Александр ТвардовскийНемец был силен и ловок (Поединок)

Александр Твардовский [tvardovsky]

Немец был силен и ловок,
Ладно скроен, крепко сшит,
Он стоял, как на подковах,
4 Не пугай — не побежит.

Сытый, бритый, береженый,
Дармовым добром кормленный,
На войне, в чужой земле
8 Отоспавшийся в тепле.

Он ударил, не стращая,
Бил, чтоб сбить наверняка.
И была как кость большая
12 В русской варежке рука...

Не играл со смертью в прятки, —
Взялся — бейся и молчи, —
Теркин знал, что в этой схватке
16 Он слабей: не те харчи.

Есть войны закон не новый:
В отступленье — ешь ты вдоволь,
В обороне — так ли сяк,
20 В наступленье — натощак.

Немец стукнул так, что челюсть
Будто вправо подалась.
И тогда боец, не целясь,
24 Хряснул немца промеж глаз.

И еще на снег не сплюнул
Первой крови злую соль,
Немец снова в санки сунул
28 С той же силой, в ту же боль.

Так сошлись, сцепились близко,
Что уже обоймы, диски,
Автоматы — к черту, прочь!
32 Только б нож и мог помочь.

Бьются двое в клубах пара,
Об ином уже не речь, —
Ладит Теркин от удара
36 Хоть бы зубы заберечь,

Но покуда Теркин санки
Сколько мог
В бою берег,
40 Двинул немец, точно штангой,
Да не в санки,
А под вздох.

Охнул Теркин: плохо дело,
44 Плохо, думает боец.
Хорошо, что легок телом —
Отлетел. А то б — конец...

Устоял — и сам с испугу
48 Теркин немцу дал леща,
Так что собственную руку
Чуть не вынес из плеча.

Черт с ней! Рад, что не промазал,
52 Хоть зубам не полон счет,
Но и немец левым глазом
Наблюденья не ведет.

Драка — драка, не игрушка!
56 Хоть огнем горит лицо,
Но и немец красной юшкой
Разукрашен, как яйцо.

Вот он — в полвершке — противник.
60 Носом к носу. Теснота.
До чего же он противный —
Дух у немца изо рта.

Злобно Теркин сплюнул кровью.
64 Ну и запах! Валит с ног.
Ах ты, сволочь, для здоровья,
Не иначе, жрешь чеснок!

Ты куда спешил — к хозяйке?
68 Матка, млеко? Матка, яйки?
Оказать решил нам честь?
Подавай! А кто ты есть,

Кто ты есть, что к нашей бабке
72 Заявился на порог,
Не спросясь, не скинув шапки
И не вытерши сапог?

Со старухой сладить в силе?
76 Подавай! Нет, кто ты есть,
Что должны тебе в России
Подавать мы пить и есть?

Не калека ли убогий,
80 Или добрый человек —
Заблудился
По дороге,
Попросился
84 На ночлег?

Добрым людям люди рады.
Нет, ты сам себе силен.
Ты наводишь
88 Свой порядок.
Ты приходишь —
Твой закон.

Кто ж ты есть? Мне толку нету,
92 Чей ты сын и чей отец.
Человек по всем приметам, —
Человек ты? Нет. Подлец!

Двое топчутся по кругу,
96 Словно пара на кругу,
И глядят в глаза друг другу:
Зверю — зверь и враг — врагу.

Как на древнем поле боя,
100 Грудь на грудь, что щит на щит, —
Вместо тысяч бьются двое,
Словно схватка все решит.

А вблизи от деревушки,
104 Где застал их свет дневной,
Самолеты, танки, пушки
У обоих за спиной.

Но до боя нет им дела,
108 И ни звука с тех сторон.
В одиночку — грудью, телом
Бьется Теркин, держит фронт.

На печальном том задворке,
112 У покинутых дворов
Держит фронт Василий Теркин,
В забытьи глотая кровь.

Бьется насмерть парень бравый,
116 Так что дым стоит сырой,
Словно вся страна-держава
Видит Теркина:
— Герой!

120 Что страна! Хотя бы рота
Видеть издали могла,
Какова его работа
И какие тут дела.

124 Только Теркин не в обиде.
Не затем на смерть идешь,
Чтобы кто-нибудь увидел.
Хорошо б. А нет — ну что ж...

128 Бьется насмерть парень бравый —
Так, как бьются на войне.
И уже рукою правой
Он владеет не вполне.

132 Кость гудит от раны старой,
И ему, чтоб крепче бить,
Чтобы слева класть удары,
Хорошо б левшою быть.

136 Бьется Теркин,
В драке зоркий,
Утирает кровь и пот.
Изнемог, убился Теркин,
140 Но и враг уже не тот.

Далеко не та заправка,
И побита морда вся,
Словно яблоко-полявка,
144 Что иначе есть нельзя.

Кровь — сосульками. Однако
В самый жар вступает драка.
Немец горд.
148 И Теркин горд.
— Раз ты пес, так я — собака,
Раз ты черт,
Так сам я — черт!

152 Ты не знал мою натуру,
А натура — первый сорт.
В клочья шкуру —
Теркин чуру
156 Не попросит. Вот где черт!

Кто одной боится смерти —
Кто плевал на сто смертей.
Пусть ты черт. Да наши черти
160 Всех чертей
В сто раз чертей.

Бей, не милуй. Зубы стисну.
А убьешь, так и потом
164 На тебе, как клещ, повисну,
Мертвый буду на живом.

Отоспись на мне, будь ласков,
Да свали меня вперед.

168 Ах, ты вон как! Драться каской?
Ну не подлый ли народ!

Хорошо же! —
И тогда-то,
172 Злость и боль забрав в кулак,
Незаряженной гранатой
Теркин немца — с левой — шмяк!

Немец охнул и обмяк...

176 Теркин ворот нараспашку,
Теркин сел, глотает снег,
Смотрит грустно, дышит тяжко, —
Поработал человек.

180 Хорошо, друзья, приятно,
Сделав дело, ко двору —
В батальон идти обратно
Из разведки поутру.

184 По земле ступать советской,
Думать — мало ли о чем!
Автомат нести немецкий,
Между прочим, за плечом.

188 «Языка» — добычу ночи, —
Что идет, куда не хочет,
На три шага впереди
Подгонять:
192 — Иди, иди...

Видеть, знать, что каждый встречный-
Поперечный — это свой.
Не знаком, а рад сердечно,
196 Что вернулся ты живой.

Доложить про все по форме,
Сдать трофеи не спеша.
А потом тебя покормят, —
200 Будет мерою душа.

Старшина отпустит чарку,
Строгий глаз в нее кося.
А потом у печки жаркой
204 Ляг, поспи. Война не вся.

Фронт налево, фронт направо,
И в февральской вьюжной мгле
Страшный бой идет, кровавый,
208 Смертный бой не ради славы,
Ради жизни на земле.

Другие анализы стихотворений Александра Твардовского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

словно кровь биться пот война черт бой теркин драка немец

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

5 025

Количество символов без пробелов

4 067

Количество слов

864

Количество уникальных слов

445

Количество значимых слов

207

Количество стоп-слов

367

Количество строк

209

Количество строф

50

Водность

76,0 %

Классическая тошнота

4,12

Академическая тошнота

6,3 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

теркин

17

1,97 %

немец

12

1,39 %

биться

8

0,93 %

черт

8

0,93 %

бой

5

0,58 %

кровь

5

0,58 %

война

4

0,46 %

драка

4

0,46 %

пот

4

0,46 %

словно

4

0,46 %

смерть

4

0,46 %

фронт

4

0,46 %

бить

3

0,35 %

враг

3

0,35 %

все

3

0,35 %

грудь

3

0,35 %

двое

3

0,35 %

земля

3

0,35 %

знать

3

0,35 %

зуб

3

0,35 %

подавать

3

0,35 %

рад

3

0,35 %

санки

3

0,35 %

хоть

3

0,35 %

автомат

2

0,23 %

боец

2

0,23 %

боль

2

0,23 %

бравый

2

0,23 %

глотать

2

0,23 %

гордый

2

0,23 %

двор

2

0,23 %

держать

2

0,23 %

деть

2

0,23 %

добрый

2

0,23 %

живой

2

0,23 %

закон

2

0,23 %

зверь

2

0,23 %

иза

2

0,23 %

иначе

2

0,23 %

кость

2

0,23 %

крепкий

2

0,23 %

круг

2

0,23 %

куда

2

0,23 %

левый

2

0,23 %

матка

2

0,23 %

насмерть

2

0,23 %

натура

2

0,23 %

нос

2

0,23 %

оно

2

0,23 %

отоспаться

2

0,23 %

охнуть

2

0,23 %

пара

2

0,23 %

парень

2

0,23 %

плечо

2

0,23 %

плохой

2

0,23 %

ради

2

0,23 %

решить

2

0,23 %

силен

2

0,23 %

снег

2

0,23 %

спешить

2

0,23 %

сплюнуть

2

0,23 %

сто

2

0,23 %

схватка

2

0,23 %

тело

2

0,23 %

удар

2

0,23 %

чей

2

0,23 %

чтоб

2

0,23 %

щит

2

0,23 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Nemets byl silen i lovok

Aleksandr Tvardovsky

Poyedinok

Nemets byl silen i lovok,
Ladno skroyen, krepko sshit,
On stoyal, kak na podkovakh,
Ne pugay — ne pobezhit.

Syty, brity, berezheny,
Darmovym dobrom kormlenny,
Na voyne, v chuzhoy zemle
Otospavshysya v teple.

On udaril, ne strashchaya,
Bil, chtob sbit navernyaka.
I byla kak kost bolshaya
V russkoy varezhke ruka...

Ne igral so smertyu v pryatki, —
Vzyalsya — beysya i molchi, —
Terkin znal, chto v etoy skhvatke
On slabey: ne te kharchi.

Yest voyny zakon ne novy:
V otstuplenye — yesh ty vdovol,
V oborone — tak li syak,
V nastuplenye — natoshchak.

Nemets stuknul tak, chto chelyust
Budto vpravo podalas.
I togda boyets, ne tselyas,
Khryasnul nemtsa promezh glaz.

I yeshche na sneg ne splyunul
Pervoy krovi zluyu sol,
Nemets snova v sanki sunul
S toy zhe siloy, v tu zhe bol.

Tak soshlis, stsepilis blizko,
Chto uzhe oboymy, diski,
Avtomaty — k chertu, proch!
Tolko b nozh i mog pomoch.

Byutsya dvoye v klubakh para,
Ob inom uzhe ne rech, —
Ladit Terkin ot udara
Khot by zuby zaberech,

No pokuda Terkin sanki
Skolko mog
V boyu bereg,
Dvinul nemets, tochno shtangoy,
Da ne v sanki,
A pod vzdokh.

Okhnul Terkin: plokho delo,
Plokho, dumayet boyets.
Khorosho, chto legok telom —
Otletel. A to b — konets...

Ustoyal — i sam s ispugu
Terkin nemtsu dal leshcha,
Tak chto sobstvennuyu ruku
Chut ne vynes iz plecha.

Chert s ney! Rad, chto ne promazal,
Khot zubam ne polon schet,
No i nemets levym glazom
Nablyudenya ne vedet.

Draka — draka, ne igrushka!
Khot ognem gorit litso,
No i nemets krasnoy yushkoy
Razukrashen, kak yaytso.

Vot on — v polvershke — protivnik.
Nosom k nosu. Tesnota.
Do chego zhe on protivny —
Dukh u nemtsa izo rta.

Zlobno Terkin splyunul krovyu.
Nu i zapakh! Valit s nog.
Akh ty, svoloch, dlya zdorovya,
Ne inache, zhresh chesnok!

Ty kuda speshil — k khozyayke?
Matka, mleko? Matka, yayki?
Okazat reshil nam chest?
Podavay! A kto ty yest,

Kto ty yest, chto k nashey babke
Zayavilsya na porog,
Ne sprosyas, ne skinuv shapki
I ne vytershi sapog?

So starukhoy sladit v sile?
Podavay! Net, kto ty yest,
Chto dolzhny tebe v Rossii
Podavat my pit i yest?

Ne kaleka li ubogy,
Ili dobry chelovek —
Zabludilsya
Po doroge,
Poprosilsya
Na nochleg?

Dobrym lyudyam lyudi rady.
Net, ty sam sebe silen.
Ty navodish
Svoy poryadok.
Ty prikhodish —
Tvoy zakon.

Kto zh ty yest? Mne tolku netu,
Chey ty syn i chey otets.
Chelovek po vsem primetam, —
Chelovek ty? Net. Podlets!

Dvoye topchutsya po krugu,
Slovno para na krugu,
I glyadyat v glaza drug drugu:
Zveryu — zver i vrag — vragu.

Kak na drevnem pole boya,
Grud na grud, chto shchit na shchit, —
Vmesto tysyach byutsya dvoye,
Slovno skhvatka vse reshit.

A vblizi ot derevushki,
Gde zastal ikh svet dnevnoy,
Samolety, tanki, pushki
U oboikh za spinoy.

No do boya net im dela,
I ni zvuka s tekh storon.
V odinochku — grudyu, telom
Byetsya Terkin, derzhit front.

Na pechalnom tom zadvorke,
U pokinutykh dvorov
Derzhit front Vasily Terkin,
V zabytyi glotaya krov.

Byetsya nasmert paren bravy,
Tak chto dym stoit syroy,
Slovno vsya strana-derzhava
Vidit Terkina:
— Geroy!

Chto strana! Khotya by rota
Videt izdali mogla,
Kakova yego rabota
I kakiye tut dela.

Tolko Terkin ne v obide.
Ne zatem na smert idesh,
Chtoby kto-nibud uvidel.
Khorosho b. A net — nu chto zh...

Byetsya nasmert paren bravy —
Tak, kak byutsya na voyne.
I uzhe rukoyu pravoy
On vladeyet ne vpolne.

Kost gudit ot rany staroy,
I yemu, chtob krepche bit,
Chtoby sleva klast udary,
Khorosho b levshoyu byt.

Byetsya Terkin,
V drake zorky,
Utirayet krov i pot.
Iznemog, ubilsya Terkin,
No i vrag uzhe ne tot.

Daleko ne ta zapravka,
I pobita morda vsya,
Slovno yabloko-polyavka,
Chto inache yest nelzya.

Krov — sosulkami. Odnako
V samy zhar vstupayet draka.
Nemets gord.
I Terkin gord.
— Raz ty pes, tak ya — sobaka,
Raz ty chert,
Tak sam ya — chert!

Ty ne znal moyu naturu,
A natura — pervy sort.
V klochya shkuru —
Terkin churu
Ne poprosit. Vot gde chert!

Kto odnoy boitsya smerti —
Kto pleval na sto smertey.
Pust ty chert. Da nashi cherti
Vsekh chertey
V sto raz chertey.

Bey, ne miluy. Zuby stisnu.
A ubyesh, tak i potom
Na tebe, kak kleshch, povisnu,
Mertvy budu na zhivom.

Otospis na mne, bud laskov,
Da svali menya vpered.

Akh, ty von kak! Dratsya kaskoy?
Nu ne podly li narod!

Khorosho zhe! —
I togda-to,
Zlost i bol zabrav v kulak,
Nezaryazhennoy granatoy
Terkin nemtsa — s levoy — shmyak!

Nemets okhnul i obmyak...

Terkin vorot naraspashku,
Terkin sel, glotayet sneg,
Smotrit grustno, dyshit tyazhko, —
Porabotal chelovek.

Khorosho, druzya, priatno,
Sdelav delo, ko dvoru —
V batalon idti obratno
Iz razvedki poutru.

Po zemle stupat sovetskoy,
Dumat — malo li o chem!
Avtomat nesti nemetsky,
Mezhdu prochim, za plechom.

«Yazyka» — dobychu nochi, —
Chto idet, kuda ne khochet,
Na tri shaga vperedi
Podgonyat:
— Idi, idi...

Videt, znat, chto kazhdy vstrechny-
Poperechny — eto svoy.
Ne znakom, a rad serdechno,
Chto vernulsya ty zhivoy.

Dolozhit pro vse po forme,
Sdat trofei ne spesha.
A potom tebya pokormyat, —
Budet meroyu dusha.

Starshina otpustit charku,
Strogy glaz v neye kosya.
A potom u pechki zharkoy
Lyag, pospi. Voyna ne vsya.

Front nalevo, front napravo,
I v fevralskoy vyuzhnoy mgle
Strashny boy idet, krovavy,
Smertny boy ne radi slavy,
Radi zhizni na zemle.

Ytvtw ,sk cbkty b kjdjr

Fktrcfylh Ndfhljdcrbq

Gjtlbyjr

Ytvtw ,sk cbkty b kjdjr,
Kflyj crhjty, rhtgrj cibn,
Jy cnjzk, rfr yf gjlrjdf[,
Yt geufq — yt gj,t;bn/

Csnsq, ,hbnsq, ,tht;tysq,
Lfhvjdsv lj,hjv rjhvktyysq,
Yf djqyt, d xe;jq ptvkt
Jnjcgfdibqcz d ntgkt/

Jy elfhbk, yt cnhfofz,
,bk, xnj, c,bnm yfdthyzrf/
B ,skf rfr rjcnm ,jkmifz
D heccrjq dfht;rt herf///

Yt buhfk cj cvthnm/ d ghznrb, —
Dpzkcz — ,tqcz b vjkxb, —
Nthrby pyfk, xnj d 'njq c[dfnrt
Jy ckf,tq: yt nt [fhxb/

Tcnm djqys pfrjy yt yjdsq:
D jncnegktymt — tim ns dljdjkm,
D j,jhjyt — nfr kb czr,
D yfcnegktymt — yfnjofr/

Ytvtw cneryek nfr, xnj xtk/cnm
,elnj dghfdj gjlfkfcm/
B njulf ,jtw, yt wtkzcm,
[hzcyek ytvwf ghjvt; ukfp/

B tot yf cytu yt cgk/yek
Gthdjq rhjdb pke/ cjkm,
Ytvtw cyjdf d cfyrb ceyek
C njq ;t cbkjq, d ne ;t ,jkm/

Nfr cjikbcm, cwtgbkbcm ,kbprj,
Xnj e;t j,jqvs, lbcrb,
Fdnjvfns — r xthne, ghjxm!
Njkmrj , yj; b vju gjvjxm/

,m/ncz ldjt d rke,f[ gfhf,
J, byjv e;t yt htxm, —
Kflbn Nthrby jn elfhf
[jnm ,s pe,s pf,thtxm,

Yj gjrelf Nthrby cfyrb
Crjkmrj vju
D ,j/ ,thtu,
Ldbyek ytvtw, njxyj infyujq,
Lf yt d cfyrb,
F gjl dplj[/

J[yek Nthrby: gkj[j ltkj,
Gkj[j, levftn ,jtw/
[jhjij, xnj ktujr ntkjv —
Jnktntk/ F nj , — rjytw///

Ecnjzk — b cfv c bcgeue
Nthrby ytvwe lfk ktof,
Nfr xnj cj,cndtyye/ here
Xenm yt dsytc bp gktxf/

Xthn c ytq! Hfl, xnj yt ghjvfpfk,
[jnm pe,fv yt gjkjy cxtn,
Yj b ytvtw ktdsv ukfpjv
Yf,k/ltymz yt dtltn/

Lhfrf — lhfrf, yt buheirf!
[jnm juytv ujhbn kbwj,
Yj b ytvtw rhfcyjq /irjq
Hfperhfity, rfr zqwj/

Djn jy — d gjkdthirt — ghjnbdybr/
Yjcjv r yjce/ Ntcyjnf/
Lj xtuj ;t jy ghjnbdysq —
Le[ e ytvwf bpj hnf/

Pkj,yj Nthrby cgk/yek rhjdm//
Ye b pfgf[! Dfkbn c yju/
F[ ns, cdjkjxm, lkz pljhjdmz,
Yt byfxt, ;htim xtcyjr!

Ns relf cgtibk — r [jpzqrt?
Vfnrf, vktrj? Vfnrf, zqrb?
Jrfpfnm htibk yfv xtcnm?
Gjlfdfq! F rnj ns tcnm,

Rnj ns tcnm, xnj r yfitq ,f,rt
Pfzdbkcz yf gjhju,
Yt cghjczcm, yt crbyed ifgrb
B yt dsnthib cfgju?

Cj cnfhe[jq ckflbnm d cbkt?
Gjlfdfq! Ytn, rnj ns tcnm,
Xnj ljk;ys nt,t d Hjccbb
Gjlfdfnm vs gbnm b tcnm?

Yt rfktrf kb e,jubq,
Bkb lj,hsq xtkjdtr —
Pf,kelbkcz
Gj ljhjut,
Gjghjcbkcz
Yf yjxktu?

Lj,hsv k/lzv k/lb hfls/
Ytn, ns cfv ct,t cbkty/
Ns yfdjlbim
Cdjq gjhzljr/
Ns ghb[jlbim —
Ndjq pfrjy/

Rnj ; ns tcnm? Vyt njkre ytne,
Xtq ns csy b xtq jntw/
Xtkjdtr gj dctv ghbvtnfv, —
Xtkjdtr ns? Ytn/ Gjlktw!

Ldjt njgxencz gj rheue,
Ckjdyj gfhf yf rheue,
B ukzlzn d ukfpf lheu lheue:
Pdth/ — pdthm b dhfu — dhfue/

Rfr yf lhtdytv gjkt ,jz,
Uhelm yf uhelm, xnj obn yf obn, —
Dvtcnj nsczx ,m/ncz ldjt,
Ckjdyj c[dfnrf dct htibn/

F d,kbpb jn lthtdeirb,
Ult pfcnfk b[ cdtn lytdyjq,
Cfvjktns, nfyrb, geirb
E j,jb[ pf cgbyjq/

Yj lj ,jz ytn bv ltkf,
B yb pderf c nt[ cnjhjy/
D jlbyjxre — uhelm/, ntkjv
,mtncz Nthrby, lth;bn ahjyn/

Yf gtxfkmyjv njv pfldjhrt,
E gjrbyens[ ldjhjd
Lth;bn ahjyn Dfcbkbq Nthrby,
D pf,snmb ukjnfz rhjdm/

,mtncz yfcvthnm gfhtym ,hfdsq,
Nfr xnj lsv cnjbn cshjq,
Ckjdyj dcz cnhfyf-lth;fdf
Dblbn Nthrbyf:
— Uthjq!

Xnj cnhfyf! [jnz ,s hjnf
Dbltnm bplfkb vjukf,
Rfrjdf tuj hf,jnf
B rfrbt nen ltkf/

Njkmrj Nthrby yt d j,blt/
Yt pfntv yf cvthnm bltim,
Xnj,s rnj-yb,elm edbltk/
[jhjij ,/ F ytn — ye xnj ;///

,mtncz yfcvthnm gfhtym ,hfdsq —
Nfr, rfr ,m/ncz yf djqyt/
B e;t herj/ ghfdjq
Jy dkflttn yt dgjkyt/

Rjcnm uelbn jn hfys cnfhjq,
B tve, xnj, rhtgxt ,bnm,
Xnj,s cktdf rkfcnm elfhs,
[jhjij , ktdij/ ,snm/

,mtncz Nthrby,
D lhfrt pjhrbq,
Enbhftn rhjdm b gjn/
Bpytvju, e,bkcz Nthrby,
Yj b dhfu e;t yt njn/

Lfktrj yt nf pfghfdrf,
B gj,bnf vjhlf dcz,
Ckjdyj z,kjrj-gjkzdrf,
Xnj byfxt tcnm ytkmpz/

Rhjdm — cjcekmrfvb/ Jlyfrj
D cfvsq ;fh dcnegftn lhfrf/
Ytvtw ujhl/
B Nthrby ujhl/
— Hfp ns gtc, nfr z — cj,frf,
Hfp ns xthn,
Nfr cfv z — xthn!

Ns yt pyfk vj/ yfnehe,
F yfnehf — gthdsq cjhn/
D rkjxmz irehe —
Nthrby xehe
Yt gjghjcbn/ Djn ult xthn!

Rnj jlyjq ,jbncz cvthnb —
Rnj gktdfk yf cnj cvthntq/
Gecnm ns xthn/ Lf yfib xthnb
Dct[ xthntq
D cnj hfp xthntq/

,tq, yt vbkeq/ Pe,s cnbcye/
F e,mtim, nfr b gjnjv
Yf nt,t, rfr rkto, gjdbcye,
Vthndsq ,ele yf ;bdjv/

Jnjcgbcm yf vyt, ,elm kfcrjd,
Lf cdfkb vtyz dgthtl/

F[, ns djy rfr! Lhfnmcz rfcrjq?
Ye yt gjlksq kb yfhjl!

[jhjij ;t! —
B njulf-nj,
Pkjcnm b ,jkm pf,hfd d rekfr,
Ytpfhz;tyyjq uhfyfnjq
Nthrby ytvwf — c ktdjq — ivzr!

Ytvtw j[yek b j,vzr///

Nthrby djhjn yfhfcgfire,
Nthrby ctk, ukjnftn cytu,
Cvjnhbn uhecnyj, lsibn nz;rj, —
Gjhf,jnfk xtkjdtr/

[jhjij, lhepmz, ghbznyj,
Cltkfd ltkj, rj ldjhe —
D ,fnfkmjy blnb j,hfnyj
Bp hfpdtlrb gjenhe/

Gj ptvkt cnegfnm cjdtncrjq,
Levfnm — vfkj kb j xtv!
Fdnjvfn ytcnb ytvtwrbq,
Vt;le ghjxbv, pf gktxjv/

«Zpsrf» — lj,sxe yjxb, —
Xnj bltn, relf yt [jxtn,
Yf nhb ifuf dgthtlb
Gjlujyznm:
— Blb, blb///

Dbltnm, pyfnm, xnj rf;lsq dcnhtxysq-
Gjgthtxysq — 'nj cdjq/
Yt pyfrjv, f hfl cthltxyj,
Xnj dthyekcz ns ;bdjq/

Ljkj;bnm ghj dct gj ajhvt,
Clfnm nhjatb yt cgtif/
F gjnjv nt,z gjrjhvzn, —
,eltn vthj/ leif/

Cnfhibyf jngecnbn xfhre,
Cnhjubq ukfp d ytt rjcz/
F gjnjv e gtxrb ;fhrjq
Kzu, gjcgb/ Djqyf yt dcz/

Ahjyn yfktdj, ahjyn yfghfdj,
B d atdhfkmcrjq dm/;yjq vukt
Cnhfiysq ,jq bltn, rhjdfdsq,
Cvthnysq ,jq yt hflb ckfds,
Hflb ;bpyb yf ptvkt/