Осип МандельштамОсенний сумрак — ржавое железо (Змей)

Осип Мандельштам [mandelshtam]

Осенний сумрак — ржавое железо
Скрипит, поет и разъедает плоть...
Что весь соблазн и все богатства Креза
4 Пред лезвием твоей тоски, Господь!

Я как змеей танцующей измучен
И перед ней, тоскуя, трепещу,
Я не хочу души своей излучин,
8 И разума, и Музы не хочу.

Достаточно лукавых отрицаний
Распутывать извилистый клубок;
Нет стройных слов для жалоб и признаний,
12 И кубок мой тяжел и неглубок.

К чему дышать? На жестких камнях пляшет
Больной удав, свиваясь и клубясь;
Качается, и тело опояшет,
16 И падает, внезапно утомясь.

И бесполезно, накануне казни,
Видением и пеньем потрясен,
Я слушаю, как узник, без боязни
20 Железа визг и ветра темный стон.

Другие анализы стихотворений Осипа Мандельштама

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

642

Количество символов без пробелов

535

Количество слов

102

Количество уникальных слов

83

Количество значимых слов

49

Количество стоп-слов

33

Количество строк

20

Количество строф

5

Водность

52,0 %

Классическая тошнота

1,00

Академическая тошнота

0,0 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Семантическое ядро отсутствует.

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Osenny sumrak — rzhavoye zhelezo

Osip Mandelshtam

Zmey

Osenny sumrak — rzhavoye zhelezo
Skripit, poyet i razyedayet plot...
Chto ves soblazn i vse bogatstva Kreza
Pred lezviyem tvoyey toski, Gospod!

Ya kak zmeyey tantsuyushchey izmuchen
I pered ney, toskuya, trepeshchu,
Ya ne khochu dushi svoyey izluchin,
I razuma, i Muzy ne khochu.

Dostatochno lukavykh otritsany
Rasputyvat izvilisty klubok;
Net stroynykh slov dlya zhalob i priznany,
I kubok moy tyazhel i neglubok.

K chemu dyshat? Na zhestkikh kamnyakh plyashet
Bolnoy udav, svivayas i klubyas;
Kachayetsya, i telo opoyashet,
I padayet, vnezapno utomyas.

I bespolezno, nakanune kazni,
Videniyem i penyem potryasen,
Ya slushayu, kak uznik, bez boyazni
Zheleza vizg i vetra temny ston.

Jctyybq cevhfr — h;fdjt ;tktpj

Jcbg Vfyltkminfv

Pvtq

Jctyybq cevhfr — h;fdjt ;tktpj
Crhbgbn, gjtn b hfp]tlftn gkjnm///
Xnj dtcm cj,kfpy b dct ,jufncndf Rhtpf
Ghtl ktpdbtv ndjtq njcrb, Ujcgjlm!

Z rfr pvttq nfywe/otq bpvexty
B gthtl ytq, njcrez, nhtgtoe,
Z yt [jxe leib cdjtq bpkexby,
B hfpevf, b Veps yt [jxe/

Ljcnfnjxyj kerfds[ jnhbwfybq
Hfcgensdfnm bpdbkbcnsq rke,jr;
Ytn cnhjqys[ ckjd lkz ;fkj, b ghbpyfybq,
B re,jr vjq nz;tk b ytuke,jr/

R xtve lsifnm? Yf ;tcnrb[ rfvyz[ gkzitn
,jkmyjq elfd, cdbdfzcm b rke,zcm;
Rfxftncz, b ntkj jgjzitn,
B gflftn, dytpfgyj enjvzcm/

B ,tcgjktpyj, yfrfyeyt rfpyb,
Dbltybtv b gtymtv gjnhzcty,
Z ckeif/, rfr epybr, ,tp ,jzpyb
;tktpf dbpu b dtnhf ntvysq cnjy/