Николай НекрасовОпять я в деревне. Хожу на охоту (Крестьянские дети)

Николай Некрасов [nekrasov]

Опять я в деревне. Хожу на охоту,
Пишу мои вирши — живется легко.
Вчера, утомленный ходьбой по болоту,
4 Забрел я в сарай и заснул глубоко.
Проснулся: в широкие щели сарая
Глядятся веселого солнца лучи.
Воркует голубка; над крышей летая,
8 Кричат молодые грачи,
Летит и другая какая-то птица —
По тени узнал я ворону как раз;
Чу! шепот какой-то... а вот вереница
12 Вдоль щели внимательных глаз!
Все серые, карие, синие глазки —
Смешались, как в поле цветы.
В них столько покоя, свободы и ласки,
16 В них столько святой доброты!
Я детского глаза люблю выраженье,
Его я узнаю всегда.
Я замер: коснулось души умиленье...
20 Чу! шепот опять!

Другие анализы стихотворений Николая Некрасова

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

узнать щель какой-то опять столько шепот сарай

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

626

Количество символов без пробелов

521

Количество слов

102

Количество уникальных слов

78

Количество значимых слов

26

Количество стоп-слов

31

Количество строк

20

Количество строф

1

Водность

74,5 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

7,5 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

какой-то

2

1,96 %

опять

2

1,96 %

сарай

2

1,96 %

столько

2

1,96 %

узнать

2

1,96 %

шепот

2

1,96 %

щель

2

1,96 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Opyat ya v derevne. Khozhu na okhotu

Nikolay Nekrasov

Krestyanskiye deti

Opyat ya v derevne. Khozhu na okhotu,
Pishu moi virshi — zhivetsya legko.
Vchera, utomlenny khodboy po bolotu,
Zabrel ya v saray i zasnul gluboko.
Prosnulsya: v shirokiye shcheli saraya
Glyadyatsya veselogo solntsa luchi.
Vorkuyet golubka; nad kryshey letaya,
Krichat molodye grachi,
Letit i drugaya kakaya-to ptitsa —
Po teni uznal ya voronu kak raz;
Chu! shepot kakoy-to... a vot verenitsa
Vdol shcheli vnimatelnykh glaz!
Vse serye, kariye, siniye glazki —
Smeshalis, kak v pole tsvety.
V nikh stolko pokoya, svobody i laski,
V nikh stolko svyatoy dobroty!
Ya detskogo glaza lyublyu vyrazhenye,
Yego ya uznayu vsegda.
Ya zamer: kosnulos dushi umilenye...
Chu! shepot opyat!

Jgznm z d lthtdyt/ [j;e yf j[jne

Ybrjkfq Ytrhfcjd

Rhtcnmzycrbt ltnb

Jgznm z d lthtdyt/ [j;e yf j[jne,
Gbie vjb dbhib — ;bdtncz kturj/
Dxthf, enjvktyysq [jlm,jq gj ,jkjne,
Pf,htk z d cfhfq b pfcyek uke,jrj/
Ghjcyekcz: d ibhjrbt otkb cfhfz
Ukzlzncz dtctkjuj cjkywf kexb/
Djhretn ujke,rf; yfl rhsitq ktnfz,
Rhbxfn vjkjlst uhfxb,
Ktnbn b lheufz rfrfz-nj gnbwf —
Gj ntyb epyfk z djhjye rfr hfp;
Xe! itgjn rfrjq-nj/// f djn dthtybwf
Dljkm otkb dybvfntkmys[ ukfp!
Dct cthst, rfhbt, cbybt ukfprb —
Cvtifkbcm, rfr d gjkt wdtns/
D yb[ cnjkmrj gjrjz, cdj,jls b kfcrb,
D yb[ cnjkmrj cdznjq lj,hjns!
Z ltncrjuj ukfpf k/,k/ dshf;tymt,
Tuj z epyf/ dctulf/
Z pfvth: rjcyekjcm leib evbktymt///
Xe! itgjn jgznm!