Марина ЦветаеваПисала я на аспидной доске

Марина Цветаева [tsvetayeva]

Писала я на аспидной доске,
И на листочках вееров поблеклых,
И на речном, и на морском песке,
4 Коньками по льду и кольцом на стеклах, —

И на стволах, которым сотни зим,
И, наконец — чтоб было всем известно! —
Что ты любим! любим! любим! — любим!
8 Расписывалась — радугой небесной.

Как я хотела, чтобы каждый цвел
В веках со мной! под пальцами моими!
И как потом, склонивши лоб на стол,
12 Крест — накрест перечеркивала — имя...

Но ты, в руке продажного писца
Зажатое! ты, что мне сердце жалишь!
Непроданное мной! внутри кольца!
16 Ты — уцелеешь на скрижалях.

Другие анализы стихотворений Марины Цветаевой

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

любить кольцо

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

554

Количество символов без пробелов

454

Количество слов

89

Количество уникальных слов

62

Количество значимых слов

22

Количество стоп-слов

41

Количество строк

16

Количество строф

4

Водность

75,3 %

Классическая тошнота

2,00

Академическая тошнота

9,3 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

любить

4

4,49 %

кольцо

2

2,25 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Pisala ya na aspidnoy doske

Marina Tsvetayeva

* * *

Pisala ya na aspidnoy doske,
I na listochkakh veyerov pobleklykh,
I na rechnom, i na morskom peske,
Konkami po ldu i koltsom na steklakh, —

I na stvolakh, kotorym sotni zim,
I, nakonets — chtob bylo vsem izvestno! —
Chto ty lyubim! lyubim! lyubim! — lyubim!
Raspisyvalas — radugoy nebesnoy.

Kak ya khotela, chtoby kazhdy tsvel
V vekakh so mnoy! pod paltsami moimi!
I kak potom, sklonivshi lob na stol,
Krest — nakrest perecherkivala — imya...

No ty, v ruke prodazhnogo pistsa
Zazhatoye! ty, chto mne serdtse zhalish!
Neprodannoye mnoy! vnutri koltsa!
Ty — utseleyesh na skrizhalyakh.

Gbcfkf z yf fcgblyjq ljcrt

Vfhbyf Wdtnftdf

* * *

Gbcfkf z yf fcgblyjq ljcrt,
B yf kbcnjxrf[ dtthjd gj,ktrks[,
B yf htxyjv, b yf vjhcrjv gtcrt,
Rjymrfvb gj kmle b rjkmwjv yf cntrkf[, —

B yf cndjkf[, rjnjhsv cjnyb pbv,
B, yfrjytw — xnj, ,skj dctv bpdtcnyj! —
Xnj ns k/,bv! k/,bv! k/,bv! — k/,bv!
Hfcgbcsdfkfcm — hfleujq yt,tcyjq/

Rfr z [jntkf, xnj,s rf;lsq wdtk
D dtrf[ cj vyjq! gjl gfkmwfvb vjbvb!
B rfr gjnjv, crkjybdib kj, yf cnjk,
Rhtcn — yfrhtcn gthtxthrbdfkf — bvz///

Yj ns, d hert ghjlf;yjuj gbcwf
Pf;fnjt! ns, xnj vyt cthlwt ;fkbim!
Ytghjlfyyjt vyjq! dyenhb rjkmwf!
Ns — ewtkttim yf crhb;fkz[/