Борис ПастернакНикого не будет в доме

Борис Пастернак [pasternak]

Никого не будет в доме,
Кроме сумерек. Один
Зимний день в сквозном проеме
4 Незадернутых гардин.

Только белых мокрых комьев
Быстрый промельк моховой,
Только крыши, снег, и, кроме
8 Крыш и снега, никого.

И опять зачертит иней,
И опять завертит мной
Прошлогоднее унынье
12 И дела зимы иной.

И опять кольнут доныне
Неотпущенной виной,
И окно по крестовине
16 Сдавит голод дровяной.

Но нежданно по портьере
Пробежит сомненья дрожь, —
Тишину шагами меря.
20 Ты, как будущность, войдешь.

Ты появишься из двери
В чем-то белом, без причуд,
В чем-то, впрямь из тех материй,
24 Из которых хлопья шьют.

Другие анализы стихотворений Бориса Пастернака

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

никто иза снег опять что-то крыша кроме

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

581

Количество символов без пробелов

484

Количество слов

91

Количество уникальных слов

70

Количество значимых слов

40

Количество стоп-слов

27

Количество строк

24

Количество строф

6

Водность

56,0 %

Классическая тошнота

1,73

Академическая тошнота

9,6 %

Заказать анализ стихотворения

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

иза

3

3,30 %

опять

3

3,30 %

кроме

2

2,20 %

крыша

2

2,20 %

никто

2

2,20 %

снег

2

2,20 %

что-то

2

2,20 %

Заказать анализ стихотворения

Комментарии

  • Борис Пастернак вырос в удивительной семье, где все способствовало пробуждению тяги к творчеству. Отец – известный художник, академик живописи; мать – талантливая пианистка. Сложению стихов предшествовало увлечение музыкой, которую будущий поэт любил «больше всего на свете» , а рядом с музыкой жила живопись. В мастерской отца бывали Врубель, Васнецов, Серов, Ге и многие другие знаменитости. Пастернак не стал ни музыкантом, ни художником, но живопись и музыка органично вошли в ткань его стихов, слились воедино. Произведения Бориса Леонидовича необычны, фантазия поэта увлекает нас в таинственный, иногда не совсем понятный с первого взгляда мир.

    Одно из моих любимых стихотворений «Никого не будет в доме» . В этом произведении нашли отражение обстоятельства личной жизни поэта: в тысяча девятьсот тридцать первом году Пастернак создает новую семью. Это событие послужило отправной точкой для рождающейся тогда лирики поэта. Стихотворение было написано в том же году и вошло в сборник с символическим названием «Второе рождение» .

    Часто стихи Пастернака строятся так: поэт один в комнате, отделен стенами от внешнего мира, но вдруг стены «исчезают» , начинают «сквозить» , и происходит как бы воссоединение поэта (лирического героя) и окружающей его действительности.

    «Никого не будет в доме» относится к одному из таких произведений. Его можно разделить на две части. Первая из них состоит из четырех строф. Перед нами возникает немного грустная картина: сумерки, тишина, лирический герой, сидящий у окна, мокрые комья снега, крыши.

    Зимний день в сквозном проеме

    Незадернутых гардин…

    вызывает чувство грусти, тоски, уныния и почему-то вины.

    Вторая часть состоит из двух последних четверостиший. Картина изменяется самым неожиданным образом, и эта внезапность ощущается уже в первых строках:

    Но нежданно по портьере

    Пробежит вторженья дрожь…

    Приход лирической героини назван «вторженьем» , ее появление можно сравнить лишь с «будущностью» , с ней приходит мир, жизнь. А вокруг все изменяется. «Белых мокрых комьев» теперь нет, а есть снежные хлопья, которые теперь являются единым целым с ней. Ее платье даже не названо платьем, а «чем-то белым» , из тех материй, из которых «хлопья шьют» . Мне почему-то видится она очень похожей на Снежную Королеву из сказки Г. Х. Андерсена.

    Материал – хлопья, хлопок – делает героиню воздушной, недосягаемой, оторванной от мира. Автор создает удивительно красивую картину: в белом, сотворенном из снега платье выплывает она, недоступная и любимая. Таким образом, сквозь обычное будничное «просвечивается» самое главное, самое важное в жизни. Интонация стихотворения изменяется: грусть, тоска уступают место восторженности и восхищению.

    Мне очень нравится стихотворение Бориса Леонидовича Пастернака «Никого не будет в доме» . Оно учит в большом видеть малое и наоборот, учит вглядываться в себя и в то, что нас окружает.

    Все его творчество – это «тайность» , «иносказание» , в которых заключено стремление понять: что же такое наша жизнь.

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ 1

    Ответить

  • Зря я всё это замутил...

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Ответить

  • да Борис,зря

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Ответить

  • Борис Пастернак, обидку кидаю

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Ответить

  • Все нормально ребят, все нормально...

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Ответить

  • Да, Андрей, зря ты это всё намутил.

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Ответить

  • Мда уж...
    Я думала будет лучше...

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Ответить

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

Nikogo ne budet v dome

Boris Pasternak

* * *

Nikogo ne budet v dome,
Krome sumerek. Odin
Zimny den v skvoznom proyeme
Nezadernutykh gardin.

Tolko belykh mokrykh komyev
Bystry promelk mokhovoy,
Tolko kryshi, sneg, i, krome
Krysh i snega, nikogo.

I opyat zachertit iney,
I opyat zavertit mnoy
Proshlogodneye unynye
I dela zimy inoy.

I opyat kolnut donyne
Neotpushchennoy vinoy,
I okno po krestovine
Sdavit golod drovyanoy.

No nezhdanno po portyere
Probezhit somnenya drozh, —
Tishinu shagami merya.
Ty, kak budushchnost, voydesh.

Ty poyavishsya iz dveri
V chem-to belom, bez prichud,
V chem-to, vpryam iz tekh matery,
Iz kotorykh khlopya shyut.

Ybrjuj yt ,eltn d ljvt

,jhbc Gfcnthyfr

* * *

Ybrjuj yt ,eltn d ljvt,
Rhjvt cevthtr/ Jlby
Pbvybq ltym d crdjpyjv ghjtvt
Ytpflthyens[ ufhlby/

Njkmrj ,tks[ vjrhs[ rjvmtd
,scnhsq ghjvtkmr vj[jdjq,
Njkmrj rhsib, cytu, b, rhjvt
Rhsi b cytuf, ybrjuj/

B jgznm pfxthnbn bytq,
B jgznm pfdthnbn vyjq
Ghjikjujlytt eysymt
B ltkf pbvs byjq/

B jgznm rjkmyen ljysyt
Ytjngeotyyjq dbyjq,
B jryj gj rhtcnjdbyt
Clfdbn ujkjl lhjdzyjq/

Yj yt;lfyyj gj gjhnmtht
Ghj,t;bn cjvytymz lhj;m, —
Nbibye ifufvb vthz/
Ns, rfr ,eleoyjcnm, djqltim/

Ns gjzdbimcz bp ldthb
D xtv-nj ,tkjv, ,tp ghbxel,
D xtv-nj, dghzvm bp nt[ vfnthbq,
Bp rjnjhs[ [kjgmz im/n/