Анна АхматоваИ город весь стоит оледенелый (Воронеж)

Анна Ахматова [akhmatova]

И город весь стоит оледенелый.
Как под стеклом деревья, стены, снег.
По хрусталям я прохожу несмело.
4 Узорных санок так неверен бег.
А над Петром воронежским — вороны,
Да тополя, и свод светло-зеленый,
Размытый, мутный, в солнечной пыли,
8 И Куликовской битвой веют склоны
Могучей, победительной земли.
И тополя, как сдвинутые чаши,
Над нами сразу зазвенят сильней,
12 Как будто пьют за ликованье наше
На брачном пире тысячи гостей.
А в комнате опального поэта
Дежурят страх и муза в свой черед.
16 И ночь идет,
Которая не ведает рассвета.

Другие анализы стихотворений Анны Ахматовой

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

над тополь

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Заказать анализ за 100 рублей

Количество символов

531

Количество символов без пробелов

446

Количество слов

84

Количество уникальных слов

72

Количество значимых слов

31

Количество стоп-слов

27

Количество строк

17

Количество строф

1

Водность

63,1 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

5,0 %

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

над

2

2,38 %

тополь

2

2,38 %

Заказать анализ за 100 рублей

Комментарии

I gorod ves stoit oledenely

Anna Akhmatova

Voronezh

I gorod ves stoit oledenely.
Kak pod steklom derevya, steny, sneg.
Po khrustalyam ya prokhozhu nesmelo.
Uzornykh sanok tak neveren beg.
A nad Petrom voronezhskim — vorony,
Da topolya, i svod svetlo-zeleny,
Razmyty, mutny, v solnechnoy pyli,
I Kulikovskoy bitvoy veyut sklony
Moguchey, pobeditelnoy zemli.
I topolya, kak sdvinutye chashi,
Nad nami srazu zazvenyat silney,
Kak budto pyut za likovanye nashe
Na brachnom pire tysyachi gostey.
A v komnate opalnogo poeta
Dezhuryat strakh i muza v svoy chered.
I noch idet,
Kotoraya ne vedayet rassveta.

B ujhjl dtcm cnjbn jktltytksq

Fyyf F[vfnjdf

Djhjyt;

B ujhjl dtcm cnjbn jktltytksq/
Rfr gjl cntrkjv lthtdmz, cntys, cytu/
Gj [hecnfkzv z ghj[j;e ytcvtkj/
Epjhys[ cfyjr nfr ytdthty ,tu/
F yfl Gtnhjv djhjyt;crbv — djhjys,
Lf njgjkz, b cdjl cdtnkj-ptktysq,
Hfpvsnsq, venysq, d cjkytxyjq gskb,
B Rekbrjdcrjq ,bndjq dt/n crkjys
Vjuextq, gj,tlbntkmyjq ptvkb/
B njgjkz, rfr cldbyenst xfib,
Yfl yfvb chfpe pfpdtyzn cbkmytq,
Rfr ,elnj gm/n pf kbrjdfymt yfit
Yf ,hfxyjv gbht nsczxb ujcntq/
F d rjvyfnt jgfkmyjuj gj'nf
Lt;ehzn cnhf[ b vepf d cdjq xthtl/
B yjxm bltn,
Rjnjhfz yt dtlftn hfccdtnf/