Афанасий ФетЧто за ночь! Прозрачный воздух скован

Афанасий Фет [fet]

Что за ночь! Прозрачный воздух скован;
Над землей клубится аромат.
О, теперь я счастлив, я взволнован,
4 О, теперь я высказаться рад!

Помнишь час последнего свиданья!
Безотраден сумрак ночи был;
Ты ждала, ты жаждала признанья —
8 Я молчал: тебя я не любил.

Холодела кровь, и сердце ныло:
Так тяжка была твоя печаль;
Горько мне за нас обоих было,
12 И сказать мне правду было жаль.

Но теперь, когда дрожу и млею
И, как раб, твой каждый взор ловлю,
Я не лгу, назвав тебя своею
16 И клянясь, что я тебя люблю!

Другие анализы стихотворений Афанасия Фета

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

твой любить ночь

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

500

Количество символов без пробелов

409

Количество слов

87

Количество уникальных слов

59

Количество значимых слов

23

Количество стоп-слов

42

Количество строк

16

Количество строф

4

Водность

73,6 %

Классическая тошнота

1,41

Академическая тошнота

7,7 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

любить

2

2,30 %

ночь

2

2,30 %

твой

2

2,30 %

Заказать анализ стихотворения

Вам будут начислены 100 рублей. Ими можно оплатить 50% первого задания.

Комментарии

Chto za noch! Prozrachny vozdukh skovan

Afanasy Fet

* * *

Chto za noch! Prozrachny vozdukh skovan;
Nad zemley klubitsya aromat.
O, teper ya schastliv, ya vzvolnovan,
O, teper ya vyskazatsya rad!

Pomnish chas poslednego svidanya!
Bezotraden sumrak nochi byl;
Ty zhdala, ty zhazhdala priznanya —
Ya molchal: tebya ya ne lyubil.

Kholodela krov, i serdtse nylo:
Tak tyazhka byla tvoya pechal;
Gorko mne za nas oboikh bylo,
I skazat mne pravdu bylo zhal.

No teper, kogda drozhu i mleyu
I, kak rab, tvoy kazhdy vzor lovlyu,
Ya ne lgu, nazvav tebya svoyeyu
I klyanyas, chto ya tebya lyublyu!

Xnj pf yjxm! Ghjphfxysq djple[ crjdfy

Fafyfcbq Atn

* * *

Xnj pf yjxm! Ghjphfxysq djple[ crjdfy;
Yfl ptvktq rke,bncz fhjvfn/
J, ntgthm z cxfcnkbd, z dpdjkyjdfy,
J, ntgthm z dscrfpfnmcz hfl!

Gjvybim xfc gjcktlytuj cdblfymz!
,tpjnhflty cevhfr yjxb ,sk;
Ns ;lfkf, ns ;f;lfkf ghbpyfymz —
Z vjkxfk: nt,z z yt k/,bk/

[jkjltkf rhjdm, b cthlwt yskj:
Nfr nz;rf ,skf ndjz gtxfkm;
Ujhmrj vyt pf yfc j,jb[ ,skj,
B crfpfnm vyt ghfdle ,skj ;fkm/

Yj ntgthm, rjulf lhj;e b vkt/
B, rfr hf,, ndjq rf;lsq dpjh kjdk/,
Z yt kue, yfpdfd nt,z cdjt/
B rkzyzcm, xnj z nt,z k/,k/!