Иван КрыловЛягушкам стало не угодно (Лягушки, просящие царя)

Иван Крылов [krylov]

Лягушкам стало не угодно
Правление народно,
И показалось им совсем не благородно
4 Без службы и на воле жить.
Чтоб горю пособить,
То стали у богов Царя они просить.
Хоть слушать всякий вздор богам бы и не сродно.
8 На сей, однако ж, раз послушал их Зевес:
Дал им Царя. Летит к ним с шумом Царь с небес,
И плотно так он треснулся на царство,
Что ходенем пошло трясинно государство:
12 Со всех Лягушки ног
В испуге пометались,
Кто как успел, куда кто мог,
И шепотом Царю по кельям дивовались.
16 И подлинно, что Царь на диво был им дан:
Не суетлив, не вертопрашек,
Степенен, молчалив и важен;
Дородством, ростом великан,
20 Ну, посмотреть, так это чудо!
Одно в Царе лишь было худо:
Царь этот был осиновый чурбан.
Сначала, чтя его особу превысоку,
24 Не смеет подступить из подданных никто:
Со страхом на него глядят они, и то
Украдкой, издали, сквозь аир и осоку;
Но так как в свете чуда нет,
28 К которому б не пригляделся свет,
То и они сперва от страху отдохнули,
Потом к Царю подползть с преданностью дерзнули:
Сперва перед Царем ничком;
32 А там, кто посмелей, дай сесть к нему бочком,
Дай попытаться сесть с ним рядом;
А там, которые еще поудалей,
К Царю садятся уж и задом.
36 Царь терпит все по милости своей.
Немного погодя, посмотришь, кто захочет,
Тот на него и вскочит.
В три дня наскучило с таким Царем житье.
40 Лягушки новое челобитье,
Чтоб им Юпитер в их болотную державу
Дал подлинно Царя на славу!
Молитвам теплым их внемля,
44 Послал Юпитер к ним на царство Журавля,
Царь этот не чурбан, совсем иного нраву:
Не любит баловать народа своего;
Он виноватых ест: а на суде его
48 Нет правых никого;
Зато уж у него,
Что завтрак, что обед, что ужин, то расправа.
На жителей болот
52 Приходит черный год.
В Лягушках каждый день великий недочет.
С утра до вечера их Царь по царству ходит
И всякого, кого ни встретит он,
56 Тотчас засудит и — проглотит.
Вот пуще прежнего и кваканье и стон,
Чтоб им Юпитер снова
Пожаловал Царя инова;
60 Что нынешний их Царь глотает их, как мух;
Что даже им нельзя (как это ни ужасно!)
Ни носа выставить, ни квакнуть безопасно;
Что, наконец, их Царь тошнее им засух.
64 «Почто ж вы прежде жить счастливо не умели?
Не мне ль, безумные, — вещал им с неба глас, —
Покоя не было от вас?
Не вы ли о Царе мне уши прошумели?
68 Вам дан был Царь? — так тот был слишком тих:
Вы взбунтовались в вашей луже,
Другой вам дан — так этот очень лих:
Живите ж с ним, чтоб не было вам хуже!»

Другие анализы стихотворений Ивана Крылова

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

имя оно чтоб дать царь царить дана царство лягушка юпитер

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

2 366

Количество символов без пробелов

1 938

Количество слов

423

Количество уникальных слов

241

Количество значимых слов

105

Количество стоп-слов

182

Количество строк

71

Количество строф

1

Водность

75,2 %

Классическая тошнота

4,00

Академическая тошнота

9,2 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

царь

16

3,78 %

имя

8

1,89 %

оно

6

1,42 %

дать

4

0,95 %

лягушка

4

0,95 %

царить

4

0,95 %

чтоб

4

0,95 %

дана

3

0,71 %

царство

3

0,71 %

юпитер

3

0,71 %

бог

2

0,47 %

всякий

2

0,47 %

небо

2

0,47 %

никто

2

0,47 %

подлинно

2

0,47 %

посмотреть

2

0,47 %

сесть

2

0,47 %

совсем

2

0,47 %

сперва

2

0,47 %

страх

2

0,47 %

чудо

2

0,47 %

чурбан

2

0,47 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Lyagushkam stalo ne ugodno

Ivan Krylov

Lyagushki, prosyashchiye tsarya

Lyagushkam stalo ne ugodno
Pravleniye narodno,
I pokazalos im sovsem ne blagorodno
Bez sluzhby i na vole zhit.
Chtob goryu posobit,
To stali u bogov Tsarya oni prosit.
Khot slushat vsyaky vzdor bogam by i ne srodno.
Na sey, odnako zh, raz poslushal ikh Zeves:
Dal im Tsarya. Letit k nim s shumom Tsar s nebes,
I plotno tak on tresnulsya na tsarstvo,
Chto khodenem poshlo tryasinno gosudarstvo:
So vsekh Lyagushki nog
V ispuge pometalis,
Kto kak uspel, kuda kto mog,
I shepotom Tsaryu po kelyam divovalis.
I podlinno, chto Tsar na divo byl im dan:
Ne suyetliv, ne vertoprashek,
Stepenen, molchaliv i vazhen;
Dorodstvom, rostom velikan,
Nu, posmotret, tak eto chudo!
Odno v Tsare lish bylo khudo:
Tsar etot byl osinovy churban.
Snachala, chtya yego osobu prevysoku,
Ne smeyet podstupit iz poddannykh nikto:
So strakhom na nego glyadyat oni, i to
Ukradkoy, izdali, skvoz air i osoku;
No tak kak v svete chuda net,
K kotoromu b ne priglyadelsya svet,
To i oni sperva ot strakhu otdokhnuli,
Potom k Tsaryu podpolzt s predannostyu derznuli:
Sperva pered Tsarem nichkom;
A tam, kto posmeley, day sest k nemu bochkom,
Day popytatsya sest s nim ryadom;
A tam, kotorye yeshche poudaley,
K Tsaryu sadyatsya uzh i zadom.
Tsar terpit vse po milosti svoyey.
Nemnogo pogodya, posmotrish, kto zakhochet,
Tot na nego i vskochit.
V tri dnya naskuchilo s takim Tsarem zhitye.
Lyagushki novoye chelobitye,
Chtob im Yupiter v ikh bolotnuyu derzhavu
Dal podlinno Tsarya na slavu!
Molitvam teplym ikh vnemlya,
Poslal Yupiter k nim na tsarstvo Zhuravlya,
Tsar etot ne churban, sovsem inogo nravu:
Ne lyubit balovat naroda svoyego;
On vinovatykh yest: a na sude yego
Net pravykh nikogo;
Zato uzh u nego,
Chto zavtrak, chto obed, chto uzhin, to rasprava.
Na zhiteley bolot
Prikhodit cherny god.
V Lyagushkakh kazhdy den veliky nedochet.
S utra do vechera ikh Tsar po tsarstvu khodit
I vsyakogo, kogo ni vstretit on,
Totchas zasudit i — proglotit.
Vot pushche prezhnego i kvakanye i ston,
Chtob im Yupiter snova
Pozhaloval Tsarya inova;
Chto nyneshny ikh Tsar glotayet ikh, kak mukh;
Chto dazhe im nelzya (kak eto ni uzhasno!)
Ni nosa vystavit, ni kvaknut bezopasno;
Chto, nakonets, ikh Tsar toshneye im zasukh.
«Pochto zh vy prezhde zhit schastlivo ne umeli?
Ne mne l, bezumnye, — veshchal im s neba glas, —
Pokoya ne bylo ot vas?
Ne vy li o Tsare mne ushi proshumeli?
Vam dan byl Tsar? — tak tot byl slishkom tikh:
Vy vzbuntovalis v vashey luzhe,
Drugoy vam dan — tak etot ochen likh:
Zhivite zh s nim, chtob ne bylo vam khuzhe!»

Kzueirfv cnfkj yt eujlyj

Bdfy Rhskjd

Kzueirb, ghjczobt wfhz

Kzueirfv cnfkj yt eujlyj
Ghfdktybt yfhjlyj,
B gjrfpfkjcm bv cjdctv yt ,kfujhjlyj
,tp cke;,s b yf djkt ;bnm/
Xnj, ujh/ gjcj,bnm,
Nj cnfkb e ,jujd Wfhz jyb ghjcbnm/
[jnm ckeifnm dczrbq dpljh ,jufv ,s b yt chjlyj/
Yf ctq, jlyfrj ;, hfp gjckeifk b[ Ptdtc:
Lfk bv Wfhz/ Ktnbn r ybv c ievjv Wfhm c yt,tc,
B gkjnyj nfr jy nhtcyekcz yf wfhcndj,
Xnj [jltytv gjikj nhzcbyyj ujcelfhcndj:
Cj dct[ Kzueirb yju
D bcgeut gjvtnfkbcm,
Rnj rfr ecgtk, relf rnj vju,
B itgjnjv Wfh/ gj rtkmzv lbdjdfkbcm/
B gjlkbyyj, xnj Wfhm yf lbdj ,sk bv lfy:
Yt cetnkbd, yt dthnjghfitr,
Cntgtyty, vjkxfkbd b df;ty;
Ljhjlcndjv, hjcnjv dtkbrfy,
Ye, gjcvjnhtnm, nfr 'nj xelj!
Jlyj d Wfht kbim ,skj [elj:
Wfhm 'njn ,sk jcbyjdsq xeh,fy/
Cyfxfkf, xnz tuj jcj,e ghtdscjre,
Yt cvttn gjlcnegbnm bp gjllfyys[ ybrnj:
Cj cnhf[jv yf ytuj ukzlzn jyb, b nj
Erhflrjq, bplfkb, crdjpm fbh b jcjre;
Yj nfr rfr d cdtnt xelf ytn,
R rjnjhjve , yt ghbukzltkcz cdtn,
Nj b jyb cgthdf jn cnhf[e jnlj[yekb,
Gjnjv r Wfh/ gjlgjkpnm c ghtlfyyjcnm/ lthpyekb:
Cgthdf gthtl Wfhtv ybxrjv;
F nfv, rnj gjcvtktq, lfq ctcnm r ytve ,jxrjv,
Lfq gjgsnfnmcz ctcnm c ybv hzljv;
F nfv, rjnjhst tot gjelfktq,
R Wfh/ cflzncz e; b pfljv/
Wfhm nthgbn dct gj vbkjcnb cdjtq/
Ytvyjuj gjujlz, gjcvjnhbim, rnj pf[jxtn,
Njn yf ytuj b dcrjxbn/
D nhb lyz yfcrexbkj c nfrbv Wfhtv ;bnmt/
Kzueirb yjdjt xtkj,bnmt,
Xnj, bv /gbnth d b[ ,jkjnye/ lth;fde
Lfk gjlkbyyj Wfhz yf ckfde!
Vjkbndfv ntgksv b[ dytvkz,
Gjckfk /gbnth r ybv yf wfhcndj ;ehfdkz,
Wfhm 'njn yt xeh,fy, cjdctv byjuj yhfde:
Yt k/,bn ,fkjdfnm yfhjlf cdjtuj;
Jy dbyjdfns[ tcn: f yf celt tuj
Ytn ghfds[ ybrjuj;
Pfnj e; e ytuj,
Xnj pfdnhfr, xnj j,tl, xnj e;by, nj hfcghfdf/
Yf ;bntktq ,jkjn
Ghb[jlbn xthysq ujl/
D Kzueirf[ rf;lsq ltym dtkbrbq ytljxtn/
C enhf lj dtxthf b[ Wfhm gj wfhcnde [jlbn
B dczrjuj, rjuj yb dcnhtnbn jy,
Njnxfc pfcelbn b — ghjukjnbn/
Djn geot ght;ytuj b rdfrfymt b cnjy,
Xnj, bv /gbnth cyjdf
Gj;fkjdfk Wfhz byjdf;
Xnj ysytiybq b[ Wfhm ukjnftn b[, rfr ve[;
Xnj lf;t bv ytkmpz (rfr 'nj yb e;fcyj!)
Yb yjcf dscnfdbnm, yb rdfryenm ,tpjgfcyj;
Xnj, yfrjytw, b[ Wfhm njiytt bv pfce[/
«Gjxnj ; ds ght;lt ;bnm cxfcnkbdj yt evtkb?
Yt vyt km, ,tpevyst, — dtofk bv c yt,f ukfc, —
Gjrjz yt ,skj jn dfc?
Yt ds kb j Wfht vyt eib ghjievtkb?
Dfv lfy ,sk Wfhm? — nfr njn ,sk ckbirjv nb[:
Ds dp,eynjdfkbcm d dfitq ke;t,
Lheujq dfv lfy — nfr 'njn jxtym kb[:
;bdbnt ; c ybv, xnj, yt ,skj dfv [e;t!»