Василий ЖуковскийЛебедь белогрудый, лебедь белокрылый (Царскосельский лебедь)

Василий Жуковский [zhukovsky]

Лебедь белогрудый, лебедь белокрылый,
Как же нелюдимо ты, отшельник хилый,
Здесь сидишь на лоне вод уединенных!
4 Спутников давнишних, прежней современных
Жизни, переживши, сетуя глубоко,
Их ты понимаешь думой одинокой!
Сумрачный пустынник, из уединенья
8 Ты на молодое смотришь поколенье
Грустными очами; прежнего единый
Брошенный обломок, в новый лебединый
Свет на пир веселый гость неприглашенный,
12 Ты вступить дичишься в круг неблагосклонный
Резвой молодежи. На водах широких,
Пред Чесменской гордо блещущей колонной,
Лебеди младые голубое лоно
16 Озера тревожат плаваньем, плесканьем,
Боем крыл могучих, белых шей купаньем;
День они встречают, звонко окликаясь;
В зеркале прозрачной влаги отражаясь,
20 Длинной вереницей, белым флотом стройно
Плавают в сияньи солнца по спокойной
Озера лазури; ночью ж меж звездами
В небе, повторенном тихими водами,
24 Облаком перловым, вод не зыбля реют,
Иль двойною тенью; дремля, в них белеют;
А, когда гуляет месяц меж звездами,
Влагу расшибая сильными крылами,
28 В блеске волн, зажженных месячным сияньем,
Окруженны брызгов огненных сверканьем,
Кажутся волшебных призраков явленьем —
Племя молодое, полное кипеньем
32 Жизни своевольной. Ты ж старик печальный,
Молодость их образ твой монументальный
Резвую пугает; он на них наводит
Скуку, и в приют твой ни один не входит
36 Гость из молодежи, ветренно летящей
Вслед за быстрым мигом жизни настоящей.
Но не сетуй, старец, пращур лебединый:
Ты родился в славный век Екатерины,
40 Был ее ласкаем царскою рукою, —
Памятников гордых битве под Чесмою,
Битве при Кагуле воздвиженье зрел ты;
С веком Александра тихо устарел ты;
44 И почти столетний, в векеНиколая
Видишь, угасая, как вся Русь святая
Вкруг царевой силы, — вековой зеленый
Плющь вкруг силы дуба, — вьется, под короной
48 Царской, от окрестных бурь ища защиты.

Дни текли за днями. Лебедь позабытый
Таял одиноко; а младое племя
В шуме резвой жизни забывало время...
52 Раз среди их шума раздался чудесно
Голос, всю пронзивши бездну поднебесной;
Лебеди, услышав голос, присмирели,
И стремимы тайной силой, полетели
56 Н«а голос: пред ними, вновь помолоделый,
Радостно вздымая перья груди белой,
Голову на щее гордо распрямленной
К небесам подъемля — весь воспламененный
60 Лебедь благородный дней Екатерины
Пел, прощаясь с жизнью, гимн свой лебединый!
А когда допел он — на небо взглянувши-
И крылами сильно дряхлыми взмахнувши —
64 К небу, как во время оное бывало,
Он с земли рванулся... и его не стало
В высоте... и навзничь с высоты упал он;
И прекрасен мертвый на хребте хребте лежал он,
68 Широко раскинув крылья, как летящий,
В небеса вперяя взор уж негорящий.

Другие анализы стихотворений Василия Жуковского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

голос вода небо крыло сила лебедь белые гордый лебединый резвый

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

2 572

Количество символов без пробелов

2 185

Количество слов

380

Количество уникальных слов

263

Количество значимых слов

158

Количество стоп-слов

107

Количество строк

69

Количество строф

2

Водность

58,4 %

Классическая тошнота

2,45

Академическая тошнота

5,6 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

лебедь

6

1,58 %

небо

5

1,32 %

вода

3

0,79 %

голос

3

0,79 %

гордый

3

0,79 %

крыло

3

0,79 %

лебединый

3

0,79 %

резвый

3

0,79 %

сила

3

0,79 %

белые

2

0,53 %

битва

2

0,53 %

век

2

0,53 %

вкруг

2

0,53 %

влага

2

0,53 %

высота

2

0,53 %

гость

2

0,53 %

екатерина

2

0,53 %

звезда

2

0,53 %

иза

2

0,53 %

лететь

2

0,53 %

лоно

2

0,53 %

межа

2

0,53 %

младой

2

0,53 %

молодежь

2

0,53 %

молодой

2

0,53 %

озеро

2

0,53 %

племя

2

0,53 %

пред

2

0,53 %

прежний

2

0,53 %

сетовать

2

0,53 %

сияние

2

0,53 %

твой

2

0,53 %

тихий

2

0,53 %

хребет

2

0,53 %

царский

2

0,53 %

широкий

2

0,53 %

шум

2

0,53 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Lebed belogrudy, lebed belokryly

Vasily Zhukovsky

Tsarskoselsky lebed

Lebed belogrudy, lebed belokryly,
Kak zhe nelyudimo ty, otshelnik khily,
Zdes sidish na lone vod uyedinennykh!
Sputnikov davnishnikh, prezhney sovremennykh
Zhizni, perezhivshi, setuya gluboko,
Ikh ty ponimayesh dumoy odinokoy!
Sumrachny pustynnik, iz uyedinenya
Ty na molodoye smotrish pokolenye
Grustnymi ochami; prezhnego yediny
Broshenny oblomok, v novy lebediny
Svet na pir vesely gost nepriglashenny,
Ty vstupit dichishsya v krug neblagosklonny
Rezvoy molodezhi. Na vodakh shirokikh,
Pred Chesmenskoy gordo bleshchushchey kolonnoy,
Lebedi mladye goluboye lono
Ozera trevozhat plavanyem, pleskanyem,
Boyem kryl moguchikh, belykh shey kupanyem;
Den oni vstrechayut, zvonko oklikayas;
V zerkale prozrachnoy vlagi otrazhayas,
Dlinnoy verenitsey, belym flotom stroyno
Plavayut v sianyi solntsa po spokoynoy
Ozera lazuri; nochyu zh mezh zvezdami
V nebe, povtorennom tikhimi vodami,
Oblakom perlovym, vod ne zyblya reyut,
Il dvoynoyu tenyu; dremlya, v nikh beleyut;
A, kogda gulyayet mesyats mezh zvezdami,
Vlagu rasshibaya silnymi krylami,
V bleske voln, zazhzhennykh mesyachnym sianyem,
Okruzhenny bryzgov ognennykh sverkanyem,
Kazhutsya volshebnykh prizrakov yavlenyem —
Plemya molodoye, polnoye kipenyem
Zhizni svoyevolnoy. Ty zh starik pechalny,
Molodost ikh obraz tvoy monumentalny
Rezvuyu pugayet; on na nikh navodit
Skuku, i v priyut tvoy ni odin ne vkhodit
Gost iz molodezhi, vetrenno letyashchey
Vsled za bystrym migom zhizni nastoyashchey.
No ne setuy, starets, prashchur lebediny:
Ty rodilsya v slavny vek Yekateriny,
Byl yee laskayem tsarskoyu rukoyu, —
Pamyatnikov gordykh bitve pod Chesmoyu,
Bitve pri Kagule vozdvizhenye zrel ty;
S vekom Aleksandra tikho ustarel ty;
I pochti stoletny, v vekeNikolaya
Vidish, ugasaya, kak vsya Rus svyataya
Vkrug tsarevoy sily, — vekovoy zeleny
Plyushch vkrug sily duba, — vyetsya, pod koronoy
Tsarskoy, ot okrestnykh bur ishcha zashchity.

Dni tekli za dnyami. Lebed pozabyty
Tayal odinoko; a mladoye plemya
V shume rezvoy zhizni zabyvalo vremya...
Raz sredi ikh shuma razdalsya chudesno
Golos, vsyu pronzivshi bezdnu podnebesnoy;
Lebedi, uslyshav golos, prismireli,
I stremimy taynoy siloy, poleteli
N«a golos: pred nimi, vnov pomolodely,
Radostno vzdymaya perya grudi beloy,
Golovu na shcheye gordo raspryamlennoy
K nebesam podyemlya — ves vosplamenenny
Lebed blagorodny dney Yekateriny
Pel, proshchayas s zhiznyu, gimn svoy lebediny!
A kogda dopel on — na nebo vzglyanuvshi-
I krylami silno dryakhlymi vzmakhnuvshi —
K nebu, kak vo vremya onoye byvalo,
On s zemli rvanulsya... i yego ne stalo
V vysote... i navznich s vysoty upal on;
I prekrasen mertvy na khrebte khrebte lezhal on,
Shiroko raskinuv krylya, kak letyashchy,
V nebesa vperyaya vzor uzh negoryashchy.

Kt,tlm ,tkjuhelsq, kt,tlm ,tkjrhsksq

Dfcbkbq ;erjdcrbq

Wfhcrjctkmcrbq kt,tlm

Kt,tlm ,tkjuhelsq, kt,tlm ,tkjrhsksq,
Rfr ;t ytk/lbvj ns, jnitkmybr [bksq,
Pltcm cblbim yf kjyt djl etlbytyys[!
Cgenybrjd lfdybiyb[, ght;ytq cjdhtvtyys[
;bpyb, gtht;bdib, ctnez uke,jrj,
B[ ns gjybvftim levjq jlbyjrjq!
Cevhfxysq gecnsyybr, bp etlbytymz
Ns yf vjkjljt cvjnhbim gjrjktymt
Uhecnysvb jxfvb; ght;ytuj tlbysq
,hjityysq j,kjvjr, d yjdsq kt,tlbysq
Cdtn yf gbh dtctksq ujcnm ytghbukfityysq,
Ns dcnegbnm lbxbimcz d rheu yt,kfujcrkjyysq
Htpdjq vjkjlt;b/ Yf djlf[ ibhjrb[,
Ghtl Xtcvtycrjq ujhlj ,ktoeotq rjkjyyjq,
Kt,tlb vkflst ujke,jt kjyj
Jpthf nhtdj;fn gkfdfymtv, gktcrfymtv,
,jtv rhsk vjuexb[, ,tks[ itq regfymtv;
Ltym jyb dcnhtxf/n, pdjyrj jrkbrfzcm;
D pthrfkt ghjphfxyjq dkfub jnhf;fzcm,
Lkbyyjq dthtybwtq, ,tksv akjnjv cnhjqyj
Gkfdf/n d cbzymb cjkywf gj cgjrjqyjq
Jpthf kfpehb; yjxm/ ; vt; pdtplfvb
D yt,t, gjdnjhtyyjv nb[bvb djlfvb,
J,kfrjv gthkjdsv, djl yt ps,kz ht/n,
Bkm ldjqyj/ ntym/; lhtvkz, d yb[ ,tkt/n;
F, rjulf uekztn vtczw vt; pdtplfvb,
Dkfue hfcib,fz cbkmysvb rhskfvb,
D ,ktcrt djky, pf;;tyys[ vtczxysv cbzymtv,
Jrhe;tyys ,hspujd juytyys[ cdthrfymtv,
Rf;encz djkit,ys[ ghbphfrjd zdktymtv —
Gktvz vjkjljt, gjkyjt rbgtymtv
;bpyb cdjtdjkmyjq/ Ns ; cnfhbr gtxfkmysq,
Vjkjljcnm b[ j,hfp ndjq vjyevtynfkmysq
Htpde/ geuftn; jy yf yb[ yfdjlbn
Crere, b d ghb/n ndjq yb jlby yt d[jlbn
Ujcnm bp vjkjlt;b, dtnhtyyj ktnzotq
Dcktl pf ,scnhsv vbujv ;bpyb yfcnjzotq/
Yj yt ctneq, cnfhtw, ghfoeh kt,tlbysq:
Ns hjlbkcz d ckfdysq dtr Trfnthbys,
,sk tt kfcrftv wfhcrj/ herj/, —
Gfvznybrjd ujhls[ ,bndt gjl Xtcvj/,
,bndt ghb Rfuekt djpldb;tymt phtk ns;
C dtrjv Fktrcfylhf nb[j ecnfhtk ns;
B gjxnb cnjktnybq, d dtrtYbrjkfz
Dblbim, eufcfz, rfr dcz Hecm cdznfz
Drheu wfhtdjq cbks, — dtrjdjq ptktysq
Gk/om drheu cbks le,f, — dmtncz, gjl rjhjyjq
Wfhcrjq, jn jrhtcnys[ ,ehm bof pfobns/

Lyb ntrkb pf lyzvb/ Kt,tlm gjpf,snsq
Nfzk jlbyjrj; f vkfljt gktvz
D ievt htpdjq ;bpyb pf,sdfkj dhtvz///
Hfp chtlb b[ ievf hfplfkcz xeltcyj
Ujkjc, dc/ ghjypbdib ,tplye gjlyt,tcyjq;
Kt,tlb, ecksifd ujkjc, ghbcvbhtkb,
B cnhtvbvs nfqyjq cbkjq, gjktntkb
Y«f ujkjc: ghtl ybvb, dyjdm gjvjkjltksq,
Hfljcnyj dplsvfz gthmz uhelb ,tkjq,
Ujkjde yf ott ujhlj hfcghzvktyyjq
R yt,tcfv gjl]tvkz — dtcm djcgkfvtytyysq
Kt,tlm ,kfujhjlysq lytq Trfnthbys
Gtk, ghjofzcm c ;bpym/, ubvy cdjq kt,tlbysq!
F rjulf ljgtk jy — yf yt,j dpukzyedib-
B rhskfvb cbkmyj lhz[ksvb dpvf[yedib —
R yt,e, rfr dj dhtvz jyjt ,sdfkj,
Jy c ptvkb hdfyekcz/// b tuj yt cnfkj
D dscjnt/// b yfdpybxm c dscjns egfk jy;
B ghtrhfcty vthndsq yf [ht,nt [ht,nt kt;fk jy,
Ibhjrj hfcrbyed rhskmz, rfr ktnzobq,
D yt,tcf dgthzz dpjh e; ytujhzobq/