Иннокентий АнненскийНаша улица снегами залегла (Сиреневая мгла)

Иннокентий Анненский [annensky]

Наша улица снегами залегла,
По снегам бежит сиреневая мгла.
Мимоходом только глянула в окно,
4 И я понял, что люблю ее давно.
Я молил ее, сиреневую мглу:
«Погости, побудь со мной в моем углу,
Не тоску мою древнюю развей,
8 Поделись со мной, желанная, своей!»
Но лишь издали услышал я ее ответ:
«Если любишь, так и сам отыщешь след,
Где над омутом синеет тонкий лед,
12 Там часочек погощу я, кончив лет,
А у печки-то никто нас не видал...
Только те мои, кто волен да удал».

Другие анализы стихотворений Иннокентия Анненского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

любить снег мгла погостить сиреневый

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

466

Количество символов без пробелов

383

Количество слов

83

Количество уникальных слов

64

Количество значимых слов

21

Количество стоп-слов

40

Количество строк

14

Количество строф

1

Водность

74,7 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

10,4 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

любить

2

2,41 %

мгла

2

2,41 %

погостить

2

2,41 %

сиреневый

2

2,41 %

снег

2

2,41 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Nasha ulitsa snegami zalegla

Innokenty Annensky

Sirenevaya mgla

Nasha ulitsa snegami zalegla,
Po snegam bezhit sirenevaya mgla.
Mimokhodom tolko glyanula v okno,
I ya ponyal, chto lyublyu yee davno.
Ya molil yee, sirenevuyu mglu:
«Pogosti, pobud so mnoy v moyem uglu,
Ne tosku moyu drevnyuyu razvey,
Podelis so mnoy, zhelannaya, svoyey!»
No lish izdali uslyshal ya yee otvet:
«Yesli lyubish, tak i sam otyshchesh sled,
Gde nad omutom sineyet tonky led,
Tam chasochek pogoshchu ya, konchiv let,
A u pechki-to nikto nas ne vidal...
Tolko te moi, kto volen da udal».

Yfif ekbwf cytufvb pfktukf

Byyjrtynbq Fyytycrbq

Cbhtytdfz vukf

Yfif ekbwf cytufvb pfktukf,
Gj cytufv ,t;bn cbhtytdfz vukf/
Vbvj[jljv njkmrj ukzyekf d jryj,
B z gjyzk, xnj k/,k/ tt lfdyj/
Z vjkbk tt, cbhtytde/ vuke:
«Gjujcnb, gj,elm cj vyjq d vjtv euke,
Yt njcre vj/ lhtdy// hfpdtq,
Gjltkbcm cj vyjq, ;tkfyyfz, cdjtq!»
Yj kbim bplfkb ecksifk z tt jndtn:
«Tckb k/,bim, nfr b cfv jnsotim cktl,
Ult yfl jvenjv cbyttn njyrbq ktl,
Nfv xfcjxtr gjujoe z, rjyxbd ktn,
F e gtxrb-nj ybrnj yfc yt dblfk///
Njkmrj nt vjb, rnj djkty lf elfk»/