Борис ПастернакНа протяженье многих зим (Единственные дни)

Борис Пастернак [pasternak]

На протяженье многих зим
Я помню дни солнцеворота,
И каждый был неповторим
4 И повторялся вновь без счета.

И целая их череда
Составилась мало-помалу —
Тех дней единственных, когда
8 Нам кажется, что время стало.

Я помню их наперечет:
Зима подходит к середине,
Дороги мокнут, с крыш течет
12 И солнце греется на льдине.

И любящие, как во сне,
Друг к другу тянутся поспешней,
И на деревьях в вышине
16 Потеют от тепла скворешни.

И полусонным стрелкам лень
Ворочаться на циферблате,
И дольше века длится день,
20 И не кончается объятье.

Другие анализы стихотворений Бориса Пастернака

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

помнить зима

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

525

Количество символов без пробелов

435

Количество слов

85

Количество уникальных слов

67

Количество значимых слов

24

Количество стоп-слов

38

Количество строк

20

Количество строф

5

Водность

71,8 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

6,0 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

зима

2

2,35 %

помнить

2

2,35 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Na protyazhenye mnogikh zim

Boris Pasternak

Yedinstvennye dni

Na protyazhenye mnogikh zim
Ya pomnyu dni solntsevorota,
I kazhdy byl nepovtorim
I povtoryalsya vnov bez scheta.

I tselaya ikh chereda
Sostavilas malo-pomalu —
Tekh dney yedinstvennykh, kogda
Nam kazhetsya, chto vremya stalo.

Ya pomnyu ikh naperechet:
Zima podkhodit k seredine,
Dorogi moknut, s krysh techet
I solntse greyetsya na ldine.

I lyubyashchiye, kak vo sne,
Drug k drugu tyanutsya pospeshney,
I na derevyakh v vyshine
Poteyut ot tepla skvoreshni.

I polusonnym strelkam len
Vorochatsya na tsiferblate,
I dolshe veka dlitsya den,
I ne konchayetsya obyatye.

Yf ghjnz;tymt vyjub[ pbv

,jhbc Gfcnthyfr

Tlbycndtyyst lyb

Yf ghjnz;tymt vyjub[ pbv
Z gjvy/ lyb cjkywtdjhjnf,
B rf;lsq ,sk ytgjdnjhbv
B gjdnjhzkcz dyjdm ,tp cxtnf/

B wtkfz b[ xthtlf
Cjcnfdbkfcm vfkj-gjvfke —
Nt[ lytq tlbycndtyys[, rjulf
Yfv rf;tncz, xnj dhtvz cnfkj/

Z gjvy/ b[ yfgthtxtn:
Pbvf gjl[jlbn r cthtlbyt,
Ljhjub vjryen, c rhsi ntxtn
B cjkywt uhttncz yf kmlbyt/

B k/,zobt, rfr dj cyt,
Lheu r lheue nzyencz gjcgtiytq,
B yf lthtdmz[ d dsibyt
Gjnt/n jn ntgkf crdjhtiyb/

B gjkecjyysv cnhtkrfv ktym
Djhjxfnmcz yf wbath,kfnt,
B ljkmit dtrf lkbncz ltym,
B yt rjyxftncz j,]znmt/