Осип МандельштамНад желтизной правительственных зданий (Петербургские строфы)

Осип Мандельштам [mandelshtam]

Над желтизной правительственных зданий
Кружилась долго мутная метель,
И правовед опять садится в сани,
4 Широким жестом запахнув шинель.

Зимуют пароходы. На припеке
Зажглось каюты толстое стекло.
Чудовищна, как броненосец в доке, —
8 Россия отдыхает тяжело.

А над Невой — посольства полумира,
Адмиралтейство, солнце, тишина!
И государства жесткая порфира,
12 Как власяница грубая, бедна.

Тяжка обуза северного сноба —
Онегина старинная тоска;
На площади Сената — вал сугроба,
16 Дымок костра и холодок штыка...

Черпали воду ялики, и чайки
Морские посещали склад пеньки,
Где, продавая сбитень или сайки,
20 Лишь оперные бродят мужики.

Летит в туман моторов вереница;
Самолюбивый, скромный пешеход —
Чудак Евгений — бедности стыдится,
24 Бензин вдыхает и судьбу клянет!

Другие анализы стихотворений Осипа Мандельштама

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

над

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

757

Количество символов без пробелов

644

Количество слов

102

Количество уникальных слов

93

Количество значимых слов

51

Количество стоп-слов

15

Количество строк

24

Количество строф

6

Водность

50,0 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

2,3 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

над

2

1,96 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Nad zheltiznoy pravitelstvennykh zdany

Osip Mandelshtam

Peterburgskiye strofy

Nad zheltiznoy pravitelstvennykh zdany
Kruzhilas dolgo mutnaya metel,
I pravoved opyat saditsya v sani,
Shirokim zhestom zapakhnuv shinel.

Zimuyut parokhody. Na pripeke
Zazhglos kayuty tolstoye steklo.
Chudovishchna, kak bronenosets v doke, —
Rossia otdykhayet tyazhelo.

A nad Nevoy — posolstva polumira,
Admiralteystvo, solntse, tishina!
I gosudarstva zhestkaya porfira,
Kak vlasyanitsa grubaya, bedna.

Tyazhka obuza severnogo snoba —
Onegina starinnaya toska;
Na ploshchadi Senata — val sugroba,
Dymok kostra i kholodok shtyka...

Cherpali vodu yaliki, i chayki
Morskiye poseshchali sklad penki,
Gde, prodavaya sbiten ili sayki,
Lish opernye brodyat muzhiki.

Letit v tuman motorov verenitsa;
Samolyubivy, skromny peshekhod —
Chudak Yevgeny — bednosti styditsya,
Benzin vdykhayet i sudbu klyanet!

Yfl ;tknbpyjq ghfdbntkmcndtyys[ plfybq

Jcbg Vfyltkminfv

Gtnth,ehucrbt cnhjas

Yfl ;tknbpyjq ghfdbntkmcndtyys[ plfybq
Rhe;bkfcm ljkuj venyfz vtntkm,
B ghfdjdtl jgznm cflbncz d cfyb,
Ibhjrbv ;tcnjv pfgf[yed ibytkm/

Pbve/n gfhj[jls/ Yf ghbgtrt
Pf;ukjcm rf/ns njkcnjt cntrkj/
Xeljdboyf, rfr ,hjytyjctw d ljrt, —
Hjccbz jnls[ftn nz;tkj/

F yfl Ytdjq — gjcjkmcndf gjkevbhf,
Flvbhfkntqcndj, cjkywt, nbibyf!
B ujcelfhcndf ;tcnrfz gjhabhf,
Rfr dkfczybwf uhe,fz, ,tlyf/

Nz;rf j,epf ctdthyjuj cyj,f —
Jytubyf cnfhbyyfz njcrf;
Yf gkjoflb Ctyfnf — dfk ceuhj,f,
Lsvjr rjcnhf b [jkjljr insrf///

Xthgfkb djle zkbrb, b xfqrb
Vjhcrbt gjctofkb crkfl gtymrb,
Ult, ghjlfdfz c,bntym bkb cfqrb,
Kbim jgthyst ,hjlzn ve;brb/

Ktnbn d nevfy vjnjhjd dthtybwf;
Cfvjk/,bdsq, crhjvysq gtit[jl —
Xelfr Tdutybq — ,tlyjcnb cnslbncz,
,typby dls[ftn b celm,e rkzytn!