Александр ПушкинОктябрь уж наступил — уж роща отряхает (Осень)

Александр Пушкин [pushkin]

Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.
4 Журча еще бежит за мельницу ручей,
Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
В отъезжие поля с охотою своей,
И страждут озими от бешеной забавы,
8 И будит лай собак уснувшие дубравы.

Теперь моя пора: я не люблю весны;
Скучна мне оттепель; вонь, грязь — весной я болен;
Кровь бродит; чувства, ум тоскою стеснены.
12 Суровою зимой я более доволен,
Люблю ее снега; в присутствии луны
Как легкий бег саней с подругой быстр и волен,
Когда под соболем, согрета и свежа,
16 Она вам руку жмет, пылая и дрожа!

Как весело, обув железом острым ноги,
Скользить по зеркалу стоячих, ровных рек!
А зимних праздников блестящие тревоги?..
20 Но надо знать и честь; полгода снег да снег,
Ведь это наконец и жителю берлоги,
Медведю, надоест. Нельзя же целый век
Кататься нам в санях с Армидами младыми
24 Иль киснуть у печей за стеклами двойными.

Ох, лето красное! любил бы я тебя,
Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи.
Ты, все душевные способности губя,
28 Нас мучишь; как поля, мы страждем от засухи;
Лишь как бы напоить, да освежить себя —
Иной в нас мысли нет, и жаль зимы старухи,
И, проводив ее блинами и вином,
32 Поминки ей творим мороженым и льдом.

Дни поздней осени бранят обыкновенно,
Но мне она мила, читатель дорогой,
Красою тихою, блистающей смиренно.
36 Так нелюбимое дитя в семье родной
К себе меня влечет. Сказать вам откровенно,
Из годовых времен я рад лишь ей одной,
В ней много доброго; любовник не тщеславный,
40 Я нечто в ней нашел мечтою своенравной.

Как это объяснить? Мне нравится она,
Как, вероятно, вам чахоточная дева
Порою нравится. На смерть осуждена,
44 Бедняжка клонится без ропота, без гнева.
Улыбка на устах увянувших видна;
Могильной пропасти она не слышит зева;
Играет на лице еще багровый цвет.
48 Она жива еще сегодня, завтра нет.

Унылая пора! очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса —
Люблю я пышное природы увяданье,
52 В багрец и в золото одетые леса,
В их сенях ветра шум и свежее дыханье,
И мглой волнистою покрыты небеса,
И редкий солнца луч, и первые морозы,
56 И отдаленные седой зимы угрозы.

И с каждой осенью я расцветаю вновь;
Здоровью моему полезен русской холод;
К привычкам бытия вновь чувствую любовь:
60 Чредой слетает сон, чредой находит голод;
Легко и радостно играет в сердце кровь,
Желания кипят — я снова счастлив, молод,
Я снова жизни полн — таков мой организм
64 (Извольте мне простить ненужный прозаизм).

Ведут ко мне коня; в раздолии открытом,
Махая гривою, он всадника несет,
И звонко под его блистающим копытом
68 Звенит промерзлый дол и трескается лед.
Но гаснет краткий день, и в камельке забытом
Огонь опять горит — то яркий свет лиет,
То тлеет медленно — а я пред ним читаю
72 Иль думы долгие в душе моей питаю.

И забываю мир — и в сладкой тишине
Я сладко усыплен моим воображеньем,
И пробуждается поэзия во мне:
76 Душа стесняется лирическим волненьем,
Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,
Излиться наконец свободным проявленьем —
И тут ко мне идет незримый рой гостей,
80 Знакомцы давние, плоды мечты моей.

И мысли в голове волнуются в отваге,
И рифмы легкие навстречу им бегут,
И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
84 Минута — и стихи свободно потекут.
Так дремлет недвижим корабль в недвижной влаге,
Но чу! — матросы вдруг кидаются, ползут
Вверх, вниз — и паруса надулись, ветра полны;
88 Громада двинулась и рассекает волны.

Плывет. Куда ж нам плыть?

Другие анализы стихотворений Александра Пушкина

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

любить ветер снег иль бежать пора зима вновь блистать играть

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

3 396

Количество символов без пробелов

2 813

Количество слов

558

Количество уникальных слов

387

Количество значимых слов

172

Количество стоп-слов

192

Количество строк

89

Количество строф

12

Водность

69,2 %

Классическая тошнота

2,00

Академическая тошнота

3,4 %

Заказать анализ стихотворения

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

любить

4

0,72 %

зима

3

0,54 %

пора

3

0,54 %

снег

3

0,54 %

бежать

2

0,36 %

блистать

2

0,36 %

ветер

2

0,36 %

вновь

2

0,36 %

играть

2

0,36 %

иль

2

0,36 %

краса

2

0,36 %

кровь

2

0,36 %

легкий

2

0,36 %

лед

2

0,36 %

лишь

2

0,36 %

мечта

2

0,36 %

много

2

0,36 %

мысль

2

0,36 %

мыть

2

0,36 %

наконец

2

0,36 %

нравиться

2

0,36 %

осень

2

0,36 %

плыть

2

0,36 %

полоть

2

0,36 %

сани

2

0,36 %

свежий

2

0,36 %

свободный

2

0,36 %

сладкий

2

0,36 %

снова

2

0,36 %

сон

2

0,36 %

страждать

2

0,36 %

чреда

2

0,36 %

Заказать анализ стихотворения

Комментарии

Oktyabr uzh nastupil — uzh roshcha otryakhayet

Aleksandr Pushkin

Osen

Oktyabr uzh nastupil — uzh roshcha otryakhayet
Posledniye listy s nagikh svoikh vetvey;
Dokhnul osenny khlad — doroga promerzayet.
Zhurcha yeshche bezhit za melnitsu ruchey,
No prud uzhe zastyl; sosed moy pospeshayet
V otyezzhiye polya s okhotoyu svoyey,
I strazhdut ozimi ot beshenoy zabavy,
I budit lay sobak usnuvshiye dubravy.

Teper moya pora: ya ne lyublyu vesny;
Skuchna mne ottepel; von, gryaz — vesnoy ya bolen;
Krov brodit; chuvstva, um toskoyu stesneny.
Surovoyu zimoy ya boleye dovolen,
Lyublyu yee snega; v prisutstvii luny
Kak legky beg saney s podrugoy bystr i volen,
Kogda pod sobolem, sogreta i svezha,
Ona vam ruku zhmet, pylaya i drozha!

Kak veselo, obuv zhelezom ostrym nogi,
Skolzit po zerkalu stoyachikh, rovnykh rek!
A zimnikh prazdnikov blestyashchiye trevogi?..
No nado znat i chest; polgoda sneg da sneg,
Ved eto nakonets i zhitelyu berlogi,
Medvedyu, nadoyest. Nelzya zhe tsely vek
Katatsya nam v sanyakh s Armidami mladymi
Il kisnut u pechey za steklami dvoynymi.

Okh, leto krasnoye! lyubil by ya tebya,
Kogda b ne znoy, da pyl, da komary, da mukhi.
Ty, vse dushevnye sposobnosti gubya,
Nas muchish; kak polya, my strazhdem ot zasukhi;
Lish kak by napoit, da osvezhit sebya —
Inoy v nas mysli net, i zhal zimy starukhi,
I, provodiv yee blinami i vinom,
Pominki yey tvorim morozhenym i ldom.

Dni pozdney oseni branyat obyknovenno,
No mne ona mila, chitatel dorogoy,
Krasoyu tikhoyu, blistayushchey smirenno.
Tak nelyubimoye ditya v semye rodnoy
K sebe menya vlechet. Skazat vam otkrovenno,
Iz godovykh vremen ya rad lish yey odnoy,
V ney mnogo dobrogo; lyubovnik ne tshcheslavny,
Ya nechto v ney nashel mechtoyu svoyenravnoy.

Kak eto obyasnit? Mne nravitsya ona,
Kak, veroyatno, vam chakhotochnaya deva
Poroyu nravitsya. Na smert osuzhdena,
Bednyazhka klonitsya bez ropota, bez gneva.
Ulybka na ustakh uvyanuvshikh vidna;
Mogilnoy propasti ona ne slyshit zeva;
Igrayet na litse yeshche bagrovy tsvet.
Ona zhiva yeshche segodnya, zavtra net.

Unylaya pora! ochey ocharovanye!
Priatna mne tvoya proshchalnaya krasa —
Lyublyu ya pyshnoye prirody uvyadanye,
V bagrets i v zoloto odetye lesa,
V ikh senyakh vetra shum i svezheye dykhanye,
I mgloy volnistoyu pokryty nebesa,
I redky solntsa luch, i pervye morozy,
I otdalennye sedoy zimy ugrozy.

I s kazhdoy osenyu ya rastsvetayu vnov;
Zdorovyu moyemu polezen russkoy kholod;
K privychkam bytia vnov chuvstvuyu lyubov:
Chredoy sletayet son, chredoy nakhodit golod;
Legko i radostno igrayet v serdtse krov,
Zhelania kipyat — ya snova schastliv, molod,
Ya snova zhizni poln — takov moy organizm
(Izvolte mne prostit nenuzhny prozaizm).

Vedut ko mne konya; v razdolii otkrytom,
Makhaya grivoyu, on vsadnika neset,
I zvonko pod yego blistayushchim kopytom
Zvenit promerzly dol i treskayetsya led.
No gasnet kratky den, i v kamelke zabytom
Ogon opyat gorit — to yarky svet liyet,
To tleyet medlenno — a ya pred nim chitayu
Il dumy dolgiye v dushe moyey pitayu.

I zabyvayu mir — i v sladkoy tishine
Ya sladko usyplen moim voobrazhenyem,
I probuzhdayetsya poezia vo mne:
Dusha stesnyayetsya liricheskim volnenyem,
Trepeshchet i zvuchit, i ishchet, kak vo sne,
Izlitsya nakonets svobodnym proyavlenyem —
I tut ko mne idet nezrimy roy gostey,
Znakomtsy davniye, plody mechty moyey.

I mysli v golove volnuyutsya v otvage,
I rifmy legkiye navstrechu im begut,
I paltsy prosyatsya k peru, pero k bumage,
Minuta — i stikhi svobodno potekut.
Tak dremlet nedvizhim korabl v nedvizhnoy vlage,
No chu! — matrosy vdrug kidayutsya, polzut
Vverkh, vniz — i parusa nadulis, vetra polny;
Gromada dvinulas i rassekayet volny.

Plyvet. Kuda zh nam plyt?

Jrnz,hm e; yfcnegbk — e; hjof jnhz[ftn

Fktrcfylh Geirby

Jctym

Jrnz,hm e; yfcnegbk — e; hjof jnhz[ftn
Gjcktlybt kbcns c yfub[ cdjb[ dtndtq;
Lj[yek jctyybq [kfl — ljhjuf ghjvthpftn/
;ehxf tot ,t;bn pf vtkmybwe hextq,
Yj ghel e;t pfcnsk; cjctl vjq gjcgtiftn
D jn]tp;bt gjkz c j[jnj/ cdjtq,
B cnhf;len jpbvb jn ,tityjq pf,fds,
B ,elbn kfq cj,fr ecyedibt le,hfds/

Ntgthm vjz gjhf: z yt k/,k/ dtcys;
Crexyf vyt jnntgtkm; djym, uhzpm — dtcyjq z ,jkty;
Rhjdm ,hjlbn; xedcndf, ev njcrj/ cntcytys/
Cehjdj/ pbvjq z ,jktt ljdjkty,
K/,k/ tt cytuf; d ghbcencndbb keys
Rfr kturbq ,tu cfytq c gjlheujq ,scnh b djkty,
Rjulf gjl cj,jktv, cjuhtnf b cdt;f,
Jyf dfv here ;vtn, gskfz b lhj;f!

Rfr dtctkj, j,ed ;tktpjv jcnhsv yjub,
Crjkmpbnm gj pthrfke cnjzxb[, hjdys[ htr!
F pbvyb[ ghfplybrjd ,ktcnzobt nhtdjub?//
Yj yflj pyfnm b xtcnm; gjkujlf cytu lf cytu,
Dtlm 'nj yfrjytw b ;bntk/ ,thkjub,
Vtldtl/, yfljtcn/ Ytkmpz ;t wtksq dtr
Rfnfnmcz yfv d cfyz[ c Fhvblfvb vkflsvb
Bkm rbcyenm e gtxtq pf cntrkfvb ldjqysvb/

J[, ktnj rhfcyjt! k/,bk ,s z nt,z,
Rjulf , yt pyjq, lf gskm, lf rjvfhs, lf ve[b/
Ns, dct leitdyst cgjcj,yjcnb ue,z,
Yfc vexbim; rfr gjkz, vs cnhf;ltv jn pfce[b;
Kbim rfr ,s yfgjbnm, lf jcdt;bnm ct,z —
Byjq d yfc vsckb ytn, b ;fkm pbvs cnfhe[b,
B, ghjdjlbd tt ,kbyfvb b dbyjv,
Gjvbyrb tq ndjhbv vjhj;tysv b kmljv/

Lyb gjplytq jctyb ,hfyzn j,sryjdtyyj,
Yj vyt jyf vbkf, xbnfntkm ljhjujq,
Rhfcj/ nb[j/, ,kbcnf/otq cvbhtyyj/
Nfr ytk/,bvjt lbnz d ctvmt hjlyjq
R ct,t vtyz dktxtn/ Crfpfnm dfv jnrhjdtyyj,
Bp ujljds[ dhtvty z hfl kbim tq jlyjq,
D ytq vyjuj lj,hjuj; k/,jdybr yt notckfdysq,
Z ytxnj d ytq yfitk vtxnj/ cdjtyhfdyjq/

Rfr 'nj j,]zcybnm? Vyt yhfdbncz jyf,
Rfr, dthjznyj, dfv xf[jnjxyfz ltdf
Gjhj/ yhfdbncz/ Yf cvthnm jce;ltyf,
,tlyz;rf rkjybncz ,tp hjgjnf, ,tp uytdf/
Eks,rf yf ecnf[ edzyedib[ dblyf;
Vjubkmyjq ghjgfcnb jyf yt cksibn ptdf;
Buhftn yf kbwt tot ,fuhjdsq wdtn/
Jyf ;bdf tot ctujlyz, pfdnhf ytn/

Eyskfz gjhf! jxtq jxfhjdfymt!
Ghbznyf vyt ndjz ghjofkmyfz rhfcf —
K/,k/ z gsiyjt ghbhjls edzlfymt,
D ,fuhtw b d pjkjnj jltnst ktcf,
D b[ ctyz[ dtnhf iev b cdt;tt ls[fymt,
B vukjq djkybcnj/ gjrhsns yt,tcf,
B htlrbq cjkywf kex, b gthdst vjhjps,
B jnlfktyyst ctljq pbvs euhjps/

B c rf;ljq jctym/ z hfcwdtnf/ dyjdm;
Pljhjdm/ vjtve gjktpty heccrjq [jkjl;
R ghbdsxrfv ,snbz dyjdm xedcnde/ k/,jdm:
Xhtljq cktnftn cjy, xhtljq yf[jlbn ujkjl;
Kturj b hfljcnyj buhftn d cthlwt rhjdm,
;tkfybz rbgzn — z cyjdf cxfcnkbd, vjkjl,
Z cyjdf ;bpyb gjky — nfrjd vjq jhufybpv
(Bpdjkmnt vyt ghjcnbnm ytye;ysq ghjpfbpv)/

Dtlen rj vyt rjyz; d hfpljkbb jnrhsnjv,
Vf[fz uhbdj/, jy dcflybrf ytctn,
B pdjyrj gjl tuj ,kbcnf/obv rjgsnjv
Pdtybn ghjvthpksq ljk b nhtcrftncz ktl/
Yj ufcytn rhfnrbq ltym, b d rfvtkmrt pf,snjv
Jujym jgznm ujhbn — nj zhrbq cdtn kbtn,
Nj nkttn vtlktyyj — f z ghtl ybv xbnf/
Bkm levs ljkubt d leit vjtq gbnf//

B pf,sdf/ vbh — b d ckflrjq nbibyt
Z ckflrj ecsgkty vjbv djj,hf;tymtv,
B ghj,e;lftncz gj'pbz dj vyt:
Leif cntcyztncz kbhbxtcrbv djkytymtv,
Nhtgtotn b pdexbn, b botn, rfr dj cyt,
Bpkbnmcz yfrjytw cdj,jlysv ghjzdktymtv —
B nen rj vyt bltn ytphbvsq hjq ujcntq,
Pyfrjvws lfdybt, gkjls vtxns vjtq/

B vsckb d ujkjdt djkye/ncz d jndfut,
B hbavs kturbt yfdcnhtxe bv ,tuen,
B gfkmws ghjczncz r gthe, gthj r ,evfut,
Vbyenf — b cnb[b cdj,jlyj gjntren/
Nfr lhtvktn ytldb;bv rjhf,km d ytldb;yjq dkfut,
Yj xe! — vfnhjcs dlheu rblf/ncz, gjkpen
Ddth[, dybp — b gfhecf yflekbcm, dtnhf gjkys;
Uhjvflf ldbyekfcm b hfcctrftn djkys/

Gksdtn/ Relf ; yfv gksnm?