Николай ГумилевКончено время игры (В пути)

Николай Гумилев [gumilev]

Кончено время игры,
Дважды цветам не цвести.
Тень от гигантской горы
4 Пала на нашем пути.

Область унынья и слез —
Скалы с обеих сторон
И оголенный утес,
8 Где распростерся дракон.

Острый хребет его крут,
Вздох его — огненный смерч.
Люди его назовут
12 Сумрачным именем: Смерть.

Что ж, обратиться нам вспять,
Вспять повернуть корабли,
Чтобы опять испытать
16 Древнюю скудость земли?

Нет, ни за что, ни за что!
Значит, настала пора.
Лучше слепое Ничто,
20 Чем золотое Вчера!

Вынем же меч-кладенец,
Дар благосклонных наяд,
Чтоб обрести, наконец
24 Неотцветающий сад.

Другие анализы стихотворений Николая Гумилёва

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

оно вспять

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

554

Количество символов без пробелов

463

Количество слов

84

Количество уникальных слов

75

Количество значимых слов

25

Количество стоп-слов

25

Количество строк

24

Количество строф

6

Водность

70,2 %

Классическая тошнота

1,73

Академическая тошнота

6,1 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

оно

3

3,57 %

вспять

2

2,38 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Koncheno vremya igry

Nikolay Gumilev

V puti

Koncheno vremya igry,
Dvazhdy tsvetam ne tsvesti.
Ten ot gigantskoy gory
Pala na nashem puti.

Oblast unynya i slez —
Skaly s obeikh storon
I ogolenny utes,
Gde rasprostersya drakon.

Ostry khrebet yego krut,
Vzdokh yego — ognenny smerch.
Lyudi yego nazovut
Sumrachnym imenem: Smert.

Chto zh, obratitsya nam vspyat,
Vspyat povernut korabli,
Chtoby opyat ispytat
Drevnyuyu skudost zemli?

Net, ni za chto, ni za chto!
Znachit, nastala pora.
Luchshe slepoye Nichto,
Chem zolotoye Vchera!

Vynem zhe mech-kladenets,
Dar blagosklonnykh nayad,
Chtob obresti, nakonets
Neottsvetayushchy sad.

Rjyxtyj dhtvz buhs

Ybrjkfq Uevbktd

D genb

Rjyxtyj dhtvz buhs,
Ldf;ls wdtnfv yt wdtcnb/
Ntym jn ubufyncrjq ujhs
Gfkf yf yfitv genb/

J,kfcnm eysymz b cktp —
Crfks c j,tb[ cnjhjy
B jujktyysq entc,
Ult hfcghjcnthcz lhfrjy/

Jcnhsq [ht,tn tuj rhen,
Dplj[ tuj — juytyysq cvthx/
K/lb tuj yfpjden
Cevhfxysv bvtytv: Cvthnm/

Xnj ;, j,hfnbnmcz yfv dcgznm,
Dcgznm gjdthyenm rjhf,kb,
Xnj,s jgznm bcgsnfnm
Lhtdy// creljcnm ptvkb?

Ytn, yb pf xnj, yb pf xnj!
Pyfxbn, yfcnfkf gjhf/
Kexit cktgjt Ybxnj,
Xtv pjkjnjt Dxthf!

Dsytv ;t vtx-rkfltytw,
Lfh ,kfujcrkjyys[ yfzl,
Xnj, j,htcnb, yfrjytw
Ytjnwdtnf/obq cfl/