Антон ДельвигНекогда Титир и Зоя, под тенью двух юных платанов (Идиллия)

Антон Дельвиг [delvig]

Некогда Титир и Зоя, под тенью двух юных платанов,
Первые чувства познали любви и, полные счастья,
Острым кремнем на коре сих дерев имена начертали:
4 Титир — Зои, а Титира — Зоя, богу Эроту
Шумных свидетелей страсти своей посвятивши. Под старость
К двум заветным платанам они прибрели и видят
Чудо: пни их, друг к другу склонясь, именами срослися.

8 Нимфы дерев сих, тайною силой имен сочетавшись,
Ныне в древе двойном вожделеньем на путника веют;
Ныне в тени их могила, в могиле той Титир и Зоя.

Другие анализы стихотворений Антона Дельвига

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

имя ныне могила сей дерево зоя титир платан

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

495

Количество символов без пробелов

411

Количество слов

81

Количество уникальных слов

57

Количество значимых слов

30

Количество стоп-слов

24

Количество строк

10

Количество строф

2

Водность

63,0 %

Классическая тошнота

2,00

Академическая тошнота

13,7 %

Заказать анализ стихотворения

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

зоя

4

4,94 %

титир

4

4,94 %

имя

3

3,70 %

дерево

2

2,47 %

могила

2

2,47 %

ныне

2

2,47 %

платан

2

2,47 %

сей

2

2,47 %

Заказать анализ стихотворения

Комментарии

Nekogda Titir i Zoya, pod tenyu dvukh yunykh platanov

Anton Delvig

Idillia

Nekogda Titir i Zoya, pod tenyu dvukh yunykh platanov,
Pervye chuvstva poznali lyubvi i, polnye schastya,
Ostrym kremnem na kore sikh derev imena nachertali:
Titir — Zoi, a Titira — Zoya, bogu Erotu
Shumnykh svideteley strasti svoyey posvyativshi. Pod starost
K dvum zavetnym platanam oni pribreli i vidyat
Chudo: pni ikh, drug k drugu sklonyas, imenami sroslisya.

Nimfy derev sikh, taynoyu siloy imen sochetavshis,
Nyne v dreve dvoynom vozhdelenyem na putnika veyut;
Nyne v teni ikh mogila, v mogile toy Titir i Zoya.

Ytrjulf Nbnbh b Pjz, gjl ntym/ lde[ /ys[ gkfnfyjd

Fynjy Ltkmdbu

Blbkkbz

Ytrjulf Nbnbh b Pjz, gjl ntym/ lde[ /ys[ gkfnfyjd,
Gthdst xedcndf gjpyfkb k/,db b, gjkyst cxfcnmz,
Jcnhsv rhtvytv yf rjht cb[ lthtd bvtyf yfxthnfkb:
Nbnbh — Pjb, f Nbnbhf — Pjz, ,jue 'hjne
Ievys[ cdbltntktq cnhfcnb cdjtq gjcdznbdib/ Gjl cnfhjcnm
R ldev pfdtnysv gkfnfyfv jyb ghb,htkb b dblzn
Xelj: gyb b[, lheu r lheue crkjyzcm, bvtyfvb chjckbcz/

Ybvas lthtd cb[, nfqyj/ cbkjq bvty cjxtnfdibcm,
Ysyt d lhtdt ldjqyjv dj;ltktymtv yf genybrf dt/n;
Ysyt d ntyb b[ vjubkf, d vjubkt njq Nbnbh b Pjz/