Александр ПушкинДуховной жаждою томим (Пророк)

Александр Пушкин [pushkin]

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
4 На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
8 Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
12 И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
16 И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
20 Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
24 Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
28 Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

Другие анализы стихотворений Александра Пушкина

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

сердце пустыня грудь уста коснуться зеница

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

780

Количество символов без пробелов

646

Количество слов

132

Количество уникальных слов

91

Количество значимых слов

56

Количество стоп-слов

48

Количество строк

30

Количество строф

1

Водность

57,6 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

5,8 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

грудь

2

1,52 %

зеница

2

1,52 %

коснуться

2

1,52 %

пустыня

2

1,52 %

сердце

2

1,52 %

уста

2

1,52 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Dukhovnoy zhazhdoyu tomim

Aleksandr Pushkin

Prorok

Dukhovnoy zhazhdoyu tomim,
V pustyne mrachnoy ya vlachilsya, —
I shestikryly serafim
Na pereputye mne yavilsya.
Perstami legkimi kak son
Moikh zenits kosnulsya on.
Otverzlis veshchiye zenitsy,
Kak u ispugannoy orlitsy.
Moikh ushey kosnulsya on, —
I ikh napolnil shum i zvon:
I vnyal ya neba sodroganye,
I gorny angelov polet,
I gad morskikh podvodny khod,
I dolney lozy prozyabanye.
I on k ustam moim prinik,
I vyrval greshny moy yazyk,
I prazdnoslovny i lukavy,
I zhalo mudryya zmei
V usta zamershiye moi
Vlozhil desnitseyu krovavoy.
I on mne grud rassek mechom,
I serdtse trepetnoye vynul,
I ugl, pylayushchy ognem,
Vo grud otverstuyu vodvinul.
Kak trup v pustyne ya lezhal,
I boga glas ko mne vozzval:
«Vosstan, prorok, i vizhd, i vnemli,
Ispolnis voleyu moyey,
I, obkhodya morya i zemli,
Glagolom zhgi serdtsa lyudey».

Le[jdyjq ;f;lj/ njvbv

Fktrcfylh Geirby

Ghjhjr

Le[jdyjq ;f;lj/ njvbv,
D gecnsyt vhfxyjq z dkfxbkcz, —
B itcnbrhsksq cthfabv
Yf gthtgenmt vyt zdbkcz/
Gthcnfvb kturbvb rfr cjy
Vjb[ ptybw rjcyekcz jy/
Jndthpkbcm dtobt ptybws,
Rfr e bcgeufyyjq jhkbws/
Vjb[ eitq rjcyekcz jy, —
B b[ yfgjkybk iev b pdjy:
B dyzk z yt,f cjlhjufymt,
B ujhybq fyutkjd gjktn,
B ufl vjhcrb[ gjldjlysq [jl,
B ljkmytq kjps ghjpz,fymt/
B jy r ecnfv vjbv ghbybr,
B dshdfk uhtiysq vjq zpsr,
B ghfplyjckjdysq b kerfdsq,
B ;fkj velhsz pvtb
D ecnf pfvthibt vjb
Dkj;bk ltcybwt/ rhjdfdjq/
B jy vyt uhelm hfcctr vtxjv,
B cthlwt nhtgtnyjt dsyek,
B eukm, gskf/obq juytv,
Dj uhelm jndthcne/ djldbyek/
Rfr nheg d gecnsyt z kt;fk,
B ,juf ukfc rj vyt djppdfk:
«Djccnfym, ghjhjr, b db;lm, b dytvkb,
Bcgjkybcm djkt/ vjtq,
B, j,[jlz vjhz b ptvkb,
Ukfujkjv ;ub cthlwf k/ltq»/