Иван КрыловМартышка, в Зеркале увидя образ свой (Зеркало и обезьяна)

Иван Крылов [krylov]

Мартышка, в Зеркале увидя образ свой,
Тихохонько Медведя толк ногой:
«Смотри-ка, — говорит, — кум милый мой!
4 Что это там за рожа?
Какие у нее ужимки и прыжки!
Я удавилась бы с тоски,
Когда бы на нее хоть чуть была похожа.
8 А ведь, признайся, есть
Из кумушек моих таких кривляк пять-шесть:
Я даже их могу по пальцам перечесть».
«Чем кумушек считать трудиться,
12 Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» —
Ей Мишка отвечал.
Но Мишенькин совет лишь попусту пропал.

Таких примеров много в мире:
16 Не любит узнавать никто себя в сатире.
Я даже видел то вчера:
Что Климыч на руку нечист, все это знают;
Про взятки Климычу читают,
20 А он украдкою кивает на Петра.

Другие анализы стихотворений Ивана Крылова

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

кумушка кума

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

651

Количество символов без пробелов

536

Количество слов

111

Количество уникальных слов

90

Количество значимых слов

33

Количество стоп-слов

53

Количество строк

20

Количество строф

2

Водность

70,3 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

4,9 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

кума

2

1,80 %

кумушка

2

1,80 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Martyshka, v Zerkale uvidya obraz svoy

Ivan Krylov

Zerkalo i obezyana

Martyshka, v Zerkale uvidya obraz svoy,
Tikhokhonko Medvedya tolk nogoy:
«Smotri-ka, — govorit, — kum mily moy!
Chto eto tam za rozha?
Kakiye u neye uzhimki i pryzhki!
Ya udavilas by s toski,
Kogda by na neye khot chut byla pokhozha.
A ved, priznaysya, yest
Iz kumushek moikh takikh krivlyak pyat-shest:
Ya dazhe ikh mogu po paltsam perechest».
«Chem kumushek schitat truditsya,
Ne luchshe l na sebya, kuma, oborotitsya?» —
Yey Mishka otvechal.
No Mishenkin sovet lish popustu propal.

Takikh primerov mnogo v mire:
Ne lyubit uznavat nikto sebya v satire.
Ya dazhe videl to vchera:
Chto Klimych na ruku nechist, vse eto znayut;
Pro vzyatki Klimychu chitayut,
A on ukradkoyu kivayet na Petra.

Vfhnsirf, d Pthrfkt edblz j,hfp cdjq

Bdfy Rhskjd

Pthrfkj b j,tpmzyf

Vfhnsirf, d Pthrfkt edblz j,hfp cdjq,
Nb[j[jymrj Vtldtlz njkr yjujq:
«Cvjnhb-rf, — ujdjhbn, — rev vbksq vjq!
Xnj 'nj nfv pf hj;f?
Rfrbt e ytt e;bvrb b ghs;rb!
Z elfdbkfcm ,s c njcrb,
Rjulf ,s yf ytt [jnm xenm ,skf gj[j;f/
F dtlm, ghbpyfqcz, tcnm
Bp reveitr vjb[ nfrb[ rhbdkzr gznm-itcnm:
Z lf;t b[ vjue gj gfkmwfv gthtxtcnm»/
«Xtv reveitr cxbnfnm nhelbnmcz,
Yt kexit km yf ct,z, revf, j,jhjnbnmcz?» —
Tq Vbirf jndtxfk/
Yj Vbitymrby cjdtn kbim gjgecne ghjgfk/

Nfrb[ ghbvthjd vyjuj d vbht:
Yt k/,bn epyfdfnm ybrnj ct,z d cfnbht/
Z lf;t dbltk nj dxthf:
Xnj Rkbvsx yf here ytxbcn, dct 'nj pyf/n;
Ghj dpznrb Rkbvsxe xbnf/n,
F jy erhflrj/ rbdftn yf Gtnhf/