Марина ЦветаеваДумали — человек

Марина Цветаева [tsvetayeva]

Думали — человек!
И умереть заставили.
Умер теперь, навек.
4 — Плачьте о мертвом ангеле!

Она на закате дня
Пел красоту вечернюю.
Три восковых огня
8 Треплются, лицемерные.

Шли от него лучи —
Жаркие струны по снегу!
Три восковых свечи —
12 Солнцу-то! Светоносному!

О поглядите, как
Веки ввалились темные!
О поглядите, как
16 Крылья его поломаны!

Черный читает чтец,
Крестятся руки праздные...
— Мертвый лежит певец
20 И воскресенье празднует.

Другие анализы стихотворений Марины Цветаевой

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

мертвый оно умереть три восковой поглядеть

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

433

Количество символов без пробелов

363

Количество слов

61

Количество уникальных слов

51

Количество значимых слов

20

Количество стоп-слов

17

Количество строк

20

Количество строф

5

Водность

67,2 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

11,1 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

восковой

2

3,28 %

мертвый

2

3,28 %

оно

2

3,28 %

поглядеть

2

3,28 %

три

2

3,28 %

умереть

2

3,28 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Dumali — chelovek

Marina Tsvetayeva

* * *

Dumali — chelovek!
I umeret zastavili.
Umer teper, navek.
— Plachte o mertvom angele!

Ona na zakate dnya
Pel krasotu vechernyuyu.
Tri voskovykh ognya
Treplyutsya, litsemernye.

Shli ot nego luchi —
Zharkiye struny po snegu!
Tri voskovykh svechi —
Solntsu-to! Svetonosnomu!

O poglyadite, kak
Veki vvalilis temnye!
O poglyadite, kak
Krylya yego polomany!

Cherny chitayet chtets,
Krestyatsya ruki prazdnye...
— Mertvy lezhit pevets
I voskresenye prazdnuyet.

Levfkb — xtkjdtr

Vfhbyf Wdtnftdf

* * *

Levfkb — xtkjdtr!
B evthtnm pfcnfdbkb/
Evth ntgthm, yfdtr/
— Gkfxmnt j vthndjv fyutkt!

Jyf yf pfrfnt lyz
Gtk rhfcjne dtxthy///
Nhb djcrjds[ juyz
Nhtgk/ncz, kbwtvthyst/

Ikb jn ytuj kexb —
;fhrbt cnheys gj cytue!
Nhb djcrjds[ cdtxb —
Cjkywe-nj! Cdtnjyjcyjve!

J gjukzlbnt, rfr
Dtrb ddfkbkbcm ntvyst!
J gjukzlbnt, rfr
Rhskmz tuj gjkjvfys!

Xthysq xbnftn xntw,
Rhtcnzncz herb ghfplyst///
— Vthndsq kt;bn gtdtw
B djcrhtctymt ghfplyetn/