Василий ЖуковскийГде ты, милый? Что с тобою (Людмила)

Василий Жуковский [zhukovsky]

«Где ты, милый? Что с тобою?
С чужеземною красою,
Знать, в далекой стороне
4 Изменил, неверный, мне;
Иль безвременно могила
Светлый взор твой угасила».
Так Людмила, приуныв,
8 К персям очи преклонив,
На распутии вздыхала.
«Возвратится ль он, — мечтала,
Из далеких, чуждых стран
12 С грозной ратию славян?»

Пыль туманит отдаленье;
Светит ратных ополченье;
Топот, ржание коней;
16 Трубный треск и стук мечей;
Прахом панцири покрыты;
Шлемы лаврами обвиты:
Близко, близко ратных строй;
20 Мчатся шумною толпой
Жены, чада, обрученны...
«Возвратились, незабвенны!..»
А Людмила? Ждет-пождет...
24 «Там дружину он ведет;

Сладкий час — соединенье!..»
Вот проходит ополченье;
Миновался ратных строй...
28 Где ж, Людмила, твой герой?
Где твоя, Людмила, радость?
Ах! прости, надежда-сладость!
Все погибло: друга нет.
32 Тихо в терем свой идет,
Томну голову склонила:
«Расступись, моя могила;
Гроб, откройся; полно жить:
36 Дважды сердцу не любить».

«Что с тобой, моя Людмила?
Мать со страхом возопила. —
О, спокой тебя творец!» —
40 «Милый друг, всему конец;
Что прошло — невозвратимо;
Небо к нам неумолимо;
Царь небесный нас забыл...
44 Мне ль он счастья не сулил?
Где ж обетов исполненье?
Где святое провиденье?
Нет, немилостив творец;
48 Все прости; всему конец».

«О Людмила, грех роптанье;
Скорбь — создателя посланье;
Зла создатель не творит;
52 Мертвых стон не воскресит». —
«Ах! родная, миновалось!
Сердце верить отказалось!
Я ль, с надеждой и мольбой,
56 Пред иконою святой
Не точила слез ручьями?
Нет, бесплодными мольбами
Не призвать минувших дней;
60 Не цвести душе моей.

Рано жизнью насладилась,
Рано жизнь моя затмилась,
Рано прежних лет краса.
64 Что взирать на небеса?
Что молить неумолимых?
Возвращу ль невозвратимых?» —
«Царь небес, то скорби глас!
68 Дочь, воспомни смертный час;
Кратко жизни сей страданье;
Рай — смиренным воздаянье,
Ад — бунтующим сердцам;
72 Будь послушна небесам».

«Что, родная, муки ада?
Что небесная награда?
С милым вместе — всюду рай;
76 С милым розно — райский край
Безотрадная обитель.
Нет, забыл меня спаситель!» —
Так Людмила жизнь кляла,
80 Так творца на суд звала...
Вот уж солнце за горами;
Вот усыпала звездами
Ночь спокойный свод небес;
84 Мрачен дол, и мрачен лес.

Вот и месяц величавый
Встал над тихою дубравой:
То из облака блеснет,
88 То за облако зайдет;
С гор простерты длинны тени;
И лесов дремучих сени,
И зорцало зыбких вод,
92 И небес далекий свод
В светлый сумрак облеченны...
Спят пригорки отдаленны,
Бор заснул, долина спит...
96 Чу!.. полночный час звучит.

Потряслись дубов вершины;
Вот повеял от долины
Перелетный ветерок...
100 Скачет по полю ездок:
Борзый конь и ржет и пышет.
Вдруг... идут... (Людмила слышит)
На чугунное крыльцо...
104 Тихо брякнуло кольцо...
Тихим шепотом сказали...
(Все в ней жилки задрожали.)
То знакомый голос был,
108 То ей милый говорил:

«Спит иль нет моя Людмила?
Помнит друга иль забыла?
Весела иль слезы льет?
112 Встань, жених тебя зовет». —
«Ты ль? Откуда в час полночи?
Ах! едва прискорбны очи
Не потухнули от слез.
116 Знать, тронулся царь небес
Бедной девицы тоскою?
Точно ль милый предо мною?
Где же был? Какой судьбой
120 Ты опять в стране родной?»

«Близ Наревы дом мой тесный.
Только месяц поднебесный
Над долиною взойдет,
124 Лишь полночный час пробьет —
Мы коней своих седлаем,
Темны кельи покидаем.
Поздно я пустился в путь.
128 Ты моя; моею будь...
Чу! совы пустынной крики.
Слышишь? Пенье, брачны лики.
Слышишь? Борзый конь заржал.
132 Едем, едем, час настал».

«Переждем хоть время ночи;
Ветер встал от полуночи;
Хладно в поле, бор шумит;
136 Месяц тучами закрыт». —
«Ветер буйный перестанет:
Стихнет бор, луна проглянет;
Едем, нам сто верст езды.
140 Слышишь? Конь грызет бразды,
Бьет копытом с нетерпенья.
Миг нам страшен замедленья;
Краткий, краткий дан мне срок;
144 Едем, едем, путь далек».

«Ночь давно ли наступила?
Полночь только что пробила.
Слышишь? Колокол гудит». —
148 «Ветер стихнул; бор молчит;
Месяц в водный ток глядится:
Мигом борзый конь домчится».
«Где ж, скажи, твой тесный дом?»
152 «Там, в Литве, краю чужом:
Хладен, тих, уединенный,
Свежим дерном покровенный;
Саван, крест, и шесть досток.
156 Едем, едем, путь далек».

Мчатся всадник и Людмила.
Робко дева обхватила
Друга нежною рукой,
160 Прислонясь к нему главой.
Скоком, летом по долинам,
По буграм и по равнинам;
Пышет конь, земля дрожит;
164 Брызжут искры от копыт;
Пыль катится вслед клубами;
Скичут мимо них рядами
Рвы, поля, бугры, кусты:
168 С громом зыблются мосты.

«Светит месяц, дол сребрится:
Мертвый с девицею мчится;
Путь их к келье гробовой.
172 Страшно ль, девица, со мной?» —
«Что до мертвых? что до гроба?
Мертвых дом земли утроба». —
«Чу! в лесу потрясся лист.
176 Чу! в глуши раздался свист.
Черный ворон встрепенулся;
Вздрогнул конь и отшатнулся;
Вспыхнул в поле огонек». —
180 «Близко ль, милый?» — «Путь далек».

Слышат шорох тихих теней:
В час полуночных видений,
В дыме облака, толпой,
184 Прах оставя гробовой
С поздним месяца восходом,
Легким, светлым хороводом
В цепь воздушную свились;
188 Вот за ними понеслись;
Вот поют воздушны лики:
Будто в листьях повилики
Вьется легкий ветерок;
192 Будто плещет ручеек.

«Светит месяц, дол сребрится;
Мертвый с девицею мчится;
Путь их к келье гробовой.
196 Страшно ль, девица, со мной?» —
«Что до мертвых? что до гроба?
Мертвых дом земли утроба». —
«Конь, мой конь, бежит песок;
200 Чую ранний ветерок;
Конь, мой конь, быстрее мчися;
Звезды утренни зажглися,
Месяц в облаке потух.
204 Конь, мой конь, кричит петух».

«Близко ль, милый?» — «Вот примчались».
Слышат: сосны зашатались;
Слышат: спал с ворот запор;
208 Борзый конь стрелой на двор.
Что же, что в очах Людмилы?
Камней ряд, кресты, могилы,
И среди них божий мрам.
212 Конь несется по гробам;
Стены звонкий вторят топот;
И в траве чуть слышный шепот,
Как усопших тихий глас...
216 Вот денница занялась.

Что же чудится Людмиле?..
К свежей конь примчась могиле
Бух в нее и с седоком.
220 Вдруг — глухой подземный гром;
Страшно доски затрещали;
Кости в кости застучали;
Пыль взвилася; обруч хлоп;
224 Тихо, тихо вскрылся гроб...
Что же, что в очах Людмилы?..
Ах, невеста, где твой милый?
Где венчальный твой венец?
228 Дом твой — гроб; жених — мертвец.

Видит труп оцепенелый;
Прям, недвижим, посинелый,
Длинным саваном обвит.
232 Страшен милый прежде вид;
Впалы мертвые ланиты;
Мутен взор полуоткрытый;
Руки сложены крестом.
236 Вдруг привстал... манит перстом...
«Кончен путь: ко мне, Людмила;
Нам постель — темна могила;
Завес — саван гробовой;
240 Сладко спать в земле сырой».

Что ж Людмила?.. Каменеет,
Меркнут очи, кровь хладеет,
Пала мертвая на прах.
244 Стон и вопли в облаках;
Визг и скрежет под землею;
Вдруг усопшие толпою
Потянулись из могил;
248 Тихий, страшный хор завыл:
«Смертных ропот безрассуден;
Царь всевышний правосуден;
Твой услышал стон творец:
252 Час твой бил, настал конец».

Другие анализы стихотворений Василия Жуковского

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

мертвый твой тихий час милый месяц слышать ехать конь людмила

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

6 589

Количество символов без пробелов

5 539

Количество слов

1 001

Количество уникальных слов

517

Количество значимых слов

381

Количество стоп-слов

263

Количество строк

252

Количество строф

21

Водность

61,9 %

Классическая тошнота

4,12

Академическая тошнота

6,2 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

конь

17

1,70 %

людмила

15

1,50 %

милый

10

1,00 %

тихий

10

1,00 %

мертвый

9

0,90 %

твой

9

0,90 %

месяц

8

0,80 %

слышать

8

0,80 %

час

8

0,80 %

ехать

7

0,70 %

небо

7

0,70 %

путь

7

0,70 %

гроб

6

0,60 %

далекий

6

0,60 %

могила

6

0,60 %

девица

5

0,50 %

земля

5

0,50 %

облако

5

0,50 %

око

5

0,50 %

близко

4

0,40 %

бор

4

0,40 %

борзый

4

0,40 %

вдруг

4

0,40 %

гробовой

4

0,40 %

долина

4

0,40 %

иль

4

0,40 %

мчаться

4

0,40 %

мыть

4

0,40 %

творец

4

0,40 %

царь

4

0,40 %

ветер

3

0,30 %

ветерок

3

0,30 %

все

3

0,30 %

встать

3

0,30 %

дол

3

0,30 %

забыть

3

0,30 %

иза

3

0,30 %

келья

3

0,30 %

конец

3

0,30 %

краткий

3

0,30 %

крест

3

0,30 %

ночь

3

0,30 %

полночь

3

0,30 %

прах

3

0,30 %

пыль

3

0,30 %

рано

3

0,30 %

ратный

3

0,30 %

родной

3

0,30 %

саван

3

0,30 %

светить

3

0,30 %

светлый

3

0,30 %

сердце

3

0,30 %

слеза

3

0,30 %

спать

3

0,30 %

стон

3

0,30 %

страшно

3

0,30 %

толпа

3

0,30 %

бить

2

0,20 %

бугор

2

0,20 %

будто

2

0,20 %

взор

2

0,20 %

возвратиться

2

0,20 %

воздушный

2

0,20 %

глас

2

0,20 %

гор

2

0,20 %

гром

2

0,20 %

длинный

2

0,20 %

жених

2

0,20 %

звать

2

0,20 %

звезда

2

0,20 %

знать

2

0,20 %

копыто

2

0,20 %

костить

2

0,20 %

край

2

0,20 %

краса

2

0,20 %

легкий

2

0,20 %

лес

2

0,20 %

лика

2

0,20 %

лист

2

0,20 %

миг

2

0,20 %

миноваться

2

0,20 %

мольба

2

0,20 %

мрачный

2

0,20 %

над

2

0,20 %

настать

2

0,20 %

небесный

2

0,20 %

невозвратимый

2

0,20 %

неумолимый

2

0,20 %

обвить

2

0,20 %

ополчение

2

0,20 %

полночный

2

0,20 %

поля

2

0,20 %

потрястись

2

0,20 %

потухнуть

2

0,20 %

пробить

2

0,20 %

простить

2

0,20 %

пыхать

2

0,20 %

рай

2

0,20 %

ряд

2

0,20 %

свод

2

0,20 %

скорбь

2

0,20 %

сладкий

2

0,20 %

смертный

2

0,20 %

создатель

2

0,20 %

спить

2

0,20 %

сребриться

2

0,20 %

стихнуть

2

0,20 %

страна

2

0,20 %

страшить

2

0,20 %

строй

2

0,20 %

темный

2

0,20 %

тесный

2

0,20 %

топот

2

0,20 %

усопший

2

0,20 %

утроба

2

0,20 %

хладный

2

0,20 %

шепот

2

0,20 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Gde ty, mily? Chto s toboyu

Vasily Zhukovsky

Lyudmila

«Gde ty, mily? Chto s toboyu?
S chuzhezemnoyu krasoyu,
Znat, v dalekoy storone
Izmenil, neverny, mne;
Il bezvremenno mogila
Svetly vzor tvoy ugasila».
Tak Lyudmila, priunyv,
K persyam ochi prekloniv,
Na rasputii vzdykhala.
«Vozvratitsya l on, — mechtala,
Iz dalekikh, chuzhdykh stran
S groznoy ratiyu slavyan?»

Pyl tumanit otdalenye;
Svetit ratnykh opolchenye;
Topot, rzhaniye koney;
Trubny tresk i stuk mechey;
Prakhom pantsiri pokryty;
Shlemy lavrami obvity:
Blizko, blizko ratnykh stroy;
Mchatsya shumnoyu tolpoy
Zheny, chada, obruchenny...
«Vozvratilis, nezabvenny!..»
A Lyudmila? Zhdet-pozhdet...
«Tam druzhinu on vedet;

Sladky chas — soyedinenye!..»
Vot prokhodit opolchenye;
Minovalsya ratnykh stroy...
Gde zh, Lyudmila, tvoy geroy?
Gde tvoya, Lyudmila, radost?
Akh! prosti, nadezhda-sladost!
Vse pogiblo: druga net.
Tikho v terem svoy idet,
Tomnu golovu sklonila:
«Rasstupis, moya mogila;
Grob, otkroysya; polno zhit:
Dvazhdy serdtsu ne lyubit».

«Chto s toboy, moya Lyudmila?
Mat so strakhom vozopila. —
O, spokoy tebya tvorets!» —
«Mily drug, vsemu konets;
Chto proshlo — nevozvratimo;
Nebo k nam neumolimo;
Tsar nebesny nas zabyl...
Mne l on schastya ne sulil?
Gde zh obetov ispolnenye?
Gde svyatoye providenye?
Net, nemilostiv tvorets;
Vse prosti; vsemu konets».

«O Lyudmila, grekh roptanye;
Skorb — sozdatelya poslanye;
Zla sozdatel ne tvorit;
Mertvykh ston ne voskresit». —
«Akh! rodnaya, minovalos!
Serdtse verit otkazalos!
Ya l, s nadezhdoy i molboy,
Pred ikonoyu svyatoy
Ne tochila slez ruchyami?
Net, besplodnymi molbami
Ne prizvat minuvshikh dney;
Ne tsvesti dushe moyey.

Rano zhiznyu nasladilas,
Rano zhizn moya zatmilas,
Rano prezhnikh let krasa.
Chto vzirat na nebesa?
Chto molit neumolimykh?
Vozvrashchu l nevozvratimykh?» —
«Tsar nebes, to skorbi glas!
Doch, vospomni smertny chas;
Kratko zhizni sey stradanye;
Ray — smirennym vozdayanye,
Ad — buntuyushchim serdtsam;
Bud poslushna nebesam».

«Chto, rodnaya, muki ada?
Chto nebesnaya nagrada?
S milym vmeste — vsyudu ray;
S milym rozno — raysky kray
Bezotradnaya obitel.
Net, zabyl menya spasitel!» —
Tak Lyudmila zhizn klyala,
Tak tvortsa na sud zvala...
Vot uzh solntse za gorami;
Vot usypala zvezdami
Noch spokoyny svod nebes;
Mrachen dol, i mrachen les.

Vot i mesyats velichavy
Vstal nad tikhoyu dubravoy:
To iz oblaka blesnet,
To za oblako zaydet;
S gor prosterty dlinny teni;
I lesov dremuchikh seni,
I zortsalo zybkikh vod,
I nebes daleky svod
V svetly sumrak oblechenny...
Spyat prigorki otdalenny,
Bor zasnul, dolina spit...
Chu!.. polnochny chas zvuchit.

Potryaslis dubov vershiny;
Vot poveyal ot doliny
Pereletny veterok...
Skachet po polyu yezdok:
Borzy kon i rzhet i pyshet.
Vdrug... idut... (Lyudmila slyshit)
Na chugunnoye kryltso...
Tikho bryaknulo koltso...
Tikhim shepotom skazali...
(Vse v ney zhilki zadrozhali.)
To znakomy golos byl,
To yey mily govoril:

«Spit il net moya Lyudmila?
Pomnit druga il zabyla?
Vesela il slezy lyet?
Vstan, zhenikh tebya zovet». —
«Ty l? Otkuda v chas polnochi?
Akh! yedva priskorbny ochi
Ne potukhnuli ot slez.
Znat, tronulsya tsar nebes
Bednoy devitsy toskoyu?
Tochno l mily predo mnoyu?
Gde zhe byl? Kakoy sudboy
Ty opyat v strane rodnoy?»

«Bliz Narevy dom moy tesny.
Tolko mesyats podnebesny
Nad dolinoyu vzoydet,
Lish polnochny chas probyet —
My koney svoikh sedlayem,
Temny kelyi pokidayem.
Pozdno ya pustilsya v put.
Ty moya; moyeyu bud...
Chu! sovy pustynnoy kriki.
Slyshish? Penye, brachny liki.
Slyshish? Borzy kon zarzhal.
Yedem, yedem, chas nastal».

«Perezhdem khot vremya nochi;
Veter vstal ot polunochi;
Khladno v pole, bor shumit;
Mesyats tuchami zakryt». —
«Veter buyny perestanet:
Stikhnet bor, luna proglyanet;
Yedem, nam sto verst yezdy.
Slyshish? Kon gryzet brazdy,
Byet kopytom s neterpenya.
Mig nam strashen zamedlenya;
Kratky, kratky dan mne srok;
Yedem, yedem, put dalek».

«Noch davno li nastupila?
Polnoch tolko chto probila.
Slyshish? Kolokol gudit». —
«Veter stikhnul; bor molchit;
Mesyats v vodny tok glyaditsya:
Migom borzy kon domchitsya».
«Gde zh, skazhi, tvoy tesny dom?»
«Tam, v Litve, krayu chuzhom:
Khladen, tikh, uyedinenny,
Svezhim dernom pokrovenny;
Savan, krest, i shest dostok.
Yedem, yedem, put dalek».

Mchatsya vsadnik i Lyudmila.
Robko deva obkhvatila
Druga nezhnoyu rukoy,
Prislonyas k nemu glavoy.
Skokom, letom po dolinam,
Po bugram i po ravninam;
Pyshet kon, zemlya drozhit;
Bryzzhut iskry ot kopyt;
Pyl katitsya vsled klubami;
Skichut mimo nikh ryadami
Rvy, polya, bugry, kusty:
S gromom zyblyutsya mosty.

«Svetit mesyats, dol srebritsya:
Mertvy s devitseyu mchitsya;
Put ikh k kelye grobovoy.
Strashno l, devitsa, so mnoy?» —
«Chto do mertvykh? chto do groba?
Mertvykh dom zemli utroba». —
«Chu! v lesu potryassya list.
Chu! v glushi razdalsya svist.
Cherny voron vstrepenulsya;
Vzdrognul kon i otshatnulsya;
Vspykhnul v pole ogonek». —
«Blizko l, mily?» — «Put dalek».

Slyshat shorokh tikhikh teney:
V chas polunochnykh videny,
V dyme oblaka, tolpoy,
Prakh ostavya grobovoy
S pozdnim mesyatsa voskhodom,
Legkim, svetlym khorovodom
V tsep vozdushnuyu svilis;
Vot za nimi poneslis;
Vot poyut vozdushny liki:
Budto v listyakh poviliki
Vyetsya legky veterok;
Budto pleshchet rucheyek.

«Svetit mesyats, dol srebritsya;
Mertvy s devitseyu mchitsya;
Put ikh k kelye grobovoy.
Strashno l, devitsa, so mnoy?» —
«Chto do mertvykh? chto do groba?
Mertvykh dom zemli utroba». —
«Kon, moy kon, bezhit pesok;
Chuyu ranny veterok;
Kon, moy kon, bystreye mchisya;
Zvezdy utrenni zazhglisya,
Mesyats v oblake potukh.
Kon, moy kon, krichit petukh».

«Blizko l, mily?» — «Vot primchalis».
Slyshat: sosny zashatalis;
Slyshat: spal s vorot zapor;
Borzy kon streloy na dvor.
Chto zhe, chto v ochakh Lyudmily?
Kamney ryad, kresty, mogily,
I sredi nikh bozhy mram.
Kon nesetsya po grobam;
Steny zvonky vtoryat topot;
I v trave chut slyshny shepot,
Kak usopshikh tikhy glas...
Vot dennitsa zanyalas.

Chto zhe chuditsya Lyudmile?..
K svezhey kon primchas mogile
Bukh v neye i s sedokom.
Vdrug — glukhoy podzemny grom;
Strashno doski zatreshchali;
Kosti v kosti zastuchali;
Pyl vzvilasya; obruch khlop;
Tikho, tikho vskrylsya grob...
Chto zhe, chto v ochakh Lyudmily?..
Akh, nevesta, gde tvoy mily?
Gde venchalny tvoy venets?
Dom tvoy — grob; zhenikh — mertvets.

Vidit trup otsepenely;
Pryam, nedvizhim, posinely,
Dlinnym savanom obvit.
Strashen mily prezhde vid;
Vpaly mertvye lanity;
Muten vzor poluotkryty;
Ruki slozheny krestom.
Vdrug privstal... manit perstom...
«Konchen put: ko mne, Lyudmila;
Nam postel — temna mogila;
Zaves — savan grobovoy;
Sladko spat v zemle syroy».

Chto zh Lyudmila?.. Kameneyet,
Merknut ochi, krov khladeyet,
Pala mertvaya na prakh.
Ston i vopli v oblakakh;
Vizg i skrezhet pod zemleyu;
Vdrug usopshiye tolpoyu
Potyanulis iz mogil;
Tikhy, strashny khor zavyl:
«Smertnykh ropot bezrassuden;
Tsar vsevyshny pravosuden;
Tvoy uslyshal ston tvorets:
Chas tvoy bil, nastal konets».

Ult ns, vbksq? Xnj c nj,j/

Dfcbkbq ;erjdcrbq

K/lvbkf

«Ult ns, vbksq? Xnj c nj,j/?
C xe;tptvyj/ rhfcj/,
Pyfnm, d lfktrjq cnjhjyt
Bpvtybk, ytdthysq, vyt;
Bkm ,tpdhtvtyyj vjubkf
Cdtnksq dpjh ndjq eufcbkf»/
Nfr K/lvbkf, ghbeysd,
R gthczv jxb ghtrkjybd,
Yf hfcgenbb dpls[fkf/
«Djpdhfnbncz km jy, — vtxnfkf,
Bp lfktrb[, xe;ls[ cnhfy
C uhjpyjq hfnb/ ckfdzy?»

Gskm nevfybn jnlfktymt;
Cdtnbn hfnys[ jgjkxtymt;
Njgjn, h;fybt rjytq;
Nhe,ysq nhtcr b cner vtxtq;
Ghf[jv gfywbhb gjrhsns;
Iktvs kfdhfvb j,dbns:
,kbprj, ,kbprj hfnys[ cnhjq;
Vxfncz ievyj/ njkgjq
;tys, xflf, j,hextyys///
«Djpdhfnbkbcm, ytpf,dtyys!//»
F K/lvbkf? ;ltn-gj;ltn///
«Nfv lhe;bye jy dtltn;

Ckflrbq xfc — cjtlbytymt!//»
Djn ghj[jlbn jgjkxtymt;
Vbyjdfkcz hfnys[ cnhjq///
Ult ;, K/lvbkf, ndjq uthjq?
Ult ndjz, K/lvbkf, hfljcnm?
F[! ghjcnb, yflt;lf-ckfljcnm!
Dct gjub,kj: lheuf ytn/
Nb[j d nthtv cdjq bltn,
Njvye ujkjde crkjybkf:
«Hfccnegbcm, vjz vjubkf;
Uhj,, jnrhjqcz; gjkyj ;bnm:
Ldf;ls cthlwe yt k/,bnm»/

«Xnj c nj,jq, vjz K/lvbkf?
Vfnm cj cnhf[jv djpjgbkf/ —
J, cgjrjq nt,z ndjhtw!» —
«Vbksq lheu, dctve rjytw;
Xnj ghjikj — ytdjpdhfnbvj;
Yt,j r yfv ytevjkbvj;
Wfhm yt,tcysq yfc pf,sk///
Vyt km jy cxfcnmz yt cekbk?
Ult ; j,tnjd bcgjkytymt?
Ult cdznjt ghjdbltymt?
Ytn, ytvbkjcnbd ndjhtw;
Dct ghjcnb; dctve rjytw»/

«J K/lvbkf, uht[ hjgnfymt;
Crjh,m — cjplfntkz gjckfymt;
Pkf cjplfntkm yt ndjhbn;
Vthnds[ cnjy yt djcrhtcbn»/ —
«F[! hjlyfz, vbyjdfkjcm!
Cthlwt dthbnm jnrfpfkjcm!
Z km, c yflt;ljq b vjkm,jq,
Ghtl brjyj/ cdznjq
Yt njxbkf cktp hexmzvb?
Ytn, ,tcgkjlysvb vjkm,fvb
Yt ghbpdfnm vbyedib[ lytq;
Yt wdtcnb leit vjtq/

Hfyj ;bpym/ yfckflbkfcm,
Hfyj ;bpym vjz pfnvbkfcm,
Hfyj ght;yb[ ktn rhfcf/
Xnj dpbhfnm yf yt,tcf?
Xnj vjkbnm ytevjkbvs[?
Djpdhfoe km ytdjpdhfnbvs[?» —
«Wfhm yt,tc, nj crjh,b ukfc!
Ljxm, djcgjvyb cvthnysq xfc;
Rhfnrj ;bpyb ctq cnhflfymt;
Hfq — cvbhtyysv djplfzymt,
Fl — ,eyne/obv cthlwfv;
,elm gjckeiyf yt,tcfv»/

«Xnj, hjlyfz, verb flf?
Xnj yt,tcyfz yfuhflf?
C vbksv dvtcnt — dc/le hfq;
C vbksv hjpyj — hfqcrbq rhfq
,tpjnhflyfz j,bntkm/
Ytn, pf,sk vtyz cgfcbntkm!» —
Nfr K/lvbkf ;bpym rkzkf,
Nfr ndjhwf yf cel pdfkf///
Djn e; cjkywt pf ujhfvb;
Djn ecsgfkf pdtplfvb
Yjxm cgjrjqysq cdjl yt,tc;
Vhfxty ljk, b vhfxty ktc/

Djn b vtczw dtkbxfdsq
Dcnfk yfl nb[j/ le,hfdjq:
Nj bp j,kfrf ,ktcytn,
Nj pf j,kfrj pfqltn;
C ujh ghjcnthns lkbyys ntyb;
B ktcjd lhtvexb[ ctyb,
B pjhwfkj ps,rb[ djl,
B yt,tc lfktrbq cdjl
D cdtnksq cevhfr j,ktxtyys///
Cgzn ghbujhrb jnlfktyys,
,jh pfcyek, ljkbyf cgbn///
Xe!// gjkyjxysq xfc pdexbn/

Gjnhzckbcm le,jd dthibys;
Djn gjdtzk jn ljkbys
Gthtktnysq dtnthjr///
Crfxtn gj gjk/ tpljr:
,jhpsq rjym b h;tn b gsitn/
Dlheu/// blen/// (K/lvbkf cksibn)
Yf xeueyyjt rhskmwj///
Nb[j ,hzryekj rjkmwj///
Nb[bv itgjnjv crfpfkb///
(Dct d ytq ;bkrb pflhj;fkb/)
Nj pyfrjvsq ujkjc ,sk,
Nj tq vbksq ujdjhbk:

«Cgbn bkm ytn vjz K/lvbkf?
Gjvybn lheuf bkm pf,skf?
Dtctkf bkm cktps kmtn?
Dcnfym, ;tyb[ nt,z pjdtn»/ —
«Ns km? Jnrelf d xfc gjkyjxb?
F[! tldf ghbcrjh,ys jxb
Yt gjne[yekb jn cktp/
Pyfnm, nhjyekcz wfhm yt,tc
,tlyjq ltdbws njcrj/?
Njxyj km vbksq ghtlj vyj/?
Ult ;t ,sk? Rfrjq celm,jq
Ns jgznm d cnhfyt hjlyjq?»

«,kbp Yfhtds ljv vjq ntcysq/
Njkmrj vtczw gjlyt,tcysq
Yfl ljkbyj/ dpjqltn,
Kbim gjkyjxysq xfc ghj,mtn —
Vs rjytq cdjb[ ctlkftv,
Ntvys rtkmb gjrblftv/
Gjplyj z gecnbkcz d genm/
Ns vjz; vjt/ ,elm///
Xe! cjds gecnsyyjq rhbrb/
Cksibim? Gtymt, ,hfxys kbrb/
Cksibim? ,jhpsq rjym pfh;fk/
Tltv, tltv, xfc yfcnfk»/

«Gtht;ltv [jnm dhtvz yjxb;
Dtnth dcnfk jn gjkeyjxb;
[kflyj d gjkt, ,jh ievbn;
Vtczw nexfvb pfrhsn»/ —
«Dtnth ,eqysq gthtcnfytn:
Cnb[ytn ,jh, keyf ghjukzytn;
Tltv, yfv cnj dthcn tpls/
Cksibim? Rjym uhsptn ,hfpls,
,mtn rjgsnjv c ytnthgtymz/
Vbu yfv cnhfity pfvtlktymz;
Rhfnrbq, rhfnrbq lfy vyt chjr;
Tltv, tltv, genm lfktr»/

«Yjxm lfdyj kb yfcnegbkf?
Gjkyjxm njkmrj xnj ghj,bkf/
Cksibim? Rjkjrjk uelbn»/ —
«Dtnth cnb[yek; ,jh vjkxbn;
Vtczw d djlysq njr ukzlbncz:
Vbujv ,jhpsq rjym ljvxbncz»/
«Ult ;, crf;b, ndjq ntcysq ljv?»
«Nfv, d Kbndt, rhf/ xe;jv:
[kflty, nb[, etlbytyysq,
Cdt;bv lthyjv gjrhjdtyysq;
Cfdfy, rhtcn, b itcnm ljcnjr/
Tltv, tltv, genm lfktr»/

Vxfncz dcflybr b K/lvbkf/
Hj,rj ltdf j,[dfnbkf
Lheuf yt;yj/ herjq,
Ghbckjyzcm r ytve ukfdjq/
Crjrjv, ktnjv gj ljkbyfv,
Gj ,euhfv b gj hfdybyfv;
Gsitn rjym, ptvkz lhj;bn;
,hsp;en bcrhs jn rjgsn;
Gskm rfnbncz dcktl rke,fvb;
Crbxen vbvj yb[ hzlfvb
Hds, gjkz, ,euhs, recns:
C uhjvjv ps,k/ncz vjcns/

«Cdtnbn vtczw, ljk cht,hbncz:
Vthndsq c ltdbwt/ vxbncz;
Genm b[ r rtkmt uhj,jdjq/
Cnhfiyj km, ltdbwf, cj vyjq?» —
«Xnj lj vthnds[? xnj lj uhj,f?
Vthnds[ ljv ptvkb enhj,f»/ —
«Xe! d ktce gjnhzccz kbcn/
Xe! d ukeib hfplfkcz cdbcn/
Xthysq djhjy dcnhtgtyekcz;
Dplhjuyek rjym b jnifnyekcz;
Dcgs[yek d gjkt jujytr»/ —
«,kbprj km, vbksq?» — «Genm lfktr»/

Cksifn ijhj[ nb[b[ ntytq:
D xfc gjkeyjxys[ dbltybq,
D lsvt j,kfrf, njkgjq,
Ghf[ jcnfdz uhj,jdjq
C gjplybv vtczwf djc[jljv,
Kturbv, cdtnksv [jhjdjljv
D wtgm djpleiye/ cdbkbcm;
Djn pf ybvb gjytckbcm;
Djn gj/n djpleiys kbrb:
,elnj d kbcnmz[ gjdbkbrb
Dmtncz kturbq dtnthjr;
,elnj gktotn hexttr/

«Cdtnbn vtczw, ljk cht,hbncz;
Vthndsq c ltdbwt/ vxbncz;
Genm b[ r rtkmt uhj,jdjq/
Cnhfiyj km, ltdbwf, cj vyjq?» —
«Xnj lj vthnds[? xnj lj uhj,f?
Vthnds[ ljv ptvkb enhj,f»/ —
«Rjym, vjq rjym, ,t;bn gtcjr;
Xe/ hfyybq dtnthjr;
Rjym, vjq rjym, ,scnhtt vxbcz;
Pdtpls enhtyyb pf;ukbcz,
Vtczw d j,kfrt gjne[/
Rjym, vjq rjym, rhbxbn gtne[»/

«,kbprj km, vbksq?» — «Djn ghbvxfkbcm»/
Cksifn: cjcys pfifnfkbcm;
Cksifn: cgfk c djhjn pfgjh;
,jhpsq rjym cnhtkjq yf ldjh/
Xnj ;t, xnj d jxf[ K/lvbks?
Rfvytq hzl, rhtcns, vjubks,
B chtlb yb[ ,j;bq vhfv/
Rjym ytctncz gj uhj,fv;
Cntys pdjyrbq dnjhzn njgjn;
B d nhfdt xenm cksiysq itgjn,
Rfr ecjgib[ nb[bq ukfc///
Djn ltyybwf pfyzkfcm/

Xnj ;t xelbncz K/lvbkt?//
R cdt;tq rjym ghbvxfcm vjubkt
,e[ d ytt b c ctljrjv/
Dlheu — uke[jq gjlptvysq uhjv;
Cnhfiyj ljcrb pfnhtofkb;
Rjcnb d rjcnb pfcnexfkb;
Gskm dpdbkfcz; j,hex [kjg;
Nb[j, nb[j dcrhskcz uhj,///
Xnj ;t, xnj d jxf[ K/lvbks?//
F[, ytdtcnf, ult ndjq vbksq?
Ult dtyxfkmysq ndjq dtytw?
Ljv ndjq — uhj,; ;tyb[ — vthndtw/

Dblbn nheg jwtgtytksq;
Ghzv, ytldb;bv, gjcbytksq,
Lkbyysv cfdfyjv j,dbn/
Cnhfity vbksq ght;lt dbl;
Dgfks vthndst kfybns;
Venty dpjh gjkejnrhsnsq;
Herb ckj;tys rhtcnjv/
Dlheu ghbdcnfk/// vfybn gthcnjv///
«Rjyxty genm: rj vyt, K/lvbkf;
Yfv gjcntkm — ntvyf vjubkf;
Pfdtc — cfdfy uhj,jdjq;
Ckflrj cgfnm d ptvkt cshjq»/

Xnj ; K/lvbkf?// Rfvtyttn,
Vthryen jxb, rhjdm [kflttn,
Gfkf vthndfz yf ghf[/
Cnjy b djgkb d j,kfrf[;
Dbpu b crht;tn gjl ptvkt/;
Dlheu ecjgibt njkgj/
Gjnzyekbcm bp vjubk;
Nb[bq, cnhfiysq [jh pfdsk:
«Cvthnys[ hjgjn ,tphfccelty;
Wfhm dctdsiybq ghfdjcelty;
Ndjq ecksifk cnjy ndjhtw:
Xfc ndjq ,bk, yfcnfk rjytw»/