Осип МандельштамНе веря воскресенья чуду

Осип Мандельштам [mandelshtam]

Не веря воскресенья чуду,
На кладбище гуляли мы.
— Ты знаешь, мне земля повсюду
4 Напоминает те холмы.
Где обрывается Россия
Над морем черным и глухим.

От монастырских косогоров
8 Широкий убегает луг.
Мне от владимирских просторов
Так не хотелося на юг,
Но в этой темной, деревянной
12 И юродивой слободе
С такой монашкою туманной
Остаться — значит, быть беде.

Целую локоть загорелый
16 И лба кусочек восковой.
Я знаю — он остался белый
Под смуглой прядью золотой.
Целую кисть, где от браслета
20 Еще белеет полоса.
Тавриды пламенное лето
Творит такие чудеса.

Как скоро ты смуглянкой стала
24 И к Спасу бедному пришла,
Не отрываясь целовала,
А гордою в Москве была.
Нам остается только имя:
28 Чудесный звук, на долгий срок.
Прими ж ладонями моими
Пересыпаемый песок.

Другие анализы стихотворений Осипа Мандельштама

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

знать целовать остаться чудо

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

752

Количество символов без пробелов

628

Количество слов

118

Количество уникальных слов

96

Количество значимых слов

30

Количество стоп-слов

44

Количество строк

30

Количество строф

4

Водность

74,6 %

Классическая тошнота

1,73

Академическая тошнота

6,2 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

целовать

3

2,54 %

знать

2

1,69 %

остаться

2

1,69 %

чудо

2

1,69 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Ne verya voskresenya chudu

Osip Mandelshtam

* * *

Ne verya voskresenya chudu,
Na kladbishche gulyali my.
— Ty znayesh, mne zemlya povsyudu
Napominayet te kholmy.
Gde obryvayetsya Rossia
Nad morem chernym i glukhim.

Ot monastyrskikh kosogorov
Shiroky ubegayet lug.
Mne ot vladimirskikh prostorov
Tak ne khotelosya na yug,
No v etoy temnoy, derevyannoy
I yurodivoy slobode
S takoy monashkoyu tumannoy
Ostatsya — znachit, byt bede.

Tseluyu lokot zagorely
I lba kusochek voskovoy.
Ya znayu — on ostalsya bely
Pod smugloy pryadyu zolotoy.
Tseluyu kist, gde ot brasleta
Yeshche beleyet polosa.
Tavridy plamennoye leto
Tvorit takiye chudesa.

Kak skoro ty smuglyankoy stala
I k Spasu bednomu prishla,
Ne otryvayas tselovala,
A gordoyu v Moskve byla.
Nam ostayetsya tolko imya:
Chudesny zvuk, na dolgy srok.
Primi zh ladonyami moimi
Peresypayemy pesok.

Yt dthz djcrhtctymz xele

Jcbg Vfyltkminfv

* * *

Yt dthz djcrhtctymz xele,
Yf rkfl,bot uekzkb vs/
— Ns pyftim, vyt ptvkz gjdc/le
Yfgjvbyftn nt [jkvs/
Ult j,hsdftncz Hjccbz
Yfl vjhtv xthysv b uke[bv/

Jn vjyfcnshcrb[ rjcjujhjd
Ibhjrbq e,tuftn keu/
Vyt jn dkflbvbhcrb[ ghjcnjhjd
Nfr yt [jntkjcz yf /u,
Yj d 'njq ntvyjq, lthtdzyyjq
B /hjlbdjq ckj,jlt
C nfrjq vjyfirj/ nevfyyjq
Jcnfnmcz — pyfxbn, ,snm ,tlt/

Wtke/ kjrjnm pfujhtksq
B k,f recjxtr djcrjdjq/
Z pyf/ — jy jcnfkcz ,tksq
Gjl cveukjq ghzlm/ pjkjnjq/
Wtke/ rbcnm, ult jn ,hfcktnf
Tot ,tkttn gjkjcf/
Nfdhbls gkfvtyyjt ktnj
Ndjhbn nfrbt xeltcf/

Rfr crjhj ns cveukzyrjq cnfkf
B r Cgfce ,tlyjve ghbikf,
Yt jnhsdfzcm wtkjdfkf,
F ujhlj/ d Vjcrdt ,skf/
Yfv jcnftncz njkmrj bvz:
Xeltcysq pder, yf ljkubq chjr/
Ghbvb ; kfljyzvb vjbvb
Gthtcsgftvsq gtcjr/