты мертва (Бабочка)

Иосиф Бродский [brodsky]

Сказать, что ты мертва?
Но ты жила лишь сутки.
Как много грусти в шутке
4 Творца! едва
могу произнести
«жила» — единство даты
рожденья и когда ты
8 в моей горсти
рассыпалась, меня
смущает вычесть
одно из двух количеств
12 в пределах дня.

Затем, что дни для нас —
ничто. Всего лишь
ничто. Их не приколешь,
16 и пищей глаз
не сделаешь: они
на фоне белом,
не обладая телом
20 незримы. Дни,
они как ты; верней,
что может весить
уменьшенный раз в десять
24 один из дней?

Сказать, что вовсе нет
тебя? Но что же
в руке моей так схоже
28 с тобой? и цвет —
не плод небытия.
По чьей подсказке
и так кладутся краски?
32 Навряд ли я,
бормочущий комок
слов, чуждых цвету,
вообразить бы эту
36 палитру смог.

На крылышках твоих
зрачки, ресницы —
красавицы ли, птицы —
40 обрывки чьих,
скажи мне, это лиц,
портрет летучий?
Каких, скажи, твой случай
44 частиц, крупиц
являет натюрморт:
вещей, плодов ли?
и даже рыбной ловли
48 трофей простерт.

Возможно, ты — пейзаж,
и, взявши лупу,
я обнаружу группу
52 нимф, пляску, пляж.
Светло ли там, как днем?
иль там уныло,
как ночью? и светило
56 какое в нем
взошло на небосклон?
чьи в нем фигуры?
Скажи, с какой натуры
60 был сделан он?

Я думаю, что ты —
и то, и это:
звезды, лица, предмета
64 в тебе черты.
Кто был тот ювелир,
что бровь не хмуря,
нанес в миниатюре
68 на них тот мир,
что сводит нас с ума,
берет нас в клещи,
где ты, как мысль о вещи,
72 мы — вещь сама?

Скажи, зачем узор
такой был даден
тебе всего лишь на день
76 в краю озер,
чья амальгама впрок
хранит пространство?
А ты — лишает шанса
80 столь краткий срок
попасть в сачок,
затрепетать в ладони,
в момент погони
84 пленить зрачок.

Ты не ответишь мне
не по причине
застенчивости и не
88 со зла, и не
затем, что ты мертва.
Жива, мертва ли —
но каждой Божьей твари
92 как знак родства
дарован голос для
общенья, пенья:
продления мгновенья,
96 минуты, дня.

А ты — ты лишена
сего залога.
Но, рассуждая строго,
100 так лучше: на
кой ляд быть у небес
в долгу, в реестре.
Не сокрушайся ж, если
104 твой век, твой вес
достойны немоты:
звук — тоже бремя.
Бесплотнее, чем время,
108 беззвучней ты.

Не ощущая, не
дожив до страха,
ты вьешься легче праха
112 над клумбой, вне
похожих на тюрьму
с ее удушьем
минувшего с грядущим,
116 и потому,
когда летишь на луг,
желая корму,
преобретает форму
120 сам воздух вдруг.

Так делает перо,
скользя по глади
расчерченной тетради,
124 не зная про
судьбу своей строки,
где мудрость, ересь
смешались, но доверясь
128 толчкам руки,
в чьих пальцах бьется речь
вполне немая,
не пыль с цветка снимая,
132 но тяжесть с плеч.

Такая красота
и срок столь краткий,
соединясь, догадкой
136 кривят уста:
не высказать ясней,
что в самом деле
мир создан был без цели,
140 а если с ней,
то цель — не мы.
Друг-энтомолог,
для света нет иголок
144 и нет для тьмы.

Сказать тебе «Прощай»,
как форме суток?
Есть люди, чей рассудок
148 стрижет лишай
забвенья; но взгляни:
тому виною
лишь то, что за спиною
152 у них не дни
с постелью на двоих,
не сны дремучи,
не прошлое — но тучи
156 сестер твоих!

Ты лучше, чем Ничто.
Верней: ты ближе
и зримее. Внутри же
160 на все сто
ты родственна ему.
В твоем полете
оно достигло плоти;
164 и потому
ты в сутолке дневной
достойна взгляда
как легкая преграда
168 меж ним и мной.

Другие анализы стихотворений Иосифа Бродского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

мертвый твой оно чей верный лишь затем вещь достойный жила

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

3 089

Количество символов без пробелов

2 520

Количество слов

542

Количество уникальных слов

319

Количество значимых слов

143

Количество стоп-слов

253

Количество строк

168

Количество строф

14

Водность

73,6 %

Классическая тошнота

2,45

Академическая тошнота

4,7 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

твой

6

1,11 %

чей

6

1,11 %

лишь

4

0,74 %

оно

4

0,74 %

мертвый

3

0,55 %

верный

2

0,37 %

вещь

2

0,37 %

достойный

2

0,37 %

жила

2

0,37 %

затем

2

0,37 %

зрачок

2

0,37 %

иза

2

0,37 %

краткий

2

0,37 %

легкий

2

0,37 %

лучше

2

0,37 %

мир

2

0,37 %

один

2

0,37 %

плод

2

0,37 %

сделать

2

0,37 %

срок

2

0,37 %

столь

2

0,37 %

сутки

2

0,37 %

форма

2

0,37 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Skazat, chto ty mertva

Iosif Brodsky

Babochka

Skazat, chto ty mertva?
No ty zhila lish sutki.
Kak mnogo grusti v shutke
Tvortsa! yedva
mogu proiznesti
«zhila» — yedinstvo daty
rozhdenya i kogda ty
v moyey gorsti
rassypalas, menya
smushchayet vychest
odno iz dvukh kolichestv
v predelakh dnya.

Zatem, chto dni dlya nas —
nichto. Vsego lish
nichto. Ikh ne prikolesh,
i pishchey glaz
ne sdelayesh: oni
na fone belom,
ne obladaya telom
nezrimy. Dni,
oni kak ty; verney,
chto mozhet vesit
umenshenny raz v desyat
odin iz dney?

Skazat, chto vovse net
tebya? No chto zhe
v ruke moyey tak skhozhe
s toboy? i tsvet —
ne plod nebytia.
Po chyey podskazke
i tak kladutsya kraski?
Navryad li ya,
bormochushchy komok
slov, chuzhdykh tsvetu,
voobrazit by etu
palitru smog.

Na krylyshkakh tvoikh
zrachki, resnitsy —
krasavitsy li, ptitsy —
obryvki chyikh,
skazhi mne, eto lits,
portret letuchy?
Kakikh, skazhi, tvoy sluchay
chastits, krupits
yavlyayet natyurmort:
veshchey, plodov li?
i dazhe rybnoy lovli
trofey prostert.

Vozmozhno, ty — peyzazh,
i, vzyavshi lupu,
ya obnaruzhu gruppu
nimf, plyasku, plyazh.
Svetlo li tam, kak dnem?
il tam unylo,
kak nochyu? i svetilo
kakoye v nem
vzoshlo na nebosklon?
chyi v nem figury?
Skazhi, s kakoy natury
byl sdelan on?

Ya dumayu, chto ty —
i to, i eto:
zvezdy, litsa, predmeta
v tebe cherty.
Kto byl tot yuvelir,
chto brov ne khmurya,
nanes v miniatyure
na nikh tot mir,
chto svodit nas s uma,
beret nas v kleshchi,
gde ty, kak mysl o veshchi,
my — veshch sama?

Skazhi, zachem uzor
takoy byl daden
tebe vsego lish na den
v krayu ozer,
chya amalgama vprok
khranit prostranstvo?
A ty — lishayet shansa
stol kratky srok
popast v sachok,
zatrepetat v ladoni,
v moment pogoni
plenit zrachok.

Ty ne otvetish mne
ne po prichine
zastenchivosti i ne
so zla, i ne
zatem, chto ty mertva.
Zhiva, mertva li —
no kazhdoy Bozhyey tvari
kak znak rodstva
darovan golos dlya
obshchenya, penya:
prodlenia mgnovenya,
minuty, dnya.

A ty — ty lishena
sego zaloga.
No, rassuzhdaya strogo,
tak luchshe: na
koy lyad byt u nebes
v dolgu, v reyestre.
Ne sokrushaysya zh, yesli
tvoy vek, tvoy ves
dostoyny nemoty:
zvuk — tozhe bremya.
Besplotneye, chem vremya,
bezzvuchney ty.

Ne oshchushchaya, ne
dozhiv do strakha,
ty vyeshsya legche prakha
nad klumboy, vne
pokhozhikh na tyurmu
s yee udushyem
minuvshego s gryadushchim,
i potomu,
kogda letish na lug,
zhelaya kormu,
preobretayet formu
sam vozdukh vdrug.

Tak delayet pero,
skolzya po gladi
rascherchennoy tetradi,
ne znaya pro
sudbu svoyey stroki,
gde mudrost, yeres
smeshalis, no doveryas
tolchkam ruki,
v chyikh paltsakh byetsya rech
vpolne nemaya,
ne pyl s tsvetka snimaya,
no tyazhest s plech.

Takaya krasota
i srok stol kratky,
soyedinyas, dogadkoy
krivyat usta:
ne vyskazat yasney,
chto v samom dele
mir sozdan byl bez tseli,
a yesli s ney,
to tsel — ne my.
Drug-entomolog,
dlya sveta net igolok
i net dlya tmy.

Skazat tebe «Proshchay»,
kak forme sutok?
Yest lyudi, chey rassudok
strizhet lishay
zabvenya; no vzglyani:
tomu vinoyu
lish to, chto za spinoyu
u nikh ne dni
s postelyu na dvoikh,
ne sny dremuchi,
ne proshloye — no tuchi
sester tvoikh!

Ty luchshe, chem Nichto.
Verney: ty blizhe
i zrimeye. Vnutri zhe
na vse sto
ty rodstvenna yemu.
V tvoyem polete
ono dostiglo ploti;
i potomu
ty v sutolke dnevnoy
dostoyna vzglyada
kak legkaya pregrada
mezh nim i mnoy.

Crfpfnm, xnj ns vthndf

Bjcba ,hjlcrbq

,f,jxrf

Crfpfnm, xnj ns vthndf?
Yj ns ;bkf kbim cenrb/
Rfr vyjuj uhecnb d ienrt
Ndjhwf! tldf
vjue ghjbpytcnb
«;bkf» — tlbycndj lfns
hj;ltymz b rjulf ns
d vjtq ujhcnb
hfccsgfkfcm, vtyz
cveoftn dsxtcnm
jlyj bp lde[ rjkbxtcnd
d ghtltkf[ lyz/

Pfntv, xnj lyb lkz yfc —
ybxnj/ Dctuj kbim
ybxnj/ B[ yt ghbrjktim,
b gbotq ukfp
yt cltkftim: jyb
yf ajyt ,tkjv,
yt j,kflfz ntkjv
ytphbvs/ Lyb,
jyb rfr ns; dthytq,
xnj vj;tn dtcbnm
evtymityysq hfp d ltcznm
jlby bp lytq?

Crfpfnm, xnj djdct ytn
nt,z? Yj xnj ;t
d hert vjtq nfr c[j;t
c nj,jq? b wdtn —
yt gkjl yt,snbz/
Gj xmtq gjlcrfprt
b nfr rkflencz rhfcrb?
Yfdhzl kb z,
,jhvjxeobq rjvjr
ckjd, xe;ls[ wdtne,
djj,hfpbnm ,s 'ne
gfkbnhe cvju/

Yf rhsksirf[ ndjb[
phfxrb, htcybws —
rhfcfdbws kb, gnbws —
j,hsdrb xmb[,
crf;b vyt, 'nj kbw,
gjhnhtn ktnexbq?
Rfrb[, crf;b, ndjq ckexfq
xfcnbw, rhegbw
zdkztn yfn/hvjhn:
dtotq, gkjljd kb?
b lf;t hs,yjq kjdkb
nhjatq ghjcnthn/

Djpvj;yj, ns — gtqpf;,
b, dpzdib kege,
z j,yfhe;e uhegge
ybva, gkzcre, gkz;/
Cdtnkj kb nfv, rfr lytv?
bkm nfv eyskj,
rfr yjxm/? b cdtnbkj
rfrjt d ytv
dpjikj yf yt,jcrkjy?
xmb d ytv abuehs?
Crf;b, c rfrjq yfnehs
,sk cltkfy jy?

Z levf/, xnj ns —
b nj, b 'nj:
pdtpls, kbwf, ghtlvtnf
d nt,t xthns/
Rnj ,sk njn /dtkbh,
xnj ,hjdm yt [vehz,
yfytc d vbybfn/ht
yf yb[ njn vbh,
xnj cdjlbn yfc c evf,
,thtn yfc d rktob,
ult ns, rfr vsckm j dtob,
vs — dtom cfvf?

Crf;b, pfxtv epjh
nfrjq ,sk lflty
nt,t dctuj kbim yf ltym
d rhf/ jpth,
xmz fvfkmufvf dghjr
[hfybn ghjcnhfycndj?
F ns — kbiftn ifycf
cnjkm rhfnrbq chjr
gjgfcnm d cfxjr,
pfnhtgtnfnm d kfljyb,
d vjvtyn gjujyb
gktybnm phfxjr/

Ns yt jndtnbim vyt
yt gj ghbxbyt
pfcntyxbdjcnb b yt
cj pkf, b yt
pfntv, xnj ns vthndf/
;bdf, vthndf kb —
yj rf;ljq ,j;mtq ndfhb
rfr pyfr hjlcndf
lfhjdfy ujkjc lkz
j,otymz, gtymz:
ghjlktybz vuyjdtymz,
vbyens, lyz/

F ns — ns kbityf
ctuj pfkjuf/
Yj, hfcce;lfz cnhjuj,
nfr kexit: yf
rjq kzl ,snm e yt,tc
d ljkue, d httcnht/
Yt cjrheifqcz ;, tckb
ndjq dtr, ndjq dtc
ljcnjqys ytvjns:
pder — nj;t ,htvz/
,tcgkjnytt, xtv dhtvz,
,tppdexytq ns/

Yt joeofz, yt
lj;bd lj cnhf[f,
ns dmtimcz ktuxt ghf[f
yfl rkev,jq, dyt
gj[j;b[ yf n/hmve
c tt eleimtv
vbyedituj c uhzleobv,
b gjnjve,
rjulf ktnbim yf keu,
;tkfz rjhve,
ghtj,htnftn ajhve
cfv djple[ dlheu/

Nfr ltkftn gthj,
crjkmpz gj ukflb
hfcxthxtyyjq ntnhflb,
yt pyfz ghj
celm,e cdjtq cnhjrb,
ult velhjcnm, thtcm
cvtifkbcm, yj ljdthzcm
njkxrfv herb,
d xmb[ gfkmwf[ ,mtncz htxm
dgjkyt ytvfz,
yt gskm c wdtnrf cybvfz,
yj nz;tcnm c gktx/

Nfrfz rhfcjnf
b chjr cnjkm rhfnrbq,
cjtlbyzcm, ljuflrjq
rhbdzn ecnf:
yt dscrfpfnm zcytq,
xnj d cfvjv ltkt
vbh cjplfy ,sk ,tp wtkb,
f tckb c ytq,
nj wtkm — yt vs/
Lheu-'ynjvjkju,
lkz cdtnf ytn bujkjr
b ytn lkz nmvs/

Crfpfnm nt,t «Ghjofq»,
rfr ajhvt cenjr?
Tcnm k/lb, xtq hfcceljr
cnhb;tn kbifq
pf,dtymz; yj dpukzyb:
njve dbyj/
kbim nj, xnj pf cgbyj/
e yb[ yt lyb
c gjcntkm/ yf ldjb[,
yt cys lhtvexb,
yt ghjikjt — yj nexb
ctcnth ndjb[!

Ns kexit, xtv Ybxnj/
Dthytq: ns ,kb;t
b phbvtt/ Dyenhb ;t
yf dct cnj
ns hjlcndtyyf tve/
D ndjtv gjktnt
jyj ljcnbukj gkjnb;
b gjnjve
ns d cenjkrt lytdyjq
ljcnjqyf dpukzlf
rfr kturfz ghtuhflf
vt; ybv b vyjq/