Сергей ЕсенинНе ругайтесь. Такое дело

Сергей Есенин [yesenin]

Не ругайтесь. Такое дело!
Не торговец я на слова.
Запрокинулась и отяжелела
4 Золотая моя голова.

Нет любви ни к деревне, ни к городу,
Как же смог я ее донести?
Брошу все. Отпущу себе бороду
8 И бродягой пойду по Руси.

Позабуду поэмы и книги,
Перекину за плечи суму,
Оттого что в полях забулдыге
12 Ветер больше поет, чем кому.

Провоняю я редькой и луком
И, тревожа вечернюю гладь,
Буду громко сморкаться в руку
16 И во всем дурака валять.

И не нужно мне лучшей удачи,
Лишь забыться и слушать пургу,
Оттого что без этих чудачеств
20 Я прожить на земле не могу.

Другие анализы стихотворений Сергея Есенина

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

все оттого

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

552

Количество символов без пробелов

450

Количество слов

98

Количество уникальных слов

76

Количество значимых слов

29

Количество стоп-слов

44

Количество строк

20

Количество строф

5

Водность

70,4 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

5,2 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

все

2

2,04 %

оттого

2

2,04 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Ne rugaytes. Takoye delo

Sergey Yesenin

* * *

Ne rugaytes. Takoye delo!
Ne torgovets ya na slova.
Zaprokinulas i otyazhelela
Zolotaya moya golova.

Net lyubvi ni k derevne, ni k gorodu,
Kak zhe smog ya yee donesti?
Broshu vse. Otpushchu sebe borodu
I brodyagoy poydu po Rusi.

Pozabudu poemy i knigi,
Perekinu za plechi sumu,
Ottogo chto v polyakh zabuldyge
Veter bolshe poyet, chem komu.

Provonyayu ya redkoy i lukom
I, trevozha vechernyuyu glad,
Budu gromko smorkatsya v ruku
I vo vsem duraka valyat.

I ne nuzhno mne luchshey udachi,
Lish zabytsya i slushat purgu,
Ottogo chto bez etikh chudachestv
Ya prozhit na zemle ne mogu.

Yt heufqntcm/ Nfrjt ltkj

Cthutq Tctyby

* * *

Yt heufqntcm/ Nfrjt ltkj!
Yt njhujdtw z yf ckjdf/
Pfghjrbyekfcm b jnz;tktkf
Pjkjnfz vjz ujkjdf/

Ytn k/,db yb r lthtdyt, yb r ujhjle,
Rfr ;t cvju z tt ljytcnb?
,hjie dct/ Jngeoe ct,t ,jhjle
B ,hjlzujq gjqle gj Hecb/

Gjpf,ele gj'vs b rybub,
Gthtrbye pf gktxb ceve,
Jnnjuj xnj d gjkz[ pf,eklsut
Dtnth ,jkmit gjtn, xtv rjve/

Ghjdjyz/ z htlmrjq b kerjv
B, nhtdj;f dtxthy// ukflm,
,ele uhjvrj cvjhrfnmcz d here
B dj dctv lehfrf dfkznm/

B yt ye;yj vyt kexitq elfxb,
Kbim pf,snmcz b ckeifnm gehue,
Jnnjuj xnj ,tp 'nb[ xelfxtcnd
Z ghj;bnm yf ptvkt yt vjue/