Марина ЦветаеваМолодость моя! Моя чужая (Молодость)

Марина Цветаева [tsvetayeva]

Молодость моя! Моя чужая
Молодость! Мой сапожок непарный!
Воспаленные глаза сужая,
4 Так листок срывают календарный.

Ничего из всей твоей добычи
Не взяла задумчивая Муза.
Молодость моя! — Назад не кличу —
8 Ты была мне ношей и обузой.

Ты в ночи нашептывала гребнем,
Ты в ночи оттачивала стрелы.
Щедростью твоей давясь, как щебнем,
12 За чужие я грехи терпела.

Скипетр тебе вернув до сроку —
Что уже душе до яств и брашна!
Молодость моя! Моя морока —
16 Молодость! Мой лоскуток кумашный!

Другие анализы стихотворений Марины Цветаевой

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

мыть твой ночь молодость чужой

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

480

Количество символов без пробелов

398

Количество слов

75

Количество уникальных слов

55

Количество значимых слов

30

Количество стоп-слов

26

Количество строк

16

Количество строф

4

Водность

60,0 %

Классическая тошнота

2,24

Академическая тошнота

13,1 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

молодость

5

6,67 %

мыть

2

2,67 %

ночь

2

2,67 %

твой

2

2,67 %

чужой

2

2,67 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Molodost moya! Moya chuzhaya

Marina Tsvetayeva

Molodost

Molodost moya! Moya chuzhaya
Molodost! Moy sapozhok neparny!
Vospalennye glaza suzhaya,
Tak listok sryvayut kalendarny.

Nichego iz vsey tvoyey dobychi
Ne vzyala zadumchivaya Muza.
Molodost moya! — Nazad ne klichu —
Ty byla mne noshey i obuzoy.

Ty v nochi nasheptyvala grebnem,
Ty v nochi ottachivala strely.
Shchedrostyu tvoyey davyas, kak shchebnem,
Za chuzhiye ya grekhi terpela.

Skipetr tebe vernuv do sroku —
Chto uzhe dushe do yastv i brashna!
Molodost moya! Moya moroka —
Molodost! Moy loskutok kumashny!

Vjkjljcnm vjz! Vjz xe;fz

Vfhbyf Wdtnftdf

Vjkjljcnm

Vjkjljcnm vjz! Vjz xe;fz
Vjkjljcnm! Vjq cfgj;jr ytgfhysq!
Djcgfktyyst ukfpf ce;fz,
Nfr kbcnjr chsdf/n rfktylfhysq/

Ybxtuj bp dctq ndjtq lj,sxb
Yt dpzkf pflevxbdfz Vepf/
Vjkjljcnm vjz! — Yfpfl yt rkbxe —
Ns ,skf vyt yjitq b j,epjq/

Ns d yjxb yfitgnsdfkf uht,ytv,
Ns d yjxb jnnfxbdfkf cnhtks/
Otlhjcnm/ ndjtq lfdzcm, rfr ot,ytv,
Pf xe;bt z uht[b nthgtkf/

Crbgtnh nt,t dthyed lj chjre —
Xnj e;t leit lj zcnd b ,hfiyf!
Vjkjljcnm vjz! Vjz vjhjrf —
Vjkjljcnm! Vjq kjcrenjr revfiysq!