Александр ПушкинМладой Дафнис, гоняясь за Доридой (Рассудок и любовь)

Александр Пушкин [pushkin]

Младой Дафнис, гоняясь за Доридой,
«Постой, — кричал, — прелестная! постой,
Скажи: «Люблю» — и бегать за тобой
4 Не стану я — клянуся в том Кипридой!»
«Молчи, молчи!» — Рассудок говорил,
А плут Эрот: «Скажи: ты сердцу мил!»

«Ты сердцу мил!» — пастушка повторила,
8 И их сердца огнем любви зажглись,
И пал к ногам красавицы Дафнис,
И страстный взор Дорида потупила.
«Беги, беги!» — Рассудок ей твердил,
12 А плут Эрот: «Останься!» — говорил.

Осталася — и трепетной рукою
Взял руку ей счастливый пастушок.
«Взгляни, — сказал, — с подругой голубок
16 Там обнялись под тенью лип густою!»
«Беги, беги!» — Рассудок повторил,
«Учись от них!» — Эрот ей говорил.

И нежная улыбка пробежала
20 Красавицы на пламенных устах,
И вот она с томлением в глазах
К любезному в объятия упала...
«Будь счастлива! «К сестре
24 Ты хочешь, друг бесценный,
Чтоб я, поэт младой,
Беседовал с тобой
И с лирою забвенной,
28 Мечтами окриленный,
Оставил монастырь
И край уединенный,
Где непрерывный мир
32 Во мраке опустился
И в пустыни глухой
Безмолвно воцарился
С угрюмой тишиной.
36 И быстрою стрелой
На невский брег примчуся,
С подругой обнимуся
Весны моей златой,
40 И, как певец Людмилы,
Мечты невольник милый,
Взошед под отчий кров,
Несу тебе не злато
44 (Чернец я небогатый),
В подарок пук стихов.

Тайком взошед в диванну,
Хоть помощью пера,
48 О, как тебя застану,
Любезная сестра?
Чем сердце занимаешь
Вечернею порой?
52 Жан-Жака ли читаешь,
Жанлиса ль пред тобой?
Иль с резвым Гамильтоном
Смеешься всей душой?
56 Иль с Греем и Томсоном
Ты пренеслась мечтой
В поля, где от дубравы
В дол веет ветерок,
60 И шепчет лес кудрявый,
И мчится величавый
С вершины гор поток?
Иль моську престарелу,
64 В подушках поседелу,
Окутав в длинну шаль
И с нежностью лелея,
Ты к ней зовешь Морфея?
68 Иль смотришь в темну даль
Задумчивой Светланой
Над шумною Невой?
Иль звучным фортепьяно
72 Под беглою рукой
Моцарта оживляешь?
Иль тоны повторяешь
Пиччини и Рамо?

76 Но вот уж я с тобою,
И в радости немой
Твой друг расцвел душою,
Как ясный вешний день.
80 Забыты дни разлуки,
Дни горести и скуки,
Исчезла грусти тень.

Но это лишь мечтанье!
84 Увы, в монастыре,
При бледном свеч сиянье,
Один пишу к сестре.
Все тихо в мрачной келье:
88 Защелка на дверях,
Молчанье, враг веселий,
И скука на часах!
Стул ветхий, необитый,
92 И шаткая постель,
Сосуд, водой налитый,
Соломенна свирель —
Вот все, что пред собою
96 Я вижу, пробужден.
Фантазия, тобою
Одной я награжден,
Тобою пренесенный
100 К волшебной Иппокрене,
И в келье я блажен.

Что было бы со мною,
Богиня, без тебя?
104 Знакомый с суетою,
Приятной для меня,
Увлечен в даль судьбою,
Я вдруг в глухих стенах,
108 Как Леты на брегах,
Явился заключенным,
Навеки погребенным,
И скрыпнули врата,
112 Сомкнувшися за мною,
И мира красота
Оделась черной мглою!..
С тех пор гляжу на свет,
116 Как узник из темницы
На яркий блеск денницы.
Светило ль дня взойдет,
Луч кинув позлащенный
120 Сквозь узкое окно,
Но сердце помраченно
Не радует оно.
Иль позднею порою,
124 Как луч на небесах,
— Эрот ей прошептал,
Рассудок что ж? Рассудок уж молчал.

Другие анализы стихотворений Александра Пушкина

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

сердце молчать иль бежать мечта брег рассудок эроть сестра взошед

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

2 955

Количество символов без пробелов

2 458

Количество слов

475

Количество уникальных слов

300

Количество значимых слов

186

Количество стоп-слов

171

Количество строк

126

Количество строф

8

Водность

60,8 %

Классическая тошнота

2,65

Академическая тошнота

5,3 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

иль

7

1,47 %

рассудок

5

1,05 %

сердце

5

1,05 %

бежать

4

0,84 %

эроть

4

0,84 %

мечта

3

0,63 %

молчать

3

0,63 %

сестра

3

0,63 %

брег

2

0,42 %

взошед

2

0,42 %

все

2

0,42 %

глухой

2

0,42 %

даль

2

0,42 %

дафнис

2

0,42 %

дорида

2

0,42 %

душа

2

0,42 %

келья

2

0,42 %

красавица

2

0,42 %

луч

2

0,42 %

любезный

2

0,42 %

мила

2

0,42 %

младой

2

0,42 %

монастырь

2

0,42 %

один

2

0,42 %

плут

2

0,42 %

повторить

2

0,42 %

подруга

2

0,42 %

пора

2

0,42 %

постой

2

0,42 %

пред

2

0,42 %

скука

2

0,42 %

счастливый

2

0,42 %

тень

2

0,42 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Mladoy Dafnis, gonyayas za Doridoy

Aleksandr Pushkin

Rassudok i lyubov

Mladoy Dafnis, gonyayas za Doridoy,
«Postoy, — krichal, — prelestnaya! postoy,
Skazhi: «Lyublyu» — i begat za toboy
Ne stanu ya — klyanusya v tom Kipridoy!»
«Molchi, molchi!» — Rassudok govoril,
A plut Erot: «Skazhi: ty serdtsu mil!»

«Ty serdtsu mil!» — pastushka povtorila,
I ikh serdtsa ognem lyubvi zazhglis,
I pal k nogam krasavitsy Dafnis,
I strastny vzor Dorida potupila.
«Begi, begi!» — Rassudok yey tverdil,
A plut Erot: «Ostansya!» — govoril.

Ostalasya — i trepetnoy rukoyu
Vzyal ruku yey schastlivy pastushok.
«Vzglyani, — skazal, — s podrugoy golubok
Tam obnyalis pod tenyu lip gustoyu!»
«Begi, begi!» — Rassudok povtoril,
«Uchis ot nikh!» — Erot yey govoril.

I nezhnaya ulybka probezhala
Krasavitsy na plamennykh ustakh,
I vot ona s tomleniyem v glazakh
K lyubeznomu v obyatia upala...
«Bud schastliva! «K sestre
Ty khochesh, drug bestsenny,
Chtob ya, poet mladoy,
Besedoval s toboy
I s liroyu zabvennoy,
Mechtami okrilenny,
Ostavil monastyr
I kray uyedinenny,
Gde nepreryvny mir
Vo mrake opustilsya
I v pustyni glukhoy
Bezmolvno votsarilsya
S ugryumoy tishinoy.
I bystroyu streloy
Na nevsky breg primchusya,
S podrugoy obnimusya
Vesny moyey zlatoy,
I, kak pevets Lyudmily,
Mechty nevolnik mily,
Vzoshed pod otchy krov,
Nesu tebe ne zlato
(Chernets ya nebogaty),
V podarok puk stikhov.

Taykom vzoshed v divannu,
Khot pomoshchyu pera,
O, kak tebya zastanu,
Lyubeznaya sestra?
Chem serdtse zanimayesh
Vecherneyu poroy?
Zhan-Zhaka li chitayesh,
Zhanlisa l pred toboy?
Il s rezvym Gamiltonom
Smeyeshsya vsey dushoy?
Il s Greyem i Tomsonom
Ty preneslas mechtoy
V polya, gde ot dubravy
V dol veyet veterok,
I shepchet les kudryavy,
I mchitsya velichavy
S vershiny gor potok?
Il mosku prestarelu,
V podushkakh posedelu,
Okutav v dlinnu shal
I s nezhnostyu leleya,
Ty k ney zovesh Morfeya?
Il smotrish v temnu dal
Zadumchivoy Svetlanoy
Nad shumnoyu Nevoy?
Il zvuchnym fortepyano
Pod begloyu rukoy
Motsarta ozhivlyayesh?
Il tony povtoryayesh
Pichchini i Ramo?

No vot uzh ya s toboyu,
I v radosti nemoy
Tvoy drug rastsvel dushoyu,
Kak yasny veshny den.
Zabyty dni razluki,
Dni goresti i skuki,
Ischezla grusti ten.

No eto lish mechtanye!
Uvy, v monastyre,
Pri blednom svech sianye,
Odin pishu k sestre.
Vse tikho v mrachnoy kelye:
Zashchelka na dveryakh,
Molchanye, vrag vesely,
I skuka na chasakh!
Stul vetkhy, neobity,
I shatkaya postel,
Sosud, vodoy nality,
Solomenna svirel —
Vot vse, chto pred soboyu
Ya vizhu, probuzhden.
Fantazia, toboyu
Odnoy ya nagrazhden,
Toboyu prenesenny
K volshebnoy Ippokrene,
I v kelye ya blazhen.

Chto bylo by so mnoyu,
Boginya, bez tebya?
Znakomy s suyetoyu,
Priatnoy dlya menya,
Uvlechen v dal sudboyu,
Ya vdrug v glukhikh stenakh,
Kak Lety na bregakh,
Yavilsya zaklyuchennym,
Naveki pogrebennym,
I skrypnuli vrata,
Somknuvshisya za mnoyu,
I mira krasota
Odelas chernoy mgloyu!..
S tekh por glyazhu na svet,
Kak uznik iz temnitsy
Na yarky blesk dennitsy.
Svetilo l dnya vzoydet,
Luch kinuv pozlashchenny
Skvoz uzkoye okno,
No serdtse pomrachenno
Ne raduyet ono.
Il pozdneyu poroyu,
Kak luch na nebesakh,
— Erot yey prosheptal,
Rassudok chto zh? Rassudok uzh molchal.

Vkfljq Lfaybc, ujyzzcm pf Ljhbljq

Fktrcfylh Geirby

Hfcceljr b k/,jdm

Vkfljq Lfaybc, ujyzzcm pf Ljhbljq,
«Gjcnjq, — rhbxfk, — ghtktcnyfz! gjcnjq,
Crf;b: «K/,k/» — b ,tufnm pf nj,jq
Yt cnfye z — rkzyecz d njv Rbghbljq!»
«Vjkxb, vjkxb!» — Hfcceljr ujdjhbk,
F gken 'hjn: «Crf;b: ns cthlwe vbk!»

«Ns cthlwe vbk!» — gfcneirf gjdnjhbkf,
B b[ cthlwf juytv k/,db pf;ukbcm,
B gfk r yjufv rhfcfdbws Lfaybc,
B cnhfcnysq dpjh Ljhblf gjnegbkf/
«,tub, ,tub!» — Hfcceljr tq ndthlbk,
F gken 'hjn: «Jcnfymcz!» — ujdjhbk/

Jcnfkfcz — b nhtgtnyjq herj/
Dpzk here tq cxfcnkbdsq gfcneijr/
«Dpukzyb, — crfpfk, — c gjlheujq ujke,jr
Nfv j,yzkbcm gjl ntym/ kbg uecnj/!»
«,tub, ,tub!» — Hfcceljr gjdnjhbk,
«Exbcm jn yb[!» — 'hjn tq ujdjhbk/

B yt;yfz eks,rf ghj,t;fkf
Rhfcfdbws yf gkfvtyys[ ecnf[,
B djn jyf c njvktybtv d ukfpf[
R k/,tpyjve d j,]znbz egfkf///
«,elm cxfcnkbdf! «R ctcnht
Ns [jxtim, lheu ,tcwtyysq,
Xnj, z, gj'n vkfljq,
,tctljdfk c nj,jq
B c kbhj/ pf,dtyyjq,
Vtxnfvb jrhbktyysq,
Jcnfdbk vjyfcnshm
B rhfq etlbytyysq,
Ult ytghthsdysq vbh
Dj vhfrt jgecnbkcz
B d gecnsyb uke[jq
,tpvjkdyj djwfhbkcz
C euh/vjq nbibyjq/
B ,scnhj/ cnhtkjq
Yf ytdcrbq ,htu ghbvxecz,
C gjlheujq j,ybvecz
Dtcys vjtq pkfnjq,
B, rfr gtdtw K/lvbks,
Vtxns ytdjkmybr vbksq,
Dpjitl gjl jnxbq rhjd,
Ytce nt,t yt pkfnj
(Xthytw z yt,jufnsq),
D gjlfhjr ger cnb[jd/

Nfqrjv dpjitl d lbdfyye,
[jnm gjvjom/ gthf,
J, rfr nt,z pfcnfye,
K/,tpyfz ctcnhf?
Xtv cthlwt pfybvftim
Dtxthyt/ gjhjq?
;fy-;frf kb xbnftim,
;fykbcf km ghtl nj,jq?
Bkm c htpdsv Ufvbkmnjyjv
Cvttimcz dctq leijq?
Bkm c Uhttv b Njvcjyjv
Ns ghtytckfcm vtxnjq
D gjkz, ult jn le,hfds
D ljk dttn dtnthjr,
B itgxtn ktc relhzdsq,
B vxbncz dtkbxfdsq
C dthibys ujh gjnjr?
Bkm vjcmre ghtcnfhtke,
D gjleirf[ gjctltke,
Jrenfd d lkbyye ifkm
B c yt;yjcnm/ ktktz,
Ns r ytq pjdtim Vjhatz?
Bkm cvjnhbim d ntvye lfkm
Pflevxbdjq Cdtnkfyjq
Yfl ievyj/ Ytdjq?
Bkm pdexysv ajhntgmzyj
Gjl ,tukj/ herjq
Vjwfhnf j;bdkztim?
Bkm njys gjdnjhztim
Gbxxbyb b Hfvj?

Yj djn e; z c nj,j/,
B d hfljcnb ytvjq
Ndjq lheu hfcwdtk leij/,
Rfr zcysq dtiybq ltym/
Pf,sns lyb hfpkerb,
Lyb ujhtcnb b crerb,
Bcxtpkf uhecnb ntym/

Yj 'nj kbim vtxnfymt!
Eds, d vjyfcnsht,
Ghb ,ktlyjv cdtx cbzymt,
Jlby gbie r ctcnht/
Dct nb[j d vhfxyjq rtkmt:
Pfotkrf yf ldthz[,
Vjkxfymt, dhfu dtctkbq,
B crerf yf xfcf[!
Cnek dtn[bq, ytj,bnsq,
B ifnrfz gjcntkm,
Cjcel, djljq yfkbnsq,
Cjkjvtyyf cdbhtkm —
Djn dct, xnj ghtl cj,j/
Z db;e, ghj,e;lty/
Afynfpbz, nj,j/
Jlyjq z yfuhf;lty,
Nj,j/ ghtytctyysq
R djkit,yjq Bggjrhtyt,
B d rtkmt z ,kf;ty/

Xnj ,skj ,s cj vyj/,
,jubyz, ,tp nt,z?
Pyfrjvsq c cetnj/,
Ghbznyjq lkz vtyz,
Edktxty d lfkm celm,j/,
Z dlheu d uke[b[ cntyf[,
Rfr Ktns yf ,htuf[,
Zdbkcz pfrk/xtyysv,
Yfdtrb gjuht,tyysv,
B crhsgyekb dhfnf,
Cjvryedibcz pf vyj/,
B vbhf rhfcjnf
Jltkfcm xthyjq vukj/!//
C nt[ gjh ukz;e yf cdtn,
Rfr epybr bp ntvybws
Yf zhrbq ,ktcr ltyybws/
Cdtnbkj km lyz dpjqltn,
Kex rbyed gjpkfotyysq
Crdjpm eprjt jryj,
Yj cthlwt gjvhfxtyyj
Yt hfletn jyj/
Bkm gjplyt/ gjhj/,
Rfr kex yf yt,tcf[,
— 'hjn tq ghjitgnfk,
Hfcceljr xnj ;? Hfcceljr e; vjkxfk/