Константин СимоновБыл у майора Деева (Сын артиллериста)

Константин Симонов [simonov]

Был у майора Деева
Товарищ — майор Петров,
Дружили еще с гражданской,
4 Еще с двадцатых годов.
Вместе рубали белых
Шашками на скаку,
Вместе потом служили
8 В артиллерийском полку.

А у майора Петрова
Был Ленька, любимый сын,
Без матери, при казарме,
12 Рос мальчишка один.
И если Петров в отъезде, —
Бывало, вместо отца
Друг его оставался
16 Для этого сорванца.

Вызовет Деев Леньку:
— А ну, поедем гулять:
Сыну артиллериста
20 Пора к коню привыкать!
С Ленькой вдвоем поедет
В рысь, а потом в карьер.
Бывало, Ленька спасует,
24 Взять не сможет барьер,
Свалится и захнычет.
— Понятно, еще малец!

Деев его поднимет,
28 Словно второй отец.
Подсадит снова на лошадь:
— Учись, брат, барьеры брать!
Держись, мой мальчик: на свете
32 Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!
Такая уж поговорка
36 У майора была.

Прошло еще два-три года,
И в стороны унесло
Деева и Петрова
40 Военное ремесло.
Уехал Деев на Север
И даже адрес забыл.
Увидеться — это б здорово!
44 А писем он не любил.
Но оттого, должно быть,
Что сам уж детей не ждал,
О Леньке с какой-то грустью
48 Часто он вспоминал.

Десять лет пролетело.
Кончилась тишина,
Громом загрохотала
52 Над родиною война.
Деев дрался на Севере;
В полярной глуши своей
Иногда по газетам
56 Искал имена друзей.
Однажды нашел Петрова:
«Значит, жив и здоров!»
В газете его хвалили,
60 На Юге дрался Петров.
Потом, приехавши с Юга,
Кто-то сказал ему,
Что Петров, Николай Егорыч,
64 Геройски погиб в Крыму.
Деев вынул газету,
Спросил: «Какого числа?» —
И с грустью понял, что почта
68 Сюда слишком долго шла...

А вскоре в один из пасмурных
Северных вечеров
К Дееву в полк назначен
72 Был лейтенант Петров.
Деев сидел над картой
При двух чадящих свечах.
Вошел высокий военный,
76 Косая сажень в плечах.
В первые две минуты
Майор его не узнал.
Лишь басок лейтенанта
80 О чем-то напоминал.
— А ну, повернитесь к свету, —
И свечку к нему поднес.
Все те же детские губы,
84 Тот же курносый нос.
А что усы — так ведь это
Сбрить! и весь разговор.
— Ленька? Так точно, Ленька,
88 Он самый, товарищ майор!

— Значит, окончил школу,
Будем вместе служить.
Жаль, до такого счастья
92 Отцу не пришлось дожить.
У Леньки в глазах блеснула
Непрошеная слеза.
Он, скрипнув зубами, молча
96 Отер рукавом глаза.
И снова пришлось майору,
Как в детстве, ему сказать:
— Держись, мой мальчик: на свете
100 Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!
Такая уж поговорка
104 У майора была.

А через две недели
Шел в скалах тяжелый бой,
Чтоб выручить всех, обязан
108 Кто-то рискнуть собой.
Майор к себе вызвал Леньку,
Взглянул на него в упор.
— По вашему приказанью
112 Явился, товарищ майор.
— Ну что ж, хорошо, что явился.
Оставь документы мне.
Пойдешь один, без радиста,
116 Рация на спине.
И через фронт, по скалам,
Ночью в немецкий тыл
Пройдешь по такой тропинке,
120 Где никто не ходил.
Будешь оттуда по радио
Вести огонь батарей.
Ясно? Так точно, ясно.
124 — Ну, так иди скорей.
Нет, погоди немножко.
Майор на секунду встал,
Как в детстве, двумя руками
128 Леньку к себе прижал:
Идешь на такое дело,
Что трудно прийти назад.
Как командир, тебя я
132 Туда посылать не рад.
Но как отец... Ответь мне:
Отец я тебе иль нет?
— Отец, — сказал ему Ленька
136 И обнял его в ответ.

— Так вот, как отец, раз вышло
На жизнь и смерть воевать,
Отцовский мой долг и право
140 Сыном своим рисковать,
Раньше других я должен
Сына вперед посылать.
Держись, мой мальчик: на свете
144 Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!
Такая уж поговорка
148 У майора была.
— Понял меня? Все понял.
Разрешите идти? Иди!
Майор остался в землянке,
152 Снаряды рвались впереди.
Где-то гремело и ухало.
Майор следил по часам.
В сто раз ему было б легче,
156 Если бы шел он сам.
Двенадцать... Сейчас, наверно,
Прошел он через посты.
Час... Сейчас он добрался
160 К подножию высоты.
Два... Он теперь, должно быть,
Ползет на самый хребет.
Три... Поскорей бы, чтобы
164 Его не застал рассвет.
Деев вышел на воздух —
Как ярко светит луна,
Не могла подождать до завтра,
168 Проклята будь она!

Всю ночь, шагая как маятник,
Глаз майор не смыкал,
Пока по радио утром
172 Донесся первый сигнал:
— Все в порядке, добрался.
Немцы левей меня,
Координаты три, десять,
176 Скорей давайте огня!
Орудия зарядили,
Майор рассчитал все сам,
И с ревом первые залпы
180 Ударили по горам.
И снова сигнал по радио:
— Немцы правей меня,
Координаты пять, десять,
184 Скорее еще огня!

Летели земля и скалы,
Столбом поднимался дым,
Казалось, теперь оттуда
188 Никто не уйдет живым.
Третий сигнал по радио:
— Немцы вокруг меня,
Бейте четыре, десять,
192 Не жалейте огня!

Майор побледнел, услышав:
Четыре, десять — как раз
То место, где его Ленька
196 Должен сидеть сейчас.
Но, не подавши виду,
Забыв, что он был отцом,
Майор продолжал командовать
200 Со спокойным лицом:
«Огонь!» — летели снаряды.
«Огонь!» — заряжай скорей!
По квадрату четыре, десять
204 Било шесть батарей.
Радио час молчало,
Потом донесся сигнал:
— Молчал: оглушило взрывом.
208 Бейте, как я сказал.
Я верю, свои снаряды
Не могут тронуть меня.
Немцы бегут, нажмите,
212 Дайте море огня!

И на командном пункте,
Приняв последний сигнал,
Майор в оглохшее радио,
216 Не выдержав, закричал:
— Ты слышишь меня, я верю:
Смертью таких не взять.
Держись, мой мальчик: на свете
220 Два раза не умирать.
Никто нас в жизни не может
Вышибить из седла!
Такая уж поговорка
224 У майора была.

В атаку пошла пехота —
К полудню была чиста
От убегавших немцев
228 Скалистая высота.
Всюду валялись трупы,
Раненый, но живой
Был найден в ущелье Ленька
232 С обвязанной головой.
Когда размотали повязку,
Что наспех он завязал,
Майор поглядел на Леньку
236 И вдруг его не узнал:
Был он как будто прежний,
Спокойный и молодой,
Все те же глаза мальчишки,
240 Но только... совсем седой.

Он обнял майора, прежде
Чем в госпиталь уезжать:
— Держись, отец: на свете
244 Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!
Такая уж поговорка
248 Теперь у Леньки была...

Вот какая история
Про славные эти дела
На полуострове Среднем
252 Рассказана мне была.
А вверху, над горами,
Все так же плыла луна,
Близко грохали взрывы,
256 Продолжалась война.
Трещал телефон, и, волнуясь,
Командир по землянке ходил,
И кто-то так же, как Ленька,
260 Шел к немцам сегодня в тыл.

Другие анализы стихотворений Константина Симонова

❤ Аффтар жжот💔 КГ/АМ

все оно иза отец огонь десять петров майор ленька деев

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Анализ стихотворения

Количество символов

6 021

Количество символов без пробелов

4 981

Количество слов

993

Количество уникальных слов

451

Количество значимых слов

222

Количество стоп-слов

395

Количество строк

260

Количество строф

17

Водность

77,6 %

Классическая тошнота

4,69

Академическая тошнота

7,5 %

Заказать анализ стихотворения

Семантическое ядро

Слово

Количество

Частота

майор

22

2,22 %

ленька

16

1,61 %

оно

14

1,41 %

деев

10

1,01 %

отец

9

0,91 %

петров

8

0,81 %

огонь

7

0,70 %

все

6

0,60 %

десять

6

0,60 %

иза

6

0,60 %

немец

6

0,60 %

радио

6

0,60 %

вышибить

5

0,50 %

держаться

5

0,50 %

может

5

0,50 %

мыть

5

0,50 %

поговорка

5

0,50 %

свет

5

0,50 %

седло

5

0,50 %

сигнал

5

0,50 %

скорый

5

0,50 %

умирать

5

0,50 %

мальчик

4

0,40 %

пот

4

0,40 %

сын

4

0,40 %

вместе

3

0,30 %

газета

3

0,30 %

живой

3

0,30 %

молчать

3

0,30 %

над

3

0,30 %

никто

3

0,30 %

один

3

0,30 %

снаряд

3

0,30 %

снова

3

0,30 %

товарищ

3

0,30 %

час

3

0,30 %

четыре

3

0,30 %

барьер

2

0,20 %

батарея

2

0,20 %

бейт

2

0,20 %

бывало

2

0,20 %

верить

2

0,20 %

взрыв

2

0,20 %

взять

2

0,20 %

военный

2

0,20 %

война

2

0,20 %

вызвать

2

0,20 %

выйти

2

0,20 %

высота

2

0,20 %

гор

2

0,20 %

грусть

2

0,20 %

детство

2

0,20 %

добраться

2

0,20 %

должно

2

0,20 %

донестись

2

0,20 %

драться

2

0,20 %

забыть

2

0,20 %

землянка

2

0,20 %

значит

2

0,20 %

командир

2

0,20 %

координата

2

0,20 %

лейтенант

2

0,20 %

лететь

2

0,20 %

луна

2

0,20 %

мальчишка

2

0,20 %

найти

2

0,20 %

ночь

2

0,20 %

обнять

2

0,20 %

оттуда

2

0,20 %

первое

2

0,20 %

поехать

2

0,20 %

посылать

2

0,20 %

прийтись

2

0,20 %

пройти

2

0,20 %

себе

2

0,20 %

север

2

0,20 %

скало

2

0,20 %

служить

2

0,20 %

смерть

2

0,20 %

спокойный

2

0,20 %

точно

2

0,20 %

три

2

0,20 %

тыл

2

0,20 %

узнать

2

0,20 %

ходить

2

0,20 %

явиться

2

0,20 %

ясно

2

0,20 %

Заказать анализ стихотворения

Комментарии

Byl u mayora Deyeva

Konstantin Simonov

Syn artillerista

Byl u mayora Deyeva
Tovarishch — mayor Petrov,
Druzhili yeshche s grazhdanskoy,
Yeshche s dvadtsatykh godov.
Vmeste rubali belykh
Shashkami na skaku,
Vmeste potom sluzhili
V artilleryskom polku.

A u mayora Petrova
Byl Lenka, lyubimy syn,
Bez materi, pri kazarme,
Ros malchishka odin.
I yesli Petrov v otyezde, —
Byvalo, vmesto ottsa
Drug yego ostavalsya
Dlya etogo sorvantsa.

Vyzovet Deyev Lenku:
— A nu, poyedem gulyat:
Synu artillerista
Pora k konyu privykat!
S Lenkoy vdvoyem poyedet
V rys, a potom v karyer.
Byvalo, Lenka spasuyet,
Vzyat ne smozhet baryer,
Svalitsya i zakhnychet.
— Ponyatno, yeshche malets!

Deyev yego podnimet,
Slovno vtoroy otets.
Podsadit snova na loshad:
— Uchis, brat, baryery brat!
Derzhis, moy malchik: na svete
Dva raza ne umirat.
Nichto nas v zhizni ne mozhet
Vyshibit iz sedla!
Takaya uzh pogovorka
U mayora byla.

Proshlo yeshche dva-tri goda,
I v storony uneslo
Deyeva i Petrova
Voyennoye remeslo.
Uyekhal Deyev na Sever
I dazhe adres zabyl.
Uvidetsya — eto b zdorovo!
A pisem on ne lyubil.
No ottogo, dolzhno byt,
Chto sam uzh detey ne zhdal,
O Lenke s kakoy-to grustyu
Chasto on vspominal.

Desyat let proletelo.
Konchilas tishina,
Gromom zagrokhotala
Nad rodinoyu voyna.
Deyev dralsya na Severe;
V polyarnoy glushi svoyey
Inogda po gazetam
Iskal imena druzey.
Odnazhdy nashel Petrova:
«Znachit, zhiv i zdorov!»
V gazete yego khvalili,
Na Yuge dralsya Petrov.
Potom, priyekhavshi s Yuga,
Kto-to skazal yemu,
Chto Petrov, Nikolay Yegorych,
Geroyski pogib v Krymu.
Deyev vynul gazetu,
Sprosil: «Kakogo chisla?» —
I s grustyu ponyal, chto pochta
Syuda slishkom dolgo shla...

A vskore v odin iz pasmurnykh
Severnykh vecherov
K Deyevu v polk naznachen
Byl leytenant Petrov.
Deyev sidel nad kartoy
Pri dvukh chadyashchikh svechakh.
Voshel vysoky voyenny,
Kosaya sazhen v plechakh.
V pervye dve minuty
Mayor yego ne uznal.
Lish basok leytenanta
O chem-to napominal.
— A nu, povernites k svetu, —
I svechku k nemu podnes.
Vse te zhe detskiye guby,
Tot zhe kurnosy nos.
A chto usy — tak ved eto
Sbrit! i ves razgovor.
— Lenka? Tak tochno, Lenka,
On samy, tovarishch mayor!

— Znachit, okonchil shkolu,
Budem vmeste sluzhit.
Zhal, do takogo schastya
Ottsu ne prishlos dozhit.
U Lenki v glazakh blesnula
Neproshenaya sleza.
On, skripnuv zubami, molcha
Oter rukavom glaza.
I snova prishlos mayoru,
Kak v detstve, yemu skazat:
— Derzhis, moy malchik: na svete
Dva raza ne umirat.
Nichto nas v zhizni ne mozhet
Vyshibit iz sedla!
Takaya uzh pogovorka
U mayora byla.

A cherez dve nedeli
Shel v skalakh tyazhely boy,
Chtob vyruchit vsekh, obyazan
Kto-to risknut soboy.
Mayor k sebe vyzval Lenku,
Vzglyanul na nego v upor.
— Po vashemu prikazanyu
Yavilsya, tovarishch mayor.
— Nu chto zh, khorosho, chto yavilsya.
Ostav dokumenty mne.
Poydesh odin, bez radista,
Ratsia na spine.
I cherez front, po skalam,
Nochyu v nemetsky tyl
Proydesh po takoy tropinke,
Gde nikto ne khodil.
Budesh ottuda po radio
Vesti ogon batarey.
Yasno? Tak tochno, yasno.
— Nu, tak idi skorey.
Net, pogodi nemnozhko.
Mayor na sekundu vstal,
Kak v detstve, dvumya rukami
Lenku k sebe prizhal:
Idesh na takoye delo,
Chto trudno pryti nazad.
Kak komandir, tebya ya
Tuda posylat ne rad.
No kak otets... Otvet mne:
Otets ya tebe il net?
— Otets, — skazal yemu Lenka
I obnyal yego v otvet.

— Tak vot, kak otets, raz vyshlo
Na zhizn i smert voyevat,
Ottsovsky moy dolg i pravo
Synom svoim riskovat,
Ranshe drugikh ya dolzhen
Syna vpered posylat.
Derzhis, moy malchik: na svete
Dva raza ne umirat.
Nichto nas v zhizni ne mozhet
Vyshibit iz sedla!
Takaya uzh pogovorka
U mayora byla.
— Ponyal menya? Vse ponyal.
Razreshite idti? Idi!
Mayor ostalsya v zemlyanke,
Snaryady rvalis vperedi.
Gde-to gremelo i ukhalo.
Mayor sledil po chasam.
V sto raz yemu bylo b legche,
Yesli by shel on sam.
Dvenadtsat... Seychas, naverno,
Proshel on cherez posty.
Chas... Seychas on dobralsya
K podnozhiyu vysoty.
Dva... On teper, dolzhno byt,
Polzet na samy khrebet.
Tri... Poskorey by, chtoby
Yego ne zastal rassvet.
Deyev vyshel na vozdukh —
Kak yarko svetit luna,
Ne mogla podozhdat do zavtra,
Proklyata bud ona!

Vsyu noch, shagaya kak mayatnik,
Glaz mayor ne smykal,
Poka po radio utrom
Donessya pervy signal:
— Vse v poryadke, dobralsya.
Nemtsy levey menya,
Koordinaty tri, desyat,
Skorey davayte ognya!
Orudia zaryadili,
Mayor rasschital vse sam,
I s revom pervye zalpy
Udarili po goram.
I snova signal po radio:
— Nemtsy pravey menya,
Koordinaty pyat, desyat,
Skoreye yeshche ognya!

Leteli zemlya i skaly,
Stolbom podnimalsya dym,
Kazalos, teper ottuda
Nikto ne uydet zhivym.
Trety signal po radio:
— Nemtsy vokrug menya,
Beyte chetyre, desyat,
Ne zhaleyte ognya!

Mayor poblednel, uslyshav:
Chetyre, desyat — kak raz
To mesto, gde yego Lenka
Dolzhen sidet seychas.
No, ne podavshi vidu,
Zabyv, chto on byl ottsom,
Mayor prodolzhal komandovat
So spokoynym litsom:
«Ogon!» — leteli snaryady.
«Ogon!» — zaryazhay skorey!
Po kvadratu chetyre, desyat
Bilo shest batarey.
Radio chas molchalo,
Potom donessya signal:
— Molchal: oglushilo vzryvom.
Beyte, kak ya skazal.
Ya veryu, svoi snaryady
Ne mogut tronut menya.
Nemtsy begut, nazhmite,
Dayte more ognya!

I na komandnom punkte,
Prinyav posledny signal,
Mayor v oglokhsheye radio,
Ne vyderzhav, zakrichal:
— Ty slyshish menya, ya veryu:
Smertyu takikh ne vzyat.
Derzhis, moy malchik: na svete
Dva raza ne umirat.
Nikto nas v zhizni ne mozhet
Vyshibit iz sedla!
Takaya uzh pogovorka
U mayora byla.

V ataku poshla pekhota —
K poludnyu byla chista
Ot ubegavshikh nemtsev
Skalistaya vysota.
Vsyudu valyalis trupy,
Raneny, no zhivoy
Byl nayden v ushchelye Lenka
S obvyazannoy golovoy.
Kogda razmotali povyazku,
Chto naspekh on zavyazal,
Mayor poglyadel na Lenku
I vdrug yego ne uznal:
Byl on kak budto prezhny,
Spokoyny i molodoy,
Vse te zhe glaza malchishki,
No tolko... sovsem sedoy.

On obnyal mayora, prezhde
Chem v gospital uyezzhat:
— Derzhis, otets: na svete
Dva raza ne umirat.
Nichto nas v zhizni ne mozhet
Vyshibit iz sedla!
Takaya uzh pogovorka
Teper u Lenki byla...

Vot kakaya istoria
Pro slavnye eti dela
Na poluostrove Srednem
Rasskazana mne byla.
A vverkhu, nad gorami,
Vse tak zhe plyla luna,
Blizko grokhali vzryvy,
Prodolzhalas voyna.
Treshchal telefon, i, volnuyas,
Komandir po zemlyanke khodil,
I kto-to tak zhe, kak Lenka,
Shel k nemtsam segodnya v tyl.

,sk e vfqjhf Lttdf

Rjycnfynby Cbvjyjd

Csy fhnbkkthbcnf

,sk e vfqjhf Lttdf
Njdfhbo — vfqjh Gtnhjd,
Lhe;bkb tot c uhf;lfycrjq,
Tot c ldflwfns[ ujljd/
Dvtcnt he,fkb ,tks[
Ifirfvb yf crfre,
Dvtcnt gjnjv cke;bkb
D fhnbkkthbqcrjv gjkre/

F e vfqjhf Gtnhjdf
,sk Ktymrf, k/,bvsq csy,
,tp vfnthb, ghb rfpfhvt,
Hjc vfkmxbirf jlby/
B tckb Gtnhjd d jn]tplt, —
,sdfkj, dvtcnj jnwf
Lheu tuj jcnfdfkcz
Lkz 'njuj cjhdfywf/

Dspjdtn Lttd Ktymre:
— F ye, gjtltv uekznm:
Csye fhnbkkthbcnf
Gjhf r rjy/ ghbdsrfnm!
C Ktymrjq dldjtv gjtltn
D hscm, f gjnjv d rfhmth/
,sdfkj, Ktymrf cgfcetn,
Dpznm yt cvj;tn ,fhmth,
Cdfkbncz b pf[ysxtn/
— Gjyznyj, tot vfktw!

Lttd tuj gjlybvtn,
Ckjdyj dnjhjq jntw/
Gjlcflbn cyjdf yf kjiflm:
— Exbcm, ,hfn, ,fhmths ,hfnm!
Lth;bcm, vjq vfkmxbr: yf cdtnt
Ldf hfpf yt evbhfnm/
Ybxnj yfc d ;bpyb yt vj;tn
Dsib,bnm bp ctlkf!
Nfrfz e; gjujdjhrf
E vfqjhf ,skf/

Ghjikj tot ldf-nhb ujlf,
B d cnjhjys eytckj
Lttdf b Gtnhjdf
Djtyyjt htvtckj/
Et[fk Lttd yf Ctdth
B lf;t flhtc pf,sk/
Edbltnmcz — 'nj , pljhjdj!
F gbctv jy yt k/,bk/
Yj jnnjuj, ljk;yj ,snm,
Xnj cfv e; ltntq yt ;lfk,
J Ktymrt c rfrjq-nj uhecnm/
Xfcnj jy dcgjvbyfk/

Ltcznm ktn ghjktntkj/
Rjyxbkfcm nbibyf,
Uhjvjv pfuhj[jnfkf
Yfl hjlbyj/ djqyf/
Lttd lhfkcz yf Ctdtht;
D gjkzhyjq ukeib cdjtq
Byjulf gj ufptnfv
Bcrfk bvtyf lheptq/
Jlyf;ls yfitk Gtnhjdf:
«Pyfxbn, ;bd b pljhjd!»
D ufptnt tuj [dfkbkb,
Yf /ut lhfkcz Gtnhjd/
Gjnjv, ghbt[fdib c /uf,
Rnj-nj crfpfk tve,
Xnj Gtnhjd, Ybrjkfq Tujhsx,
Uthjqcrb gjub, d Rhsve/
Lttd dsyek ufptne,
Cghjcbk: «Rfrjuj xbckf?» —
B c uhecnm/ gjyzk, xnj gjxnf
C/lf ckbirjv ljkuj ikf///

F dcrjht d jlby bp gfcvehys[
Ctdthys[ dtxthjd
R Lttde d gjkr yfpyfxty
,sk ktqntyfyn Gtnhjd/
Lttd cbltk yfl rfhnjq
Ghb lde[ xflzob[ cdtxf[/
Djitk dscjrbq djtyysq,
Rjcfz cf;tym d gktxf[/
D gthdst ldt vbyens
Vfqjh tuj yt epyfk/
Kbim ,fcjr ktqntyfynf
J xtv-nj yfgjvbyfk/
— F ye, gjdthybntcm r cdtne, —
B cdtxre r ytve gjlytc/
Dct nt ;t ltncrbt ue,s,
Njn ;t rehyjcsq yjc/
F xnj ecs — nfr dtlm 'nj
C,hbnm! b dtcm hfpujdjh/
— Ktymrf? Nfr njxyj, Ktymrf,
Jy cfvsq, njdfhbo vfqjh!

— Pyfxbn, jrjyxbk irjke,
,eltv dvtcnt cke;bnm/
;fkm, lj nfrjuj cxfcnmz
Jnwe yt ghbikjcm lj;bnm/
E Ktymrb d ukfpf[ ,ktcyekf
Ytghjityfz cktpf/
Jy, crhbgyed pe,fvb, vjkxf
Jnth herfdjv ukfpf/
B cyjdf ghbikjcm vfqjhe,
Rfr d ltncndt, tve crfpfnm:
— Lth;bcm, vjq vfkmxbr: yf cdtnt
Ldf hfpf yt evbhfnm/
Ybxnj yfc d ;bpyb yt vj;tn
Dsib,bnm bp ctlkf!
Nfrfz e; gjujdjhrf
E vfqjhf ,skf/

F xthtp ldt ytltkb
Itk d crfkf[ nz;tksq ,jq,
Xnj, dshexbnm dct[, j,zpfy
Rnj-nj hbcryenm cj,jq/
Vfqjh r ct,t dspdfk Ktymre,
Dpukzyek yf ytuj d egjh/
— Gj dfitve ghbrfpfym/
Zdbkcz, njdfhbo vfqjh/
— Ye xnj ;, [jhjij, xnj zdbkcz/
Jcnfdm ljrevtyns vyt/
Gjqltim jlby, ,tp hflbcnf,
Hfwbz yf cgbyt/
B xthtp ahjyn, gj crfkfv,
Yjxm/ d ytvtwrbq nsk
Ghjqltim gj nfrjq nhjgbyrt,
Ult ybrnj yt [jlbk/
,eltim jnnelf gj hflbj
Dtcnb jujym ,fnfhtq/
Zcyj? Nfr njxyj, zcyj/
— Ye, nfr blb crjhtq/
Ytn, gjujlb ytvyj;rj/
Vfqjh yf ctreyle dcnfk,
Rfr d ltncndt, ldevz herfvb
Ktymre r ct,t ghb;fk:
Bltim yf nfrjt ltkj,
Xnj nhelyj ghbqnb yfpfl/
Rfr rjvfylbh, nt,z z
Nelf gjcskfnm yt hfl/
Yj rfr jntw/// Jndtnm vyt:
Jntw z nt,t bkm ytn?
— Jntw, — crfpfk tve Ktymrf
B j,yzk tuj d jndtn/

— Nfr djn, rfr jntw, hfp dsikj
Yf ;bpym b cvthnm djtdfnm,
Jnwjdcrbq vjq ljku b ghfdj
Csyjv cdjbv hbcrjdfnm,
Hfymit lheub[ z ljk;ty
Csyf dgthtl gjcskfnm/
Lth;bcm, vjq vfkmxbr: yf cdtnt
Ldf hfpf yt evbhfnm/
Ybxnj yfc d ;bpyb yt vj;tn
Dsib,bnm bp ctlkf!
Nfrfz e; gjujdjhrf
E vfqjhf ,skf/
— Gjyzk vtyz? Dct gjyzk/
Hfphtibnt blnb? Blb!
Vfqjh jcnfkcz d ptvkzyrt,
Cyfhzls hdfkbcm dgthtlb/
Ult-nj uhtvtkj b e[fkj/
Vfqjh cktlbk gj xfcfv/
D cnj hfp tve ,skj , ktuxt,
Tckb ,s itk jy cfv/
Ldtyflwfnm/// Ctqxfc, yfdthyj,
Ghjitk jy xthtp gjcns/
Xfc/// Ctqxfc jy lj,hfkcz
R gjlyj;b/ dscjns/
Ldf/// Jy ntgthm, ljk;yj ,snm,
Gjkptn yf cfvsq [ht,tn/
Nhb/// Gjcrjhtq ,s, xnj,s
Tuj yt pfcnfk hfccdtn/
Lttd dsitk yf djple[ —
Rfr zhrj cdtnbn keyf,
Yt vjukf gjlj;lfnm lj pfdnhf,
Ghjrkznf ,elm jyf!

Dc/ yjxm, ifufz rfr vfznybr,
Ukfp vfqjh yt cvsrfk,
Gjrf gj hflbj enhjv
Ljytccz gthdsq cbuyfk:
— Dct d gjhzlrt, lj,hfkcz/
Ytvws ktdtq vtyz,
Rjjhlbyfns nhb, ltcznm,
Crjhtq lfdfqnt juyz!
Jhelbz pfhzlbkb,
Vfqjh hfccxbnfk dct cfv,
B c htdjv gthdst pfkgs
Elfhbkb gj ujhfv/
B cyjdf cbuyfk gj hflbj:
— Ytvws ghfdtq vtyz,
Rjjhlbyfns gznm, ltcznm,
Crjhtt tot juyz!

Ktntkb ptvkz b crfks,
Cnjk,jv gjlybvfkcz lsv,
Rfpfkjcm, ntgthm jnnelf
Ybrnj yt eqltn ;bdsv/
Nhtnbq cbuyfk gj hflbj:
— Ytvws djrheu vtyz,
,tqnt xtnsht, ltcznm,
Yt ;fktqnt juyz!

Vfqjh gj,ktlytk, ecksifd:
Xtnsht, ltcznm — rfr hfp
Nj vtcnj, ult tuj Ktymrf
Ljk;ty cbltnm ctqxfc/
Yj, yt gjlfdib dble,
Pf,sd, xnj jy ,sk jnwjv,
Vfqjh ghjljk;fk rjvfyljdfnm
Cj cgjrjqysv kbwjv:
«Jujym!» — ktntkb cyfhzls/
«Jujym!» — pfhz;fq crjhtq!
Gj rdflhfne xtnsht, ltcznm
,bkj itcnm ,fnfhtq/
Hflbj xfc vjkxfkj,
Gjnjv ljytccz cbuyfk:
— Vjkxfk: jukeibkj dphsdjv/
,tqnt, rfr z crfpfk/
Z dth/, cdjb cyfhzls
Yt vjuen nhjyenm vtyz/
Ytvws ,tuen, yf;vbnt,
Lfqnt vjht juyz!

B yf rjvfylyjv geyrnt,
Ghbyzd gjcktlybq cbuyfk,
Vfqjh d jukj[itt hflbj,
Yt dslth;fd, pfrhbxfk:
— Ns cksibim vtyz, z dth/:
Cvthnm/ nfrb[ yt dpznm/
Lth;bcm, vjq vfkmxbr: yf cdtnt
Ldf hfpf yt evbhfnm/
Ybrnj yfc d ;bpyb yt vj;tn
Dsib,bnm bp ctlkf!
Nfrfz e; gjujdjhrf
E vfqjhf ,skf/

D fnfre gjikf gt[jnf —
R gjkely/ ,skf xbcnf
Jn e,tufdib[ ytvwtd
Crfkbcnfz dscjnf/
Dc/le dfkzkbcm nhegs,
Hfytysq, yj ;bdjq
,sk yfqlty d eotkmt Ktymrf
C j,dzpfyyjq ujkjdjq/
Rjulf hfpvjnfkb gjdzpre,
Xnj yfcgt[ jy pfdzpfk,
Vfqjh gjukzltk yf Ktymre
B dlheu tuj yt epyfk:
,sk jy rfr ,elnj ght;ybq,
Cgjrjqysq b vjkjljq,
Dct nt ;t ukfpf vfkmxbirb,
Yj njkmrj/// cjdctv ctljq/

Jy j,yzk vfqjhf, ght;lt
Xtv d ujcgbnfkm etp;fnm:
— Lth;bcm, jntw: yf cdtnt
Ldf hfpf yt evbhfnm/
Ybxnj yfc d ;bpyb yt vj;tn
Dsib,bnm bp ctlkf!
Nfrfz e; gjujdjhrf
Ntgthm e Ktymrb ,skf///

Djn rfrfz bcnjhbz
Ghj ckfdyst 'nb ltkf
Yf gjkejcnhjdt Chtlytv
Hfccrfpfyf vyt ,skf/
F ddth[e, yfl ujhfvb,
Dct nfr ;t gkskf keyf,
,kbprj uhj[fkb dphsds,
Ghjljk;fkfcm djqyf/
Nhtofk ntktajy, b, djkyezcm,
Rjvfylbh gj ptvkzyrt [jlbk,
B rnj-nj nfr ;t, rfr Ktymrf,
Itk r ytvwfv ctujlyz d nsk/