Гавриил ДержавинО Ты, пространством бесконечный (Бог)

Гавриил Державин [derzhavin]

О Ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
4 Без лиц, в трех лицах божества!
Дух всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
8 Кто все собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы называем: Бог.

Измерить океан глубокий,
12 Сочесть пески, лучи планет
Хотя и мог бы ум высокий, —
Тебе числа и меры нет!
Не могут духи просвещенны,
16 От света Твоего рожденны,
Исследовать судеб Твоих:
Лишь мысль к Тебе взнестись дерзает
В твоем величьи исчезает,
20 Как в вечности прошедший миг.

Хаоса бытность довременну
Из бездн Ты вечности воззвал,
А вечность, прежде век рожденну,
24 В себе самом Ты основал:
Себя собою составляя,
Собою из себя сияя,
Ты свет, откуда свет истек.
28 Создавый все единым словом,
В твореньи простираясь новом,
Ты был, Ты есть, Ты будешь ввек!

Ты цепь существ в себе вмещаешь,
32 Ее содержишь и живишь;
Конец с началом сопрягаешь
И смертию живот даришь.
Как искры сыплются, стремятся,
36 Так солнцы от Тебя родятся;
Как в мразный, ясный день зимой
Пылинки инея сверкают,
Вратятся, зыблются, сияют,
40 Так звезды в безднах под Тобой.

Светил возженных миллионы
В неизмеримости текут,
Твои они творят законы,
44 Лучи животворящи льют.
Но огненны сии лампады,
Иль рдяных кристалей громады,
Иль волн златых кипящий сонм,
48 Или горящие эфиры,
Иль вкупе все светящи миры —
Перед Тобой — как нощь пред днем.

Как капля, в море опущенна,
52 Вся твердь перед Тобой сия.
Но что мной зримая вселенна?
И что перед Тобою я?
В воздушном океане оном,
56 Миры умножа миллионом
Стократ других миров, — и то,
Когда дерзну сравнить с Тобою,
Лишь будет точкою одною;
60 А я перед Тобой — ничто.

Ничто! — Но Ты во мне сияешь
Величеством Твоих доброт;
Во мне Себя изображаешь,
64 Как солнце в малой капле вод.
Ничто! — Но жизнь я ощущаю,
Несытым некаким летаю
Всегда пареньем в высоты;
68 Тебя душа моя быть чает,
Вникает, мыслит, рассуждает:
Я есмь — конечно, есть и Ты!

Ты есть! — природы чин вещает,
72 Гласит мое мне сердце то,
Меня мой разум уверяет,
Ты есть — и я уж не ничто!
Частица целой я вселенной,
76 Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей Ты телесных,
Где начал Ты духов небесных
80 И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества;
Я средоточие живущих;
84 Черта начальна Божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь — я раб — я червь — я Бог!
88 Но, будучи я столь чудесен,
Отколе происшел? — безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, Создатель!
92 Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель,
Душа души моей и Царь!
Твоей то правде нужно было,
96 Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
100 Отец! — в бессмертие Твое.

Неизъяснимый, Непостижный!
Я знаю, что души моей
Воображении бессильны
104 И тени начертать Твоей;
Но если славословить должно,
То слабым смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
108 Как им к Тебе лишь возвышаться,
В безмерной разности теряться
И благодарны слезы лить.

Другие анализы стихотворений Гавриила Державина

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

все твой душа мир лишь иль бездна дух перед вечность

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

3 019

Количество символов без пробелов

2 506

Количество слов

488

Количество уникальных слов

288

Количество значимых слов

169

Количество стоп-слов

192

Количество строк

110

Количество строф

11

Водность

65,4 %

Классическая тошнота

3,16

Академическая тошнота

5,9 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

твой

10

2,05 %

дух

4

0,82 %

душа

4

0,82 %

мир

4

0,82 %

перед

4

0,82 %

бездна

3

0,61 %

вечность

3

0,61 %

все

3

0,61 %

иль

3

0,61 %

лишь

3

0,61 %

света

3

0,61 %

сиять

3

0,61 %

чтоб

3

0,61 %

бог

2

0,41 %

божество

2

0,41 %

вещество

2

0,41 %

единый

2

0,41 %

иза

2

0,41 %

капля

2

0,41 %

лить

2

0,41 %

луч

2

0,41 %

миллион

2

0,41 %

мыть

2

0,41 %

океан

2

0,41 %

себе

2

0,41 %

сей

2

0,41 %

существо

2

0,41 %

сущий

2

0,41 %

тварь

2

0,41 %

царь

2

0,41 %

цепь

2

0,41 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

O Ty, prostranstvom beskonechny

Gavriil Derzhavin

Bog

O Ty, prostranstvom beskonechny,
Zhivy v dvizhenyi veshchestva,
Techenyem vremeni prevechny,
Bez lits, v trekh litsakh bozhestva!
Dukh vsyudu sushchy i yediny,
Komu net mesta i prichiny,
Kogo nikto postich ne mog,
Kto vse soboyu napolnyayet,
Obyemlet, zizhdet, sokhranyayet,
Kogo my nazyvayem: Bog.

Izmerit okean gluboky,
Sochest peski, luchi planet
Khotya i mog by um vysoky, —
Tebe chisla i mery net!
Ne mogut dukhi prosveshchenny,
Ot sveta Tvoyego rozhdenny,
Issledovat sudeb Tvoikh:
Lish mysl k Tebe vznestis derzayet
V tvoyem velichyi ischezayet,
Kak v vechnosti proshedshy mig.

Khaosa bytnost dovremennu
Iz bezdn Ty vechnosti vozzval,
A vechnost, prezhde vek rozhdennu,
V sebe samom Ty osnoval:
Sebya soboyu sostavlyaya,
Soboyu iz sebya siaya,
Ty svet, otkuda svet istek.
Sozdavy vse yedinym slovom,
V tvorenyi prostirayas novom,
Ty byl, Ty yest, Ty budesh vvek!

Ty tsep sushchestv v sebe vmeshchayesh,
Yee soderzhish i zhivish;
Konets s nachalom sopryagayesh
I smertiyu zhivot darish.
Kak iskry syplyutsya, stremyatsya,
Tak solntsy ot Tebya rodyatsya;
Kak v mrazny, yasny den zimoy
Pylinki ineya sverkayut,
Vratyatsya, zyblyutsya, siayut,
Tak zvezdy v bezdnakh pod Toboy.

Svetil vozzhennykh milliony
V neizmerimosti tekut,
Tvoi oni tvoryat zakony,
Luchi zhivotvoryashchi lyut.
No ognenny sii lampady,
Il rdyanykh kristaley gromady,
Il voln zlatykh kipyashchy sonm,
Ili goryashchiye efiry,
Il vkupe vse svetyashchi miry —
Pered Toboy — kak noshch pred dnem.

Kak kaplya, v more opushchenna,
Vsya tverd pered Toboy sia.
No chto mnoy zrimaya vselenna?
I chto pered Toboyu ya?
V vozdushnom okeane onom,
Miry umnozha millionom
Stokrat drugikh mirov, — i to,
Kogda derznu sravnit s Toboyu,
Lish budet tochkoyu odnoyu;
A ya pered Toboy — nichto.

Nichto! — No Ty vo mne siaesh
Velichestvom Tvoikh dobrot;
Vo mne Sebya izobrazhayesh,
Kak solntse v maloy kaple vod.
Nichto! — No zhizn ya oshchushchayu,
Nesytym nekakim letayu
Vsegda parenyem v vysoty;
Tebya dusha moya byt chayet,
Vnikayet, myslit, rassuzhdayet:
Ya yesm — konechno, yest i Ty!

Ty yest! — prirody chin veshchayet,
Glasit moye mne serdtse to,
Menya moy razum uveryayet,
Ty yest — i ya uzh ne nichto!
Chastitsa tseloy ya vselennoy,
Postavlen, mnitsya mne, v pochtennoy
Sredine yestestva ya toy,
Gde konchil tvarey Ty telesnykh,
Gde nachal Ty dukhov nebesnykh
I tsep sushchestv svyazal vsekh mnoy.

Ya svyaz mirov, povsyudu sushchikh,
Ya kraynya stepen veshchestva;
Ya sredotochiye zhivushchikh;
Cherta nachalna Bozhestva;
Ya telom v prakhe istlevayu,
Umom gromam povelevayu,
Ya tsar — ya rab — ya cherv — ya Bog!
No, buduchi ya stol chudesen,
Otkole proisshel? — bezvesten;
A sam soboy ya byt ne mog.

Tvoye sozdanye ya, Sozdatel!
Tvoyey premudrosti ya tvar,
Istochnik zhizni, blag podatel,
Dusha dushi moyey i Tsar!
Tvoyey to pravde nuzhno bylo,
Chtob smertnu bezdnu prekhodilo
Moye bessmertno bytiye;
Chtob dukh moy v smertnost oblachilsya
I chtob chrez smert ya vozvratilsya,
Otets! — v bessmertiye Tvoye.

Neizyasnimy, Nepostizhny!
Ya znayu, chto dushi moyey
Voobrazhenii bessilny
I teni nachertat Tvoyey;
No yesli slavoslovit dolzhno,
To slabym smertnym nevozmozhno
Tebya nichem inym pochtit,
Kak im k Tebe lish vozvyshatsya,
V bezmernoy raznosti teryatsya
I blagodarny slezy lit.

J Ns, ghjcnhfycndjv ,tcrjytxysq

Ufdhbbk Lth;fdby

,ju

J Ns, ghjcnhfycndjv ,tcrjytxysq,
;bdsq d ldb;tymb dtotcndf,
Ntxtymtv dhtvtyb ghtdtxysq,
,tp kbw, d nht[ kbwf[ ,j;tcndf!
Le[ dc/le ceobq b tlbysq,
Rjve ytn vtcnf b ghbxbys,
Rjuj ybrnj gjcnbxm yt vju,
Rnj dct cj,j/ yfgjkyztn,
J,]tvktn, pb;ltn, cj[hfyztn,
Rjuj vs yfpsdftv: ,ju/

Bpvthbnm jrtfy uke,jrbq,
Cjxtcnm gtcrb, kexb gkfytn
[jnz b vju ,s ev dscjrbq, —
Nt,t xbckf b vths ytn!
Yt vjuen le[b ghjcdtotyys,
Jn cdtnf Ndjtuj hj;ltyys,
Bccktljdfnm celt, Ndjb[:
Kbim vsckm r Nt,t dpytcnbcm lthpftn
D ndjtv dtkbxmb bcxtpftn,
Rfr d dtxyjcnb ghjitlibq vbu/

[fjcf ,snyjcnm ljdhtvtyye
Bp ,tply Ns dtxyjcnb djppdfk,
F dtxyjcnm, ght;lt dtr hj;ltyye,
D ct,t cfvjv Ns jcyjdfk:
Ct,z cj,j/ cjcnfdkzz,
Cj,j/ bp ct,z cbzz,
Ns cdtn, jnrelf cdtn bcntr/
Cjplfdsq dct tlbysv ckjdjv,
D ndjhtymb ghjcnbhfzcm yjdjv,
Ns ,sk, Ns tcnm, Ns ,eltim ddtr!

Ns wtgm ceotcnd d ct,t dvtoftim,
Tt cjlth;bim b ;bdbim;
Rjytw c yfxfkjv cjghzuftim
B cvthnb/ ;bdjn lfhbim/
Rfr bcrhs csgk/ncz, cnhtvzncz,
Nfr cjkyws jn Nt,z hjlzncz;
Rfr d vhfpysq, zcysq ltym pbvjq
Gskbyrb bytz cdthrf/n,
Dhfnzncz, ps,k/ncz, cbz/n,
Nfr pdtpls d ,tplyf[ gjl Nj,jq/

Cdtnbk djp;tyys[ vbkkbjys
D ytbpvthbvjcnb ntren,
Ndjb jyb ndjhzn pfrjys,
Kexb ;bdjndjhzob km/n/
Yj juytyys cbb kfvgfls,
Bkm hlzys[ rhbcnfktq uhjvfls,
Bkm djky pkfns[ rbgzobq cjyv,
Bkb ujhzobt 'abhs,
Bkm dregt dct cdtnzob vbhs —
Gthtl Nj,jq — rfr yjom ghtl lytv/

Rfr rfgkz, d vjht jgeotyyf,
Dcz ndthlm gthtl Nj,jq cbz/
Yj xnj vyjq phbvfz dctktyyf?
B xnj gthtl Nj,j/ z?
D djpleiyjv jrtfyt jyjv,
Vbhs evyj;f vbkkbjyjv
Cnjrhfn lheub[ vbhjd, — b nj,
Rjulf lthpye chfdybnm c Nj,j/,
Kbim ,eltn njxrj/ jlyj/;
F z gthtl Nj,jq — ybxnj/

Ybxnj! — Yj Ns dj vyt cbztim
Dtkbxtcndjv Ndjb[ lj,hjn;
Dj vyt Ct,z bpj,hf;ftim,
Rfr cjkywt d vfkjq rfgkt djl/
Ybxnj! — Yj ;bpym z joeof/,
Ytcsnsv ytrfrbv ktnf/
Dctulf gfhtymtv d dscjns;
Nt,z leif vjz ,snm xftn,
Dybrftn, vsckbn, hfcce;lftn:
Z tcvm — rjytxyj, tcnm b Ns!

Ns tcnm! — ghbhjls xby dtoftn,
Ukfcbn vjt vyt cthlwt nj,
Vtyz vjq hfpev edthztn,
Ns tcnm — b z e; yt ybxnj!
Xfcnbwf wtkjq z dctktyyjq,
Gjcnfdkty, vybncz vyt, d gjxntyyjq
Chtlbyt tcntcndf z njq,
Ult rjyxbk ndfhtq Ns ntktcys[,
Ult yfxfk Ns le[jd yt,tcys[
B wtgm ceotcnd cdzpfk dct[ vyjq/

Z cdzpm vbhjd, gjdc/le ceob[,
Z rhfqyz cntgtym dtotcndf;
Z chtljnjxbt ;bdeob[;
Xthnf yfxfkmyf ,j;tcndf;
Z ntkjv d ghf[t bcnktdf/,
Evjv uhjvfv gjdtktdf/,
Z wfhm — z hf, — z xthdm — z ,ju!
Yj, ,elexb z cnjkm xeltcty,
Jnrjkt ghjbcitk? — ,tpdtcnty;
F cfv cj,jq z ,snm yt vju/

Ndjt cjplfymt z, Cjplfntkm!
Ndjtq ghtvelhjcnb z ndfhm,
Bcnjxybr ;bpyb, ,kfu gjlfntkm,
Leif leib vjtq b Wfhm!
Ndjtq nj ghfdlt ye;yj ,skj,
Xnj, cvthnye ,tplye ght[jlbkj
Vjt ,tccvthnyj ,snbt;
Xnj, le[ vjq d cvthnyjcnm j,kfxbkcz
B xnj, xhtp cvthnm z djpdhfnbkcz,
Jntw! — d ,tccvthnbt Ndjt/

Ytbp]zcybvsq, Ytgjcnb;ysq!
Z pyf/, xnj leib vjtq
Djj,hf;tybb ,tccbkmys
B ntyb yfxthnfnm Ndjtq;
Yj tckb ckfdjckjdbnm ljk;yj,
Nj ckf,sv cvthnysv ytdjpvj;yj
Nt,z ybxtv bysv gjxnbnm,
Rfr bv r Nt,t kbim djpdsifnmcz,
D ,tpvthyjq hfpyjcnb nthznmcz
B ,kfujlfhys cktps kbnm/