Михаил ЛермонтовНастанет год, России черный год (Предсказание)

Михаил Лермонтов [lermontov]

Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
4 И пища многих будет смерть и кровь;
Когда детей, когда невинных жен
Низвергнутый не защитит закон;
Когда чума от смрадных, мертвых тел
8 Начнет бродить среди печальных сел,
Чтобы платком из хижин вызывать,
И станет глад сей бедный край терзать;
И зарево окрасит волны рек:
12 В тот день явится мощный человек,
И ты его узнаешь — и поймешь,
Зачем в руке его булатный нож;
И горе для тебя! — твой плач, твой стон
16 Ему тогда покажется смешон;
И будет все ужасно, мрачно в нем,
Как плащ его с возвышенным челом.

Другие анализы стихотворений Михаила Лермонтова

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

твой оно

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

598

Количество символов без пробелов

494

Количество слов

102

Количество уникальных слов

82

Количество значимых слов

24

Количество стоп-слов

35

Количество строк

18

Количество строф

1

Водность

76,5 %

Классическая тошнота

2,24

Академическая тошнота

8,0 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

оно

5

4,90 %

твой

2

1,96 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Nastanet god, Rossii cherny god

Mikhail Lermontov

Predskazaniye

Nastanet god, Rossii cherny god,
Kogda tsarey korona upadet;
Zabudet chern k nim prezhnyuyu lyubov,
I pishcha mnogikh budet smert i krov;
Kogda detey, kogda nevinnykh zhen
Nizvergnuty ne zashchitit zakon;
Kogda chuma ot smradnykh, mertvykh tel
Nachnet brodit sredi pechalnykh sel,
Chtoby platkom iz khizhin vyzyvat,
I stanet glad sey bedny kray terzat;
I zarevo okrasit volny rek:
V tot den yavitsya moshchny chelovek,
I ty yego uznayesh — i poymesh,
Zachem v ruke yego bulatny nozh;
I gore dlya tebya! — tvoy plach, tvoy ston
Yemu togda pokazhetsya smeshon;
I budet vse uzhasno, mrachno v nem,
Kak plashch yego s vozvyshennym chelom.

Yfcnfytn ujl, Hjccbb xthysq ujl

Vb[fbk Kthvjynjd

Ghtlcrfpfybt

Yfcnfytn ujl, Hjccbb xthysq ujl,
Rjulf wfhtq rjhjyf egfltn;
Pf,eltn xthym r ybv ght;y// k/,jdm,
B gbof vyjub[ ,eltn cvthnm b rhjdm;
Rjulf ltntq, rjulf ytdbyys[ ;ty
Ybpdthuyensq yt pfobnbn pfrjy;
Rjulf xevf jn cvhflys[, vthnds[ ntk
Yfxytn ,hjlbnm chtlb gtxfkmys[ ctk,
Xnj,s gkfnrjv bp [b;by dspsdfnm,
B cnfytn ukfl ctq ,tlysq rhfq nthpfnm;
B pfhtdj jrhfcbn djkys htr:
D njn ltym zdbncz vjoysq xtkjdtr,
B ns tuj epyftim — b gjqvtim,
Pfxtv d hert tuj ,ekfnysq yj;;
B ujht lkz nt,z! — ndjq gkfx, ndjq cnjy
Tve njulf gjrf;tncz cvtijy;
B ,eltn dct e;fcyj, vhfxyj d ytv,
Rfr gkfo tuj c djpdsityysv xtkjv/