• Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • Ахмед

    Первое, что можно отметить, это то сравнение, которое использует Есенин для описания наступления осени. "Осень - рыжая кобыла - чешет спину".
    Сам образ коня в литературе - это образ свободы, у Есенина это так же образ чего-то неуловимого, образ мечты, за которой невозможно угнаться "Словно я весенней гулкой ранью проскакал на розовом коне" (как пример из его же творчества).
    Но в данном контексте сам образ лошади является не динамичным, она в стихотворении не скачет, а словно остановилась на минуту (это с одной стороны) с другой стороны ее цвет "рыжий" наполнен яркостью, и он в то же время является свидетельством затухания природы. Теперь объединяя данные компоненты, можно сказать, что в этом стихотворении образ лошади - это не просто образ осени, это образ скоротечности жизни, которую невозможно ухватить и удержать надолго. Жизнь человека, как и жизнь природы, проходит, оставляя после себя яркие воспоминания уходящей молодости,.. грустные воспоминания. И пусть теперь эта "рыжая кобыла" не бежит как конь мечты, а просто "чешет гриву", приблизиться к ней и задержать хоть ненадолго ее существование мы не можем... И верно, мы слышим лязг ее подков в наступающих заморозках, которые начинают сковывать воду в реках. Природа затихает, вместе с ней затихают радостные звуки лета, приносящие жизнь... появляются лязг, холод, более явственной становится тема одиночества, отречения.

    "Ветер-схимник" как раз указывает на эту идею. Ветер - символ свободы, принимает схиму - обрад отречения от мирского, обряд аскетизма. Мощное сочетание свободы и оторванности от тех удовольствий, которая эта свобода приносит. Этот ветер больше не является тем средством, которое уносит душу поэта к воле, это уже умудренный опытом попутчик, который осторожно ступая приминает траву на дорогах, по сути говоря этим: "Успокойся, твое время проходит". Все это в контексте наступления осени, как ухода молодости дает очень сильный эмоциональный отклик.

    И поцелуй ярко красных ягод рябины, которые автор сравнивает с ранами Христа. Тут прослеживается тема искупления. Жизнь дает последнее яркое пятно в виде рыжих красок осени, затем река сковывается льдом, ветер становится не сколько предвестником разгульной свободы, сколько философом, говорящим об отречении. И образ ярко красных капель крови рябины, которые автор сравнивает с ранами Христа говорит об искуплении. Разгульная молодость с ее грехами, ошибками и пороками позади, настало время собирать камни.

    ❤ Аффтар жжот 4💔 КГ/АМ

    Стихотворение Сергея Есенина «Осень» 17.05.2014 14:58

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • Сергей Есенин [yesenin]

    Сергей Есенин [yesenin]

    Совсем не уважают мои стихотворения.

    ❤ Аффтар жжот 2💔 КГ/АМ 2

    Стихотворение Сергея Есенина «Разбуди меня завтра рано» 21.04.2014 18:12

  • D-man 55

    Поч вы с других сайтов копируете?)

    ❤ Аффтар жжот 2💔 КГ/АМ

    Стихотворение Сергея Есенина «Разбуди меня завтра рано» 21.04.2014 17:50

  • Виалина

    Борис Пастернак вырос в удивительной семье, где все способствовало пробуждению тяги к творчеству. Отец – известный художник, академик живописи; мать – талантливая пианистка. Сложению стихов предшествовало увлечение музыкой, которую будущий поэт любил «больше всего на свете» , а рядом с музыкой жила живопись. В мастерской отца бывали Врубель, Васнецов, Серов, Ге и многие другие знаменитости. Пастернак не стал ни музыкантом, ни художником, но живопись и музыка органично вошли в ткань его стихов, слились воедино. Произведения Бориса Леонидовича необычны, фантазия поэта увлекает нас в таинственный, иногда не совсем понятный с первого взгляда мир.

    Одно из моих любимых стихотворений «Никого не будет в доме» . В этом произведении нашли отражение обстоятельства личной жизни поэта: в тысяча девятьсот тридцать первом году Пастернак создает новую семью. Это событие послужило отправной точкой для рождающейся тогда лирики поэта. Стихотворение было написано в том же году и вошло в сборник с символическим названием «Второе рождение» .

    Часто стихи Пастернака строятся так: поэт один в комнате, отделен стенами от внешнего мира, но вдруг стены «исчезают» , начинают «сквозить» , и происходит как бы воссоединение поэта (лирического героя) и окружающей его действительности.

    «Никого не будет в доме» относится к одному из таких произведений. Его можно разделить на две части. Первая из них состоит из четырех строф. Перед нами возникает немного грустная картина: сумерки, тишина, лирический герой, сидящий у окна, мокрые комья снега, крыши.

    Зимний день в сквозном проеме

    Незадернутых гардин…

    вызывает чувство грусти, тоски, уныния и почему-то вины.

    Вторая часть состоит из двух последних четверостиший. Картина изменяется самым неожиданным образом, и эта внезапность ощущается уже в первых строках:

    Но нежданно по портьере

    Пробежит вторженья дрожь…

    Приход лирической героини назван «вторженьем» , ее появление можно сравнить лишь с «будущностью» , с ней приходит мир, жизнь. А вокруг все изменяется. «Белых мокрых комьев» теперь нет, а есть снежные хлопья, которые теперь являются единым целым с ней. Ее платье даже не названо платьем, а «чем-то белым» , из тех материй, из которых «хлопья шьют» . Мне почему-то видится она очень похожей на Снежную Королеву из сказки Г. Х. Андерсена.

    Материал – хлопья, хлопок – делает героиню воздушной, недосягаемой, оторванной от мира. Автор создает удивительно красивую картину: в белом, сотворенном из снега платье выплывает она, недоступная и любимая. Таким образом, сквозь обычное будничное «просвечивается» самое главное, самое важное в жизни. Интонация стихотворения изменяется: грусть, тоска уступают место восторженности и восхищению.

    Мне очень нравится стихотворение Бориса Леонидовича Пастернака «Никого не будет в доме» . Оно учит в большом видеть малое и наоборот, учит вглядываться в себя и в то, что нас окружает.

    Все его творчество – это «тайность» , «иносказание» , в которых заключено стремление понять: что же такое наша жизнь.

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ 1

    Стихотворение Бориса Пастернака «Никого не будет в доме» 20.04.2014 16:01

  • лиза

    по магите сделать онализ по жалуста

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Александра Пушкина «Еще дуют холодные ветры» 11.04.2014 18:19

  • Крис

    Не совсем анализ, но:
    Бродский, Тютчев и поэтика замкнутого пространства

    Ещё в 1994 году у меня появился незадолго до этого вышедший (в издательстве "Пушкинский фонд") зелененький сборник новых стихотворений Бродского - "Приглашение к путешествию". Многие стихотворения из него мне так понравились, что сами собой "выучились науизусть" (здесь бы больше подошёл английский эквивалент - "by heart"). Но одно стихотворение полюбилось особо, и сразу возникло ощущение, что оно было написано гораздо раньше. Так впоследствии и оказалось: в четвёртом томе Собрания сочинений Бродского, изданного тем же "Пушкинским фондом", под ним стояла дата "1970 (?)". Речь идёт о стихотворении "Не выходи из комнаты":

    Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
    Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
    За дверью бессмысленно все, особенно - возглас счастья.
    Только в уборную - и сразу же возвращайся.

    О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
    Потому что пространство сделано из коридора
    и кончается счетчиком. А если войдет живая
    милка, пасть разевая, выгони не раздевая.

    Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
    Что интересней на свете стены и стула?
    Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
    таким же, каким ты был, тем более - изувеченным?

    О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
    в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
    В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
    Ты написал много букв; еще одна будет лишней.

    Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
    догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
    эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
    Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

    Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
    Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
    слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
    шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.

    Тогда, по молодости лет, это стихотворение воспринималось мной как петербургский манифест одиночества и одновременно пособие по неучастию в советской действительности (которая "чай, не Франция" и может только изувечить). Я в те годы работал в одной странной газете и вёл в ней ещё более странную "Колонку эстета", для которой - не без влияния этого стихотворения, входившей тогда в моду интеллигентной ностальгии по приметам позднесовестского быта (передачи "Старая квартира", "Старый телевизор" и др.), статьи Б.В.Маркова "Сайгон" и "Слоны" - институты эмансипации" в зачитанном до дыр сборнике "Метафизика Петербурга", отдельных песен раннего "Аквариума" ("Сентябрь", "Иванов", "Песня для нового быта", "Новая жизнь на новом посту" и др.), размышлений об "уютных" фильмах Эльдара Рязанова и других режиссёров - написал статью с претенциозным названием "Поэтика замкнутого пространства". В ней я, помнится, помимо всего прочего обосновывал тезис о том, что вынужденная замкнутость позднесоветской жизни, отгороженной "железным занавесом" от всего остального мира, при всей её неестественности и - в целом - порочности - порождала и довольно продуктивные черты миросозерцания и поведения, среди которых - особое ощущение уюта и неспешный ритм жизни с повторяющимися циклами, способствующие внутренней сосредоточенности (сейчас мне подумалось, что о чем-то подобном пишет Ю.М.Лотман в своей статье "Каноническое искусство как информационный парадокс".
    Чуть позже стало понятно, что для Бродского призыв "не выходить из комнаты" (в разных его вариациях) является универсальным философским императивом, одним из лейтмотивов творчества (особенно в 1970-е гг.), внутренней установкой, не зависящей от окружающей действительности. И если знаменитую коду ("Я сижу в темноте. И она не хуже // в комнате, чем темнота снаружи") написанного незадолго до эмиграции (в 1971 г.) и посвящённого Льву Лосеву стихотворения "Я всегда твердил, что судьба - игра..." можно в какой-то степени списать на "второсортность эпохи", то уже по "Лагуне" (1973) становится понятно, что для Бродского "коробка из под случайных жизней" второсортного пансиона "Аккадемия" ценна не меньше раздающегося снаружи звона "веницейских церквей". Получается, что и в Европе, и где бы то ни было "на улице, чай, не Франция". В связи с этим интересно отметить, что в стихотворении 1977 г. "Сан-Пьетро" присутствует (в слегка изменённом виде) не только строчка "В пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу" из "Не выходи из комнаты...", но и соответствующий мотив:

    Тень, насыщающаяся от света,
    радуется при виде снимаемого с гвоздя
    пальто совершенно по-христиански. Ставни
    широко растопырены, точно крылья
    погрузившихся с головой в чужие
    неурядицы ангелов. Там и сям
    слезающая струпьями штукатурка
    обнажает красную, воспаленную кладку,
    и третью неделю сохнущие исподники
    настолько привыкли к дневному свету
    и к своей веревке, что человек
    если выходит на улицу, то выходит
    в пиджаке на голое тело, в туфлях на босу ногу.

    Другими словами, неважно, где ты находишься (вспомним в связи с этим и рассуждения Бродского о том, что Родина поэта - это его язык, и его воспоминания о том, как, оказавшись в Америке и сидя в своем рабочем кабинете, он потянулся к полке за словарём и понял, что это движение ничем не отличается от того, которое он неоднократно проделывал с своей "половине комнаты" на Пестеля).
    Перечитывая недавно знаменитое стихотворение Тютчева начала 1830-х гг. "Silentium!" ("Молчание!" - лат.), я вдруг почувствовал, что своими повторяющимися императивами (и философскими, и сугубо языковыми) оно мне что-то неуловимо напоминает. В самом деле, одиночество, молчание, погружённость в собственный внутренний мир являются предельной реализацией отгороженности от "наружного шума", от "хроноса, космоса, эроса, расы, вируса":

    Молчи, скрывайся и таи
    И чувства и мечты свои -
    Пускай в душевной глубине
    Встают и заходят оне
    Безмолвно, как звезды в ночи,-
    Любуйся ими - и молчи.

    Как сердцу высказать себя?
    Другому как понять тебя?
    Поймёт ли он, чем ты живёшь?
    Мысль изречённая есть ложь.
    Взрывая, возмутишь ключи,-
    Питайся ими - и молчи.

    Лишь жить в себе самом умей -
    Есть целый мир в душе твоей
    Таинственно-волшебных дум;
    Их оглушит наружный шум,
    Дневные разгонят лучи,-
    Внимай их пенью - и молчи!..

    В заключение хочу отметить, что я не настаиваю на том, что имеет место сознательная аллюзия, хотя, как мне кажется, для такого взгляда все же есть некоторые основания. Свою позицию по поводу подобных "перекличек" я изложил в "Ответе на комментарии" в своём предыдущем посте, размещённом в данном сообществе и посвящённом перекличке между текстами Бродского и Пушкина. Как всегда, буду признателен за любые замечания.

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Иосифа Бродского «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку» 06.04.2014 05:29

  • Светик

    В стихотворении «О, как безумно за окном…» вообще нет “цветных” образов, а слова тучи, дождь, ночь, мрак передают ощущение темноты и душевного дискомфорта.

    Чувственность восприятия усиливают “осязательные” образы: “объятья холода сырого”, порывы ветра и злой бури, наполненной “мраком и дождём”. “Звучащая” лексика дополняет ужасную картину разбушевавшейся стихии: буря ревёт, ветер воет, повторяются одни и те же слова: бушует, безумно, ночь, ветер, дождь

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ 2

    Стихотворение Александра Блока «О, как безумно за окном» 02.04.2014 18:16

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • аппра

    Цветаева - тайна. И эту тайну надо разгадать. Если будешь разгадывать ее всю жизнь, то не говори, что потерял время, потому что Цветаева, как огромный океан, и каждый раз, погружаясь в него, твое сердце испытывает восторг и сострадание, а глаза наполняются слезами.
    Одним из центральных мотивов в творчестве поэтессы является мотив бессонницы. Цикл «Бессонница», куда входит стихотворение «В огромном городе моем – ночь», относится к категории так называемых «авторских» циклов. Он был сформирован самой Цветаевой и опубликован в прижизненном сборнике «Психея», вышедшем в Берлине в 1923г. До сих пор остаётся неясным, что же так влекло поэтессу к бессоннице, истинный его смысл и предназначение были известны только самой Цветаевой. Бессонница в ее стихотворениях - это зыбкая граница между сном и явью, жизнью и смертью, светом и тьмой; миром, в котором Цветаева могла видеть то, чего не видят другие, миром, в котором ей было легче творить, так как он приоткрывал истинную картину того, что происходит в действительности. Связь поэтессы с этим миром поддерживалась с помощью её подруги, которая была и неизменной спутницей. Мир «бессонницы» - это то, к чему стремилась Цветаева в реальном мире, он идеален.
    Лирическая героиня стихотворения идёт по ночному городу, она как бы находится в ином мире, но в тоже время видит всё, что происходит в её городе. Таким образом, она одновременно находится и в реальном мире, и в мире бессонницы. Она одинока в городе, пространство которого реально, но и в бессоннице она одна. Двойственность сознания Цветаевой подчёркивает её уникальность и умение видеть одно и то же с разных сторон. Бессонница представлена также как состояние, в котором человек невидим, появляется некая мистика, присущая ее многим стихотворениям. Важно и то, что лирическая героиня теперь бежит от сна («Из дома сонного иду – прочь»). В последней строфе звучит просьба: она всё-таки хочет уйти в мир снов, не быть грёзой других людей («Освободите от дневных уз,//Друзья, поймите, что я вам – снюсь»).
    Стихи наполнены чувствами и смыслом, они живые. В них слышится поэзия А.А.Фета: образ тополя под окном и мотив «слияния» лирического героя с ночью, вплоть до полного растворения в ней, который завершается у Цветаевой кодовым для фетовской поэзии словом «огни» (сборник Фета «Вечерние огни»):
    Есть черный тополь, и в окне – свет,
    И звон на башне, и в руке – цвет,
    И шаг вот этот – никому – вслед,
    И тень вот эта, а меня – нет.
    Огни – как нити золотых бус,
    Ночного листика во рту – вкус…
    От семьи, родных, живших с Цветаевой под одной крышей, за которых жизнь бы отдала (и отдала!), от близких, ближайших она всегда стремилась «прочь»: «Из дома сонного иду – прочь…». «Прочь» - в ее письмах и стихах частое слово. Прочь – это не из одного дома в другой, это освобождение «от дневных уз», обязанностей и обязательств перед семьей, которой она преданно служила днем, - свобода, какая бывает только ночью.
    Ночь в поэзии Цветаевой ассоциируется с тайной, которую способен открыть, разгадать не каждый. Ночь способна зажечь, открыть тайну. Ночь – время, отведённое для сна. Это период, за который можно многое изменить, это грань между прошлым, будущим, настоящим. Таким образом, М. Цветаева видит мистический характер этого слова, т.к. ночь – время познания себя, тайн жизни, возможность прислушаться в тишине к особенному миру, к себе.
    В рамках одного четверостишия слово «ночь» имеет совершенно разное значение:
    В огромном городе моём – ночь.
    Из дома сонного иду – прочь.
    А люди думают: жена, дочь, -
    А я запомнила одно: ночь.
    В первом случае слово ночь - время суток. Во втором – имеет предметно-одушевлённое значение и ставится в один ряд с существительными жена, дочь.
    Тире в пунктуации Цветаевой – самый емкий и смысловой знак, в каждом стихотворении тире приобретает свой оттенок, свой внутренний подтекст. Цветаева тире использует для создания рифмы, ритма, передавая через него свои эмоции и переживания, для передачи того, чего нельзя просто выразить словами. Она ставит тире, где, по ее мнению, нужна пауза, вздох или просто переход от одной части к другой. С помощью тире она усиливает впечатление от всего текста, наполняя его большим смыслом. Тире зачастую играет да же большую роль, чем сами слова.
    Стихотворение буквально «усыпано» этими знаками препинания. Мы можем предположить, что цель употребления такого количества тире – выделение слов, желание донести до читателя истинный смысл написанного. Почти в каждой строке стихотворения присутствует слово или слова, выделенные тире. Если построить ряд этих слов, можно увидеть, что происходит с героиней. Получается следующий ряд: ночь – прочь – жена, дочь – ночь – путь – чуть – дуть – в грудь – свет – цвет – никому – вслед – нет – огни – вкус – снюсь. О чем же нам говорят эти слова? Во-первых, на каждое из них падает логическое ударение, которое выделяет самое главное. Во-вторых, создаётся картина тайного мира цветаевской «бессонницы». Это путь одинокого человека в ночи; это необычное состояние; это мир контрастов, который открыт не каждому.
    Тире перед каждым последним словом в стихотворении делает акцент именно на него. Выделяет именно это слово. Если убрать все слова в строчке перед тире, то получится набор мимолетных образов, вспышек: «ночь», «прочь», «дочь», «путь», «чуть», «дуть», «в грудь», «свет», « цвет», «вслед». Рифма и тире создает четкий ритм. Создается чувство легкости и свободы, не важно «жена», «дочь», все спокойно. Ты исчезаешь, переполненная ощущениями легкого ветра, цвета, вкуса…и уже ничего не нужно. Цветаева просит отпустить ее и понять, что лишь свобода дарит радость: «Друзья, поймите, что я вам – снюсь ». Тире перед словом «снюсь», как указание к выходу, что всего этого нет, что «я всего лишь вам снюсь», ушла за грань, и все ушло с ней. Это все мимолетный сон, всплеск того, что было, будет или не будет никогда.
    Функциональную аналогию с точкой усиливает положение слов «ночь», «прочь», «дочь» и других последних слов в каждой из строк – после знаков препинания, обозначающих психологическую паузу, особенно после ненормативного тире, расчленяющего синтагмы иду – прочь; метет – путь и т.д. Завершающая интонация строк, усиленная односложностью последних слов в строках, приходит в противоречие с перечислительной интонацией предложений, которая обозначена запятыми в некоторых строках. Такое противоречие сопоставимо с противоречием ритма и синтаксиса в позиции стихотворного переноса.
    Повторение союза «И» объединяет явления, происходящие одновременно, создает ощущение какого-то движения, наличия звуков: «и звон на башне», «и шаг вот этот», «и тень вот эта». Но автора все «ЭТО» не волнует. Она вне земной жизни: « меня - нет».
    Чтобы привлечь наше внимание, выразить свое чувство, Цветаева использует обращение «друзья». Разные виды односоставных предложений выполняют разную стилистическую функцию: определенно- личные («из дома сонного иду - прочь» и др.) придают тексту живость, динамизм изложения; номинативные («в огромном городе моем - ночь» и др.) отличаются большой смысловой емкостью, наглядностью, выразительностью.
    Лексика стихотворения разнообразна. На первом месте по частотности находятся имена существительные: «жена», «дочь», «ветер», «люди» и другие (всего 31 слово), благодаря которым читатель отчётливо может представить себе картину происходящего. В тексте 91 слово. И только 7 из них - глаголы («иду», «думают», «запомнила», «метет», «дуть», «освободите», «поймите»). Слова «иду», «метет», « дуть»- это глаголы движения. Автор использует местоимения «моем», «я», «мне», «этот», «эта», «вам»; наречия «прочь», «вслед», «чуть»; прилагательные «огромном», «сонного», «июльский», «тонкие», «черный», «золотых», «ночного», «дневных». Разговорное слово «нынче» показывает приземленность, обыденность происходящего. Употребление междометия «ах» выражает и чувство восторга, и чувство удивления. Использование однокоренных слов «груди – в грудь». Употребление уменьшительно – ласкательного суффикса «ИК» в слове «листика» проводит аналогию со словом «мистика, что, как уже было сказано, свойственно стихам Цветаевой.
    Выразительность речи создается благодаря эпитетам («из дома сонного», «черный тополь», «золотых бус», «ночного листика», «дневных уз»), которые выражают эмоциональное отношение говорящего к предмету речи; достигается полноценность картины. Понять основную мысль, вложенную автором, создать цельный художественный образ помогают метафоры: «ветер метет», «освободите от дневных уз». Сравнение сопоставляет одно понятие («огни») с другим («как нити золотых бус»). Одновременность действий создает звуковая анафора:
    И звон на башне, и в руке – цвет,
    И шаг вот этот – никому – вслед,
    И тень вот эта, а меня – нет.
    Каждая буква (звук) в стихотворении - целое музыкальное произведение, поэтому оно положено на музыку, есть очень красивый романс.
    В первых двух строфах – ассонанс (повторение звука «О»), придающий стихам проницательность, широту, бескрайность:
    В ОгрОмнОм гОрОде мОЕм – нОчь.
    Из дОма сОннОгО иду – прОчь.
    Наличие гласных «И», «У», «А» говорит о широте, силе, впечатлительности и духовности героини, а «Е» - цвет молодости (Цветаевой всего 23 года).
    Стихотворение светлое, хотя описывается ночь. Всего 3 гласные «Ы» («нЫнче», «золотЫх», «дневнЫх»), которые обозначают черный цвет, мрачность.
    Но звук «Г» говорит нам о тоске героини, ее грусти: «оГромном Городе», «Груди – в Грудь».
    Повторяющийся согласный «Т» («веТер», «меТеТ», «пуТь», «дуТь» и т.д.) создает атмосферу холодности, внутреннего беспокойства, отчужденности.
    В стихотворении много нежности. Об этом свидетельствует звук «Н»: «Ночь», «соННого», «тоНкие», «звоН», «башНе», «теНь» и др.
    Цветаевское «В огромном городе моём – ночь…» написано не очень распространенным в русской поэзии размером холиямб. Слово "холиямб" означает "хромой ямб" - в последней стопе ямб (та-ТА) заменяется хореем (ТА-та).
    Афористически краткие односложные слова в спондеях (скоплениях ударных слогов), следующих за пиррихиями (скоплениями безударных слогов) воспринимаются как словесно-ритмический аналог точке при чтении стихотворения.
    Из ряда других авторов Цветаеву выделяют предельная искренность, нетерпимость к шаблонам и правилам, самостоятельность во взглядах и оценках. Она с редкой искренностью раскрывает перед нами себя, свою жизнь.
    Поэзия Марины Цветаевой требует усилия мысли. Ее стихи и поэмы нельзя читать и почитывать между делом, бездумно скользя по строкам и страницам. Даже в самых первых, наивных, но уже талантливых стихах проявилось лучшее качество Цветаевой как поэта — тождество между личностью, жизнью и словом. Вот почему мы говорим, что вся поэзия ее — исповедь!

    ❤ Аффтар жжот 4💔 КГ/АМ

    Стихотворение Марины Цветаевой «В огромном городе моем — ночь» 18.03.2014 21:11

  • юлия

    В этом стихотворении используется анапест (потому что ударение идет на последний слог и это трехсложная стопа). В любом стихотворении, даже в стихотворении Есенина присутствует инверсия (измененный порядок слов). Например вместо того, чтобы сказать "Я тебя и гостя воспою" он пишет "Воспою я тебя и гостя). В стихотворении есть эпитеты: облачная куща, шапка-месяц и др. Олицетворения: треплет ветер и др. Присутствует переделка падежей: вместо того, чтобы сказать "Говорят, что я скоро стану знаменитым русским поэтом" Есенин пишет "Говорят, что я скоро стану знаменитый руссий поэт".

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Сергея Есенина «Разбуди меня завтра рано» 10.03.2014 16:39

  • Кирилл

    Стихотворение-экспромт Алексея Толстого «Государь ты наш, батюшка» написано в стиле народной песни- диалога: вопросы и ответы с повторяющейся первой строкой - обращением. Посвящено оно деятельности Петра І, проводившего свои реформы весьма «крутенько» и нередко «палкою», коею и поучал своих «детушек».

    ❤ Аффтар жжот 3💔 КГ/АМ

    Стихотворение Алексея Толстого «Государь ты наш батюшка» 03.03.2014 17:24

  • Андрей

    Не знаю, пригодится кому или нет, делал сам, по школьному плану.

    1) Дата написания
    25 января 1901
    2) События в жизни автора
    1901 год - период в жизни Блока, который можно охарактеризовать как становление поэта. Сам Блок пишет пишет: «1901 год начался одиночеством, углубленным в себя, печалью о прошлом, в котором были некие „заветы“». Стихотворение "Я вышел..." принадлежит к сборнику "Стихи о прекрасной даме". Сам Блок характеризует эту книгу как "технически слабую", но любит ее, называя "бедное дитя моей юности". В последние годы жизни он часто возвращался к ней, вносил поправки, издавал в печать.
    3) Тема произведения
    Воспоминания.
    4) Основная мысль
    Автор говорит о минувшем прошлом, оставившем теплую память, и о будущем, в котором Блок не предвидит ничего хорошего. Несмотря на такую мрачную оценку,
    стихотворение нельзя назвать однозначно пессимистичным, оно скорее носит ностальгический оттенок.
    5) Средства речевой выразительности
    Олицетворение, "Младые были пришли доверчиво из тьмы"
    6) Образы
    Ключевой образ в стихотворении - сам автор. Однако можно выделить отдельно образ воспоминаний автора. Блок говорит о них, как о живом существе, как о
    хорошем знакомом, тесно связанным с ним, но в то же время независимом.
    7) Мое отношение
    Мне нравится это стихотворение. В нем заметны переживания Блока насчет неясного будущего, от которого он не ждет никаких новых радостей. Автор живет
    воспоминаниями о минувших днях, именно эти воспоминания дают ему силы смотреть в будущее и принимать его, каким бы оно ни было.

    ❤ Аффтар жжот 3💔 КГ/АМ 1

    Стихотворение Александра Блока «Я вышел. Медленно сходили» 25.12.2013 01:25

  • Даха

    пожалуйста помогите написать отзыв на стихотворение Сурикова "Степь"? очень надо до завтра,а уже пока спать?) очень щас надо...заранее спасибо большое:) наверно.....

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Ивана Сурикова «Степь» 22.12.2013 20:46

  • Наталья Ивановна

    Презренна тварь для тех, кто в суете жизни не видит ничего, кроме своих эгоистических интересов, кто отказался от свободы в погоне за земными благами. Царь для тех, кто более всего ценит свободу (кузнечик ничего не просит, никому ничего не должен).

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ 1

    Стихотворение Михаила Ломоносова «Стихи, сочиненные на дороге в Петергоф» 06.11.2013 21:21

  • Иван

    Написал анализ, если кому нужно = )
    Тема этого стихотворения - весна. Автор восхищается этим прекрасным временем года, это ярко видно в некоторых строфах:
    Невинно небо голубеет,
    И солнце ласковое греет
    В затишье гумен и дворов.
    Весна, весна! И все ей радо.
    Бунин буквально "слышит" запах весеннего сада, ощущает теплый, мягкий, легкий весенний ветерок. Автор использует множество различных эпитетов и сравнений: бушует полая вода, черные бугры, а ветер мягкий и сырой, и множество других.
    Стихотворение получилось очень легкое для уха читателя, для восприятия. Создается атмосфера весны и читатель сам переносится в то состояние автора, ощущает запах сада, слышишь крик птиц, и понимаешь , что в мире все очень просто, но в то же время очень сложно. Каждое слово наделено душой, теплом и любовью.

    ❤ Аффтар жжот 3💔 КГ/АМ

    Стихотворение Ивана Бунина «Бушует полая вода» 23.09.2013 18:27

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • Николай Заболоцкий [zabolotsky]

    Николай Заболоцкий [zabolotsky]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Николая Заболоцкого «Клялась ты — до гроба» 14.05.2013 05:51

  • Игорь Северянин [severyanin]

    Игорь Северянин [severyanin]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Игоря Северянина «Родник» 02.05.2013 20:01

  • Федор Тютчев [tyutchev]

    Федор Тютчев [tyutchev]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ 1

    Стихотворение Фёдора Тютчева «Еще шумел веселый день» 30.04.2013 21:26

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • 4848

    а где же анализ стихотворения? мне очень интересно

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Фёдора Тютчева «Как весел грохот летних бурь» 21.04.2013 03:47

  • Федор Тютчев [tyutchev]

    Федор Тютчев [tyutchev]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ 2

    Стихотворение Фёдора Тютчева «Не рассуждай, не хлопочи» 20.04.2013 13:15

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • Иван Бунин [bunin]

    Иван Бунин [bunin]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Ивана Бунина «В полночный час я встану и взгляну» 05.04.2013 10:17

  • Марина Васильевна

    В стихотворении «Догорел апрельский светлый вечер…» показан краткий миг угасания тихого весеннего вечера. Бунин передал природные изменения, когда «спят грачи», «по лугам холодный сумрак лег», «ямы светят тихою водой». Читатель не просто ощущает прелесть апрельского вечера, его особое дыханье, но и чувствует, что «пахнет зеленями молодой озябший чернозем», слышит как «журавли, друг друга окликая, осторожно тянутся гурьбой», «чутко внемлет шороху деревьев». Все в природе притаилось и вместе с самой Весной «ждет зари, дыханья затая». От бунинских строк веет тишиной, покоем, незабываемым ощущением красоты бытия.Бунин дает в стихотворении два параллельных световых плана, а именно, весенний день и весеннюю ночь.Звуки весны Бунин передает с помощью специального поэтического приема звукописи.
    У Бунина персонаж, действующее лицо – это природа, а лирическое “Я” (чувства самого поэта) спрятано в подтексте.Бунинская интонация повествовательна, нетороплива. Человеческие чувства, одушевленность проступают в олицетворениях (сумрак лег, поток заглох, весна ждет, дыханье затая, ямы светят водой, напоминая глаза человека, который не спит, которому мешают заснуть звуки пробуждающейся природы). И природа, и человек просыпаются от зимнего оцепенения, сна, устремляются в лучшую пору жизни – весну.

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Ивана Бунина «Догорел апрельский светлый вечер» 27.03.2013 01:01

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • Владимир Маяковский [mayakovsky]

    Владимир Маяковский [mayakovsky]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Владимира Маяковского «Вывескам» 03.03.2013 06:23

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • Doc

    Хочу метафоры эпитеты и аллетворения

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Фёдора Тютчева «Как весел грохот летних бурь» 18.02.2013 13:33

  • дженнет

    Н. Некрасов написал это стихотворение в 1855 году.Он называл себя поэтом гнева и печали.Именно таким любил его демон,за его смелый голос защитника угнетённого народа,крепостных,ненавидл поэт крепостное право.И ВДРУГ,пишет поэт,демон покинул его,а это значит,что он потерял в себе чувство возмущения и смелого протеста против жестокости строя?!
    Поэт считает,что таких стихов было много в молодые,горячие юношеские годы:всё в нём кипело,и если он любил,тобескорыстно,если ненавидел,то глубоко и искренно.
    А сейчас что-то случилось со мной--смелым поэтом--гражданином и патриотом?! В конце стихотворения Некрасов ещё надеется,что демон всё-таки вернётся к нему и всё объяснит ,как вернуть ему снова свои пламенные стихи,чтобы они звали народ к протесту.Но напрасно он ждёт его--демон не возвратится.

    ❤ Аффтар жжот 2💔 КГ/АМ

    Стихотворение Николая Некрасова «Демону» 03.02.2013 19:37

  • анжела

    Особое место в лирике Есенина занимают образы животных. “Братья наши меньшие” наделены абсолютно всеми человеческими чувствами, в том числе и человеческими образами, одним из которых является трагедия материнства. Стихотворение, в котором наиболее ярко это описано, — “Корова”.
    С самых первых строк мы понимаем, что перед нами старое животное, прожившее очень тяжелую жизнь:
    Дряхлая, выпали зубы,
    Свиток годов на рогах.
    И ее выгонщик грубый
    На перегонных полях.
    Бедной корове осталось жить недолго. И вот в самом конце жизни ей выпало счастье: родился теленок. Но эта радость оказалась непродолжительной:
    Не дали матери сына,
    Первая радость не впрок.
    Старая корова знает, что и ее ожидает та же участь, что и сына:
    Скоро на гречневом свее
    С той же сыновней судьбой
    Свяжут ей петлю на шее
    И поведут на убой.
    Но животное беспокоит не столько собственная смерть, сколько смерть своего дитя. Ведь, вопреки всем мнениям, животные тоже очень тяжело переживают разлуку со своими детьми. Это стихотворение наполнено сострадания к бедной корове, поэтому здесь практически нет эпитетов, а если и есть, то только те, которые усиливают печаль: “выгонщик грубый”, “сердце неласково к шуму”, “грустная дума”, “жалобно”, “грустно”, “тоще” и т.д.
    Но, как и у человека, у животного есть надежда. Последние строки стихотворения помогают понять, о чем мечтает корова:
    Снится ей белая роща
    И травяные луга.
    “Белая роща” символизирует жизнь без мук, без огорчений. Но этой мечте не суждено сбыться, этот мотив введен для того, чтобы противопоставить реальную жизнь той, которая грезится корове.
    Таким образом, природа в лирике Есенина предстает со всеми ее печалями и радостями, но в то же время только она способна исцелять душу человека.

    ❤ Аффтар жжот 4💔 КГ/АМ

    Стихотворение Сергея Есенина «Корова» 28.01.2013 10:42

  • Алексей Толстой [tolstoy]

    Алексей Толстой [tolstoy]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 2💔 КГ/АМ

    Стихотворение Алексея Толстого «Средь шумного бала, случайно» 04.01.2013 06:13

  • Сергей Есенин [yesenin]

    Сергей Есенин [yesenin]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 2💔 КГ/АМ

    Стихотворение Сергея Есенина «Глупое сердце, не бейся» 03.01.2013 16:14

  • Валерий Брюсов [bryusov]

    Валерий Брюсов [bryusov]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Валерия Брюсова «Женщине» 28.12.2012 11:59

  • Анна Ахматова [akhmatova]

    Анна Ахматова [akhmatova]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Анны Ахматовой «О нет, я не тебя любила» 25.12.2012 03:14

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • Врач

    идея стихотворения - в патриотическом чувстве к родному городу...
    город этот - ДИКИЙ....он В КРОВАВОМ КРУГУ...
    но в то же время он - СВЯЩЕННЫЙ... он - столица РОДИНЫ ВЕЛИКОЙ...
    язык стихотворения - суров... как сурово то время...
    яркие метафоры: В КРУГУ КРОВАВОМ... ЖЕСТОКАЯ ИСТОМА... ВЕТЕР СМЕРТИ... СЕРДЦЕ СТУДИТ...
    в то же время проходит мысль что жертва тех кто не предал свой город - будет не напрасна...

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Анны Ахматовой «Петроград, 1919» 07.12.2012 23:16

  • Иван Никитин [nikitin]

    Иван Никитин [nikitin]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Ивана Никитина «Зимняя ночь в деревне» 02.12.2012 17:03

  • Иосиф Бродский [brodsky]

    Иосиф Бродский [brodsky]

    Ну что, анализ так никто и не сделал?..

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Иосифа Бродского «В деревне Бог живет не по углам» 30.11.2012 20:09

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • Алексей Толстой [tolstoy]

  • Несси

    XIX век дал России неповторимых лириков, самобытных поэтов. Тема родины, родного края стала для многих из них основной темой творчества. В середине девятнадцатого века Алексей Константинович Толстой пишет небольшое лирическое произведение «Край ты мой, родимый край…», в котором прославляет природные красоты своей родины.
    Все стихотворение А. К. Толстого – скрытый восторг поэта, поэтому все предложения произведения представляют собой риторические восклицания:
    Гой ты, родина моя!
    Гой ты, бор дремучий!
    Родимый край ассоциируется в восприятии лирического героя с конским бегом на воле, с криком в небе орлиных стай, с волчьим голосом в поле. А. К. Толстой использует назывные предложения, характеризуя художественные образы родины:
    Гой ты, бор дремучий!
    Свист полночный соловья,
    Ветер, степь да тучи!
    В границах двух четверостиший стихотворения заключен полный образ родимого края, возникающий в восприятии лирического героя. При этом поэт стремится показать родину с разных сторон: и ее необъятные просторы (небо, поле, «бор дремучий», степь), и многообразие животного мира («конский бег», орлиная стая, волк в поле, соловей). Картина родного края наполнена природными звуками, читатель то слышит «конский бег на воле», то «в небе крик орлиных стай», то «волчий голос», то «свист полночный соловья», то гул ветра. Воспевая природу родимого края, поэт мечтает о душевном слиянии с родиной. Из небольшого текста лирического произведения узнаваема изображаемая картина, природа средней полосы России.
    Стихотворение написано четырехстопным хореем, что придает поэтическому произведению особую напевность, мелодичность, какой-то юношеский задор:
    Край ты мой, родимый край,
    Конский бег на воле,
    В небе крик орлиных стай,
    Волчий голос в поле!
    Лирический герой ощущает себя частью мира, а его истинное восхищение передается читателю.

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Алексея Толстого «Край ты мой, родимый край» 19.11.2012 04:30

  • Армен

    'Стрекозы привлекают мальчика к себе. Описание стрекоз показывает их привлекательность, веселость, умение позвать. Они обещают мальчику невозможное: научить его летать. Они рассказываеют мальчику какие они хорошие и как у них все хорошо. Пока мать спит, они решили обмануть мальчика.
    Главная строчка в стихотворении - это последняя.
    Именно эта строчка показывает зачем они привлекают мальчика к себе.
    Возможно, Толстой хотел этим стихотворением показать какую-то жизненную ситуацию, где человека тоже завлекли на гибель.'

    ❤ Аффтар жжот 2💔 КГ/АМ 2

    Стихотворение Алексея Толстого «Где гнутся над омутом лозы» 16.11.2012 14:14

  • Комментарий доступен только авторизованным пользователям.

  • ПавЭл

    Город пышный, город бедный,
    Дух неволи, стройный вид,
    Свод небес зелёно-бледный,
    Скука, холод и гранит, —
    Всё же мне вас жаль немножко,
    Потому что здесь порой
    Ходит маленькая ножка,
    Вьётся локон золотой.
    Оба филолога цитируют два четверостишия по отдельности, в разных частях своего анализа2. Тем самым они демонстрируют и акцентируют контрастность четверостиший, на которую и направлен анализ, как на противоречие, какое и составляет смысл, изюминку текста. Но, цитируя по раздельности, они вынуждены после первого четверостишия поставить точку вместо пушкинского тире — потому что как на тире оборвать цитату? В обоих разборах — точка! Автографа стихотворения мы не имеем и не знаем, какой знак был здесь поставлен рукой поэта. Пушкинские черновые автографы пестрят тире на месте должной точки, точка в черновой пушкинской скорописи — редкий гость; однако в беловых рукописях точки, как правило, возвращаются на свои места3. Наше стихотворение, начиная с первой публикации в «Северных цветах на 1829 год», неизменно печатается с тире в середине текста4 — и, не имея другого источника текста, мы должны принять здесь его как непременный пушкинский знак. Но ведь стихотворение с этим знаком иначе читается и иначе слышится: восемь строк его, два контрастных четверостишия, оказываются одной фразой и произносятся на одном дыхании, почти на одном дыхании (почти, потому что слишком чувствителен перепад интонации; тем не менее — одна фраза, и чувствительный перепад внутри той же фразы). Этот достаточно редкий факт (целое стихотворение из двух четверостиший, замкнутое в пределах единой фразы) остаётся в известных нам разборах стихотворения незамеченным и неоцененным. Между тем теснота лирического смысла с его резким контрастом и перепадом точки зрения и интонации возрастает необычайно в результате этого факта.
    “Город пышный, город бедный...” Теснота контрастных характеристик задана первой строкой. “Стройный вид” и “гранит” скоро явятся у того же поэта той же рифмой, но под знаком “Люблю” (“Люблю твой строгий, стройный вид... Береговой её гранит...”), и мы не можем сказать, что и здесь, в лирическом портрете города за несколько лет до «Медного Всадника», те же слова совсем уж не отражают той же его любви. Тонкая внутренняя контрастность проникает и первое четверостишие. Тем не менее в итоге своём оно слагается в общее и достаточно монолитное впечатление, которое будет Герценом названо по-французски “l’aspect lugubre de Petersbourg” — “мрачным обликом Петербурга”. У Герцена во впечатлении этом — сильный нажим политический, ненависть к николаевскому Петербургу, какой у Пушкина не было, но слова для описания впечатления Герцен находит великолепно точные5. Во французской статье о Бакунине (1851) Герцен рассказывает, как в 1840 году провожал его до Кронштадта, когда тот покидал Россию; из-за поднявшейся бури их пароход был вынужден вернуться назад, и перед их взором вновь с моря вставал приближавшийся Петербург. “Я указал Бакунину на мрачный облик Петербурга и процитировал ему те великолепные стихи Пушкина, в которых он, говоря о Петербурге, бросает слова точно камни, не связывая их меж собой” — и первое четверостишие Герцен выписывает тут целиком; четверостишия второго при этом он замечать не хочет6.
    Как убийственно точно: слова точно камни, без связи между собой! То есть, как ныне принято говорить, слова объектные, не оживлённые связью. Оттого и жмущиеся так тесно рядом, что нет между ними живого синтаксиса, простора связей. Изолированные, разобщённые, назывные словесные блоки — разобщённые впечатления, точно глухие камни. Картина сложена из контрастов, не знающих, кажется, друг о друге, из обособленных, чуждых друг другу аспектов; и целое впечатление возникает из отпадающих друг от друга частей. Однако...
    “Камни” между тем в этой самой своей отдельности тяготеют к цельному и монолитному “каменному” же единству, ложась в основание будущего петербургского мифа как основной его символ, “краеугольный камень”. “Только камни нам дал чародей... Только камни из мёрзлых пустынь...”, — как скажет будущий петербургский поэт. Контрасты объединяются в монолит, и город пышный и город бедный взаимно предполагают друг друга как две стороны медали7; то же и “Дух неволи, стройный вид” — в своей контрастности два звена говорят об одном и том же; заключительные же две строки четверостишия даже уже контрастов и не содержат и довершают общее хмурое, до мрачного, впечатление.
    Впечатление, заключающее в себе огромную психологическую дистанцию — её и передал Герцен, пусть со своим политическим усилением. Говоря грамматически, город дан законченно, отдалённо и отчуждённо в третьем лице, с которым как представить, что возможен душевный контакт? Настолько законченно, что можно переживать отдельно и законченно, как Герцен, четверостишие как всё стихотворение (в самом деле как бы с точкой на конце).
    Но тире за этой ложной точкой — как знак незаконченности, знак, разделяющий и связующий в то же время. И удивительная строка:
    Всё же мне вас жаль немножко...
    Что, кого это — “вас”? Хорошие читатели затрудняются с ходу ответить. Так стремителен поворот к тому же, что предстало уже в холодном безжизненном свете. Непросто сразу почувствовать это “вас” — как те же “скуку, холод и гранит”. Почувствовать их как “вас”, потому что это к ним внезапное обращение. В разговоре один читатель подставил мысленно свой вариант строки: “Всё же мне их жаль немножко...” Однако нет — всё дело именно в “вас”. Потому что именно в обращении чудесный эффект превращения (слово, которым пользуется В.В. Виноградов), даже преображения. Эффект, состоящий в открытии, что внешнее третье лицо холодного города было “всё же” нечуждым вторым лицом, к которому обращались, которому говорили. Внезапный эффект узнавания в отчуждённом третьем лице лирически близкого лица второго, с которым вели диалог в то самое время как его видели издалека и безжалостно. Что происходит в стихотворении, что в нём случилось? Первое четверостишие говорило о городе, второе теперь говорит ему. Связь и целое — в повороте, который стихотворение делает на своей середине. Поворот состоит в неожиданном обращении к безжизненному предмету. Ввод лирической фигуры обращения и образует центральную ось поворота всей пьесы.
    В чём же, к чему поворот? Петербургское стихотворение, скрывающее в себе и открывающее для русской литературы большую национальную тему (нельзя ли видеть в этой миниатюре завязку-открытие, ещё до «Медного Всадника», знаменитого нашего петербургского текста литературы?8), историософскую тему с несомненными обертонами политическими (“Дух неволи...”; сильное и неслучайное впечатление Герцена), превращается в стихотворение любовное, чуть ли не мадригал. Поэт почти признаётся в любви холодному городу за то, что здесь “ходит маленькая ножка”. Милый малый масштаб совершенно уравновешивает огромную панораму и оправдывает её. Поворот картины — и мы за фасадом, внутри: за внешними формами открылась жизнь, нестеснённая ими; это ведь не птичка в клетке, как хорошо говорит В.Д. Сквозников, потому что вольный бег ножки и грация локона громадой не скованы — только обрамлены. Но и громада осталась самой собой.
    Правда, можно теперь на неё посмотреть с улыбкой. Строка с интонацией разговорного обращения не только вводит частночеловеческий масштаб, но и биографическую и лирическую сиюминутность. Стихотворение, при отсутствии автографа, неточно датируется между 5 сентября 1828-го, когда Пушкин в Приютине, по существу, прощался с А.А. Олениной, и 19 октября, когда уехал на три месяца из Петербурга в Малинники, а оттуда в Москву9. “Прощаясь, Пушкин мне сказал, что он должен уехать в своё имение, если только у него хватит духу, — прибавил он с чувством”, — записала (по-французски) их последний разговор в своём дневнике Оленина10. Это хороший биографический комментарий, это “с чувством” (avec sentiment); отъезд ненадолго, поэтому жаль “немножко”, но знает ли он, что расставание навсегда? Наверное, знает. Вполне реальный комментарий возможен и к космической панораме города — “свод небес” и “холод”, то есть хмурая осень. Как всему фантастическому в «Пиковой Даме» возможно правдоподобное объяснение, но всюду оно недостаточно, так и весь фантастический отблеск картины города в первом четверостишии (он-то и составляет завязку того, что будет названо петербургским текстом) может быть снят конкретными объяснениями. Однако он остаётся не снятым, и строгая до суровости панорама остаётся самой собой, и Петербург впервые, кажется, в русской литературе здесь обретает — и сохраняет в итоге стихотворения — свой реально-фантастический образ.
    Образуется сложное освещение в этой миниатюрной картинке. Как будто живая биографическая конкретность момента должна хотя бы отчасти снять зловещую историческую значительность панорамы имперской столицы — ведь есть простое личное объяснение; но ничего уже не поделать — исторический вес панорамы небывало противоречивого города уже навсегда превзошёл любое личное объяснение.
    Стихотворение движется так, что противоречия Петербурга вначале располагаются рядом на плоскости как несвязанные контрасты; вторая же половина стихотворения обращает плоскостную картинку в объём. Объём, в котором есть плоский фасад и глубокое внутреннее пространство. Объём, который строится на едином дыхании произносимой без точки единой фразы. Объём немалого смысла в тесных границах этой единой фразы. В тесных, но и широких границах, потому что огромная тема имперского Петербурга, ведущая к «Медному Всаднику», и нежная личная тема любовная широко и свободно каждая размещаются и звучат на тесном пространстве восьми лирических строк.
    “Оленинская” миниатюра была моментальным лирическим актом на фоне большой поэмы, возникавшей долго на протяжении 1828 года, — «Полтавы». Современники удивлялись в плане поэмы странной, казалось, внешней связи любовной истории с сюжетом историко-героическим, находя словно две поэмы в одной. Отмечали “недостаток единства интереса” (И.Киреевский) и “цельности впечатления” (Белинский). Но разнопланность сюжетов и составляла оригинальность поэмы, которою Пушкин гордился как “сочинением совсем оригинальным”, так сам он себя похвалил за поэму, что всё-таки делал редко («Опровержение на критики»). В «Полтаве» нет Петербурга, но есть Пётр и “огромный памятник”, воздвигнутый “в гражданстве северной державы” его делу в истории. Конечно, не названным здесь Петербургом памятник этот в первую очередь и представлен как в нашей истории, так и в мире поэта. Однако и романическая интрига, частная повесть забытой историей “грешной девы” (Марии) уравнена во внимании автора, в плане поэмы с Полтавским боем. Парадоксальная архитектура «Полтавы» была “оригинальным” опытом совмещения общего исторического (и громкого государственного) и тихого частного, человеческого в одном бытийном объёме. Опытом и вопросом — есть ли место частному человеческому в большой истории и каково это место? Сильнее и глубже этот вопрос и задачу эту будет решать «Медный Всадник». Но уже и малое стихотворение осени 1828 года предложит свой объём подобного совмещения, с обеспеченной “цельностью впечатления”.
    «Город пышный, город бедный...» возник на фоне «Полтавы», но связан с ней как будто весьма отдалённо. Между тем оба текста, большой и малый, направлены в сторону «Медного Всадника». Из пушкинистов никто не сближал и не связывал эти два текста, но синхронным контекстом творчества Пушкина этого года они неизбежно связаны. Только ли чисто хронологически связаны внешне или это хронологическое соседство глубже, питается корневой системой творчества Пушкина? Корневой системой, где петровско-петербургские, исторические мотивы с лично-лирическими сплетаются тесно. Может быть, будущее синхронное пушкинское собрание, недавно начатое11, где рядом лягут два текста, не разведённые по разлучающим жанровым рубрикам, но тесно сближенные единством творческого зачатия и рождения, может быть, оно представит нам наглядную и убедительную картину. “Нередко противоположные чувства к Петербургу уживаются, хотя и оказываются разведёнными по разным уровням или по разным жанрам”, — заметил автор идеи петербургского текста12. Так в пушкинском поэтическом объёме пушкинский Петербург разведён по уровням и по жанрам его малой лирики и “петербургской повести”, «Города пышного...» и «Медного Всадника».
    Итак, «Медный Всадник». В самом деле есть, кажется, ниточка связи к нему от петербургско-оленинской миниатюры. Только там всё будет наоборот. “Вознёсся пышно, горделиво”. Пышное слово является так, что никакого противоречия ему не предполагается. Тут же и стройный вид, и гранит встают под знак “Люблю”. Словарный состав петербургского стихотворения важной частью своей, основными словами, но под иными знаками, переходит в петербургскую повесть. Город бедный является тоже, но на сюжетном отстоянии от города пышного. Главное же, что малая человеческая история — это и есть город бедный, они совмещаются. И это малое человеческое не становится светлой спасающей точкой на фоне мрачного города, наоборот — смертельным, безумным, трагическим возражением жизни на апологию Петербурга поэтом. Всё в поэме наоборот недавней лирической пьесе, а именно: городу — ода, малому человеку — трагедия (притом и ода, и трагедия “уживаются”, не теряя себя в пространстве поэмы). Но самый объём содержания — удивительно! — разве не был непринуждённо заложен уже в петербургско-любовной миниатюре?
    Также и обращение к городу там заложено, но — отличие! “Всё же мне вас жаль немножко...” — “Люблю тебя, Петра творенье... Красуйся, град Петров, и стой...” Диалог интонаций не нуждается в комментарии. Разговорное, мягкое и одически-риторическое — классический лирический восторг, где и стройный вид, и гранит присутствуют торжественно. Но и там и здесь — обращение Пушкина к Петербургу. Расколы в мире поэта проходят сквозь эту лирическую фигуру.
    Пушкинская поэтика обращения и составляет наш интерес в настоящем этюде. Частная, но достойная тема для пушкинистского изучения, пока не предпринятого. Монографическое внимание к пушкинской лирике хотя бы того же самого года свидетельствует за существенность этой темы. Потому что без остроты её узрения в лирических текстах мы во многом теряем переживание их. «Город пышный, город бедный...» — не единственное стихотворение, в котором обращение так ярко действует как лирическая сила. В лирике 1828 года у Пушкина была не только Анна Оленина, была и Аграфена Закревская. Был ей посвящённый «Портрет». Лирика к той и другой пересекают одна другую на протяжении года.
    С своей пылающей душой,
    С своими бурными страстями,
    О жёны Cевера, меж вами
    Она является порой,
    И мимо всех условий света
    Стремится до утраты сил,
    Как беззаконная комета
    В кругу расчисленном светил.
    Многое меняется от того, что этот женский портрет не “нарисован” просто, но высказан пристрастной аудитории — “жёнам Cевера”, женской же стороне. Аудитории не нейтральной — враждебной, участницам действия, “шумной молве”, “приговору света”, о чём говорится в другом стихотворении к той же женщине, оригиналу “портрета”: “Когда твои младые лета // Позорит шумная молва...” Но в «Портрете» он не к ней обращается, а к северным жёнам, названным лишь в одной строке, но становящимся фоном всего портрета, средой, в которой он отделяется и разрезает её собой («О жёны Cевера, меж вами...»), своей беззаконностью. Так и внезапное обращение разрезает стихотворение, пробегает посередине “портрета” — пересекает текст, как беззаконная комета пересекает расчисленный круг. “О жёны Cевера, меж вами...” — нельзя скользнуть по этой строчке, не пережив её особым образом. Как и в «Городе пышном...», который вскоре будет написан, здесь фигура обращения — структурообразующая фигура, и можно сказать, что мы теряем стихотворение, не пережив отдельно взрывающей стихотворение третьей строки. Теряем то напряжённое отношение, в котором “пылающая душа” находится к холодному (жёны Cевера!) внешнему миру, к которому и обращён поэт с защитой своей героини, поэтической и мужской защитой. Обращение к северным жёнам — что, как не вновь к тому же холодному Петербургу? Так что и это стихотворение тяготеет по-своему — благодаря единственной обращённой строке — к пресловутому “петербургскому тексту”.
    Несколько ранее портрет той же пылающей души написал Баратынский в трагической эпиграмме «Как много ты в немного дней...» (1825). Там поэт прямо к ней обращался, но говорил с ней резко и беспощадно, приводя трагедию на грань морального суда и эпиграммы. Душа была под судом, была вызвана на “процесс” в будущем кафкианском смысле. И вот два поэта на этом процессе не совсем на одной стороне. Один, любя, жалея и восхищаясь, всё же смешивает свой голос с судом. Пушкин берёт себе на процессе определённую твёрдую роль — он защитник13. И с защитной речью он к суду обращается. Поэт, жёны Cевера (за которыми — Петербург большого света14), беззаконная комета — три лица, структура процесса. И в основании этой структуры — единственная лирическая строка обращения с тёплой защитой в холодный мир. Строка, которую если не пережить особо, теряешь всю ситуацию. Теряешь энергию текста и с нею преображение — не побоимся сильного слова, — которое переживает весь лирический текст (тоже, кстати, укладывающийся в одну протяжённую фразу). Как и в «Городе пышном...» мы с той же силой мгновенного преображения встретимся.
    Обращение — традиционная лирическая фигура; природе лирики отвечает, видимо, отношение к миру во втором лице (как в третьем лице относится к миру эпос). В эпическом мире автор более или менее скрыт в творении; в лирическом мире он скорее в процессе творения, в самом состоянии творчества. Поэтому пушкинская поэтика обращения — одна из первичных тем для пушкинистского изучения, очень немалая тема. Немалая и размахом материала, и картиной эволюции. У молодого Пушкина риторические обращения — на каждом шагу. В “детской оде” («Вольность») он восклицает; “Беги, сокройся от очей, // Цитеры слабая царица! // Где ты, где ты, гроза царей, // Свободы гордая певица?” А дальше ставит в позу второго лица едва ли не всё, о чём заговорит, — “тиранов мира”, “падших рабов”, “владык”, “мученика ошибок славных” (Людовика XVI), “самовластительного злодея” (Наполеона?). В «Наполеоне» (1821) предмет обращений не только герой (“О ты, чьей памятью кровавой...”), но и Россия, солнце Австерлица, пожар Москвы и “краткий наш позор”. Риторическая инфляция творящей лирической силы здесь налицо. И как она по ходу лирики Пушкина собирается, концентрируется, уплотняется и сжимается экономно и мощно — тому волшебные пушкинские примеры мы и пытались здесь рассмотреть. Всего лишь одним стихом, пересекающим энергетически лирический текст, преображается весь лирический мир.
    (И надо бы в заключение хотя бы в скобках — или, может быть, на полях уже не пушкинской лирики, а нашего о ней размышления, — объясниться по поводу этого сильного слова, каким мы здесь пользуемся, — преображение. В христианской философии это большое слово, говорящее о просветлении мира как цели нашей жизни и всего мирового процесса. Так по праву ли мы прибегаем к нему, говоря всего-навсего о лирическом стихотворении вполне светского содержания? Но, не касаясь уже искусства в его полноте, лирическое искусство не есть ли особая сила подобного просветления нашего существования и нашей души, свет, который во тьме нашей жизни нам светит? Свет — “сверхматериальный, идеальный деятель”, дал ему сто лет назад прекрасное определение Владимир Соловьёв15. Попробуем определение это занять у философа, чтобы сказать про лирику, — может быть, она в большом кругу искусства, как и музыка, наиболее идеальный деятель. И действует в мире лирическом этот деятель разнообразно — и улыбкой нежной любви, и энергией заступничества за человеческую душу, защитой. И не заказано большое религиозное слово филологу в его погружении в лирический мир во всей его конкретности. Обращение — одна из форм нашей речи, которой в речи лирической принадлежит роль особенная; это, может быть, вообще её ключевая фигура, ведь пафос и основная формула лирики, универсальный и самый общий её предмет — это мир во втором лице. “...Жизнь, зачем ты мне дана?” Это ведь тоже предмет обращения у того же поэта в том же 1828 году. Так что есть прямой путь от фигуры поэтики к высшей лирической цели: композиционная форма лирической речи и есть её конкретная сила, проводник того света, какой приносит лирика в наше существование.)

    ❤ Аффтар жжот 1💔 КГ/АМ

    Стихотворение Александра Пушкина «Город пышный, город бедный» 04.09.2012 17:48

  • Алина

    даа, стихотворение, конечно, красивое, но мне нужен его анализ.

    ❤ Аффтар жжот 2💔 КГ/АМ

    Стихотворение Сергея Есенина «Мелколесье. Степь и дали» 01.09.2012 11:03